16:14 

«Оранжевый портрет с крапинками», Владислав Крапивин

Liquidator
Одна из лучших крапивинских повестей, имхо. Но почему-то недооценённая: упоминают её заметно реже, чем «Мальчика со шпагой», «Колыбельную для брата» и т.д.

Фаддейка, уж не знаю по каким причудливым ассоциациям, живо напомнил Волковского Страшилу, каким тот был в первой книге. Хотя навскидку общего между ними мало. Фаддейка и бойчее, и ближе к реальной жизни, несмотря даже на все свои марсианские не то фантазии, не то путешествия.

«Оранжевый портрет» называли в числе немногих Крапивинских книг о девочках. Но ожидания не подтвердились: осталось ощущение, что главгероиня, Юля Молчанова, в книге лишь для декору. Точнее – чтобы её глазами показать читателю Фаддейку. Фаддейка же Юлю затмевает напрочь своим обаянием.

То же касается и «отношений». Их в книге много, причём разных: дружеская пара Фаддейка—Юля, заочная романтика Юля—Юрка, отношения Фаддейки с отцом, с матерью, с тёткой, неприятие Юли классом, конфликт Юли с Фаддейкиной матерью. Однако острее всего и драматичнее — Крапивин рисует отношения Фаддейки с эпизодическим мальчишкой Хотой, реализуя тем самым свой извечный сюжет: сентиментальную пару мальчик—мальчик. Именно спасение Хоты Фаддейкой — эмоциональный центр всей книги.

Читается «Оранжевый портрет» как повесть-предостережение. И это роднит её с поздними вещами Крапивина (сам «Портрет» написан в 1985 году). Однако в книге этой ещё нет ощущения опрокинутого мира, безлюдья, упадка и запустения, характерного для Крапивина девяностых годов.

Жаль, что автор под конец не удержался от нотки горечи, примером чему стала судьба всё того же Хоты.

В «Портрете» наглядно прослеживается ещё одно сходство Крапивина с Волковым: искренность дружбы. Убеждённость, что друзья – это всерьёз, на всю жизнь и до глубины души. Именно этого мне часто не хватает во взрослой литературе, где любые человеческие отношения — между влюблёнными, друзьями, коллегами по работе — всегда предполагают некую дистанцию, ограниченность по времени и силе, недоверие и, в общем, эгоистичный подход.

Во взрослой литературе люди, как правило, не «принадлежат» друг другу безраздельно, а лишь кооперируются на определённых условиях, заранее отмеряя допустимую глубину «погружения в отношения» и намечая пути отхода. И смотрится это не то чтобы мерзенько, но как-то тускло. Хотя, конечно, исключения есть, и их немало. Но... Тем и прекрасен Крапивин, что для него полнота чувств не исключение, а норма.

@темы: книги, изумрудное, гендерное, впечатления, респект, крапивин

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

записки Чугунного Дровосека

главная