14:29 

«Пойди поставь сторожа», Харпер Ли

Liquidator
У второй книги Харпер Ли судьба непростая, и есть в этой судьбе много неясностей. Написан «Сторож» на несколько лет раньше «Пересмешника»; опубликован на полвека позже. При этом литературоведы и критики до сих пор спорят, насколько добровольной и осознанной была эта публикация. И чем по сути является «Сторож» — отдельной книгой или ранним черновиком «Пересмешника»?

Время действия «Сторожа» — примерно через 20 лет после событий «Пересмешника». Основные персонажи те же. Впрочем часть из них появляются лишь во флешбеках или упоминаются вскользь (а о семействе Рэдли вообще ни слова).

Таким образом, «Сторож» — отчасти сиквел «Пересмешника», отчасти приквел. А отчасти вообще AU, поскольку история Тома Робинсона, ключевая для сюжета «Пересмешника», в «Стороже» рассказана по-иному. Согласно «Сторожу», присяжные, оказывается, Тома оправдали! Да и детали преступления, в котором он обвинялся, тоже существенно отличались от версии «Пересмешника».

«Сторож» обращается к тем же темам, что и «Пересмешник», но уже под другим углом. За 20 лет расовое отчуждение в Америке сделалось острее, Глазастик стала непримиримее, а её отец Аттикус лишился ореола непогрешимости.

По первым главам «Сторожа» у меня сложилось ощущение, что Харпер Ли в этой книге невольно занялась демонтажом всего того «разумного, доброго, вечного», что так мастерски описано ею в «Пересмешнике». Вначале показалось, что коррозии подвергся образ Глазастика: девочка, чистая душа, жемчужина «Пересмешника» — выросла и превратилась в довольно малоприятную особу, к тому же совершенно заурядную.

Вскоре однако это впечатление рассеялось. Стало ясно, что Глазастик-то осталась прежней, зато изменился Аттикус. Из защитника негров он непостижимым образом превратился в расиста. Для Глазастика же такая метаморфоза отца стала настоящим шоком. Крушением идеалов. Как ей быть с этим новым Аттикусом, она не знает. Две трети текста Глазастик ищет ответ на этот вопрос, кидается в отчаянии к самым разным людям, но вразумительного ответа нет.

А есть много (даже слишком много) рассуждений, витиеватых примеров из истории, социологических параллелей и т.п. Попутно читатель узнаёт массу подробностей о жизни и мировоззрении американского Юга, о политических интригах, о попрании прав штатов. Но чтобы по-настоящему всё это понять и этим проникнуться, вероятно надо быть американцем.

Так, Глазастик, ратующая за равноправие негров и белых, одновременно возмущена решением Верховного суда США, которым это самое равноправие как раз и устанавливается. Откуда же тогда возмущение? А, оказывается, Верховный суд, вступившись за негров, покусился на суверенные права штатов, то есть стал диктовать отдельным штатам как им надо жить. Этот шаг — на грани нарушения Конституции. И для американцев это чудовищно, неприемлемо. Особенно для южан с их индивидуализмом, гордостью, привычкой опираться на собственные силы.

Но у меня как читателя, которому не близки американские идеалы федерализма, легализма и т.п., возмущение Глазастика не вызвало никакого эмоционального отклика. Только недоумение.

К финалу же становится понятно, что и Аттикус в общем-то остался собой, а изменилась сама эпоха. За минувшие 20 лет движение за права негров набрало силу, радикализировалось, поставило страну на грань революции. И как часто бывает в революционные времена, в лидеры выбились крикуны, интриганы, всяческие проходимцы. Аттикус же никогда революционером не был, он всегда стоял на страже общественного согласия, пусть даже в ущерб себе и своей семье.

А потому все эти новые веяния сместили его из авангарда негритянских защитников, каким он был в «Пересмешнике», — в арьергард уходящего старого мира, обречённого на слом, несправедливого, но всё-таки нуждающегося в защите, поскольку слишком резкий крах прежних порядков чреват распадом страны.

С позицией Аттикуса можно спорить, можно её не разделять. Но нельзя сказать, что он превратился в мерзавца или морально опустился.

Если же говорить о литературном качестве «Сторожа» и о том, надо ли было вообще его публиковать — мол, «книга слабая», «вообще не книга, а черновик» и так далее, — то тут для меня вопроса нет. Может, «Сторож» и лишён того изящества, которого Харпер Ли сумела достичь в «Пересмешнике», однако читался текст у меня с огромным увлечением. Трудно было оторваться. И в любом случае, узнать новые факты, истории, эпизоды из жизни полюбившихся героев — было чрезвычайно интересно. Даже если это новое знание оказалось в чём-то грустным...

@темы: продолжательство, политика, книги, впечатления, АУ, размышление

URL
Комментарии
2016-04-08 в 20:46 

hanna-summary
начала читать, по твоим следам
перевод хужееее (( разучились у нас с английского переводить

2016-04-08 в 21:11 

Liquidator
hanna-summary, перевод на скорую руку состряпан) Норы Галь-то нет уже)
Но читалось у меня легко) правда на последней трети текста пошли сплошь заумные дискуссии, никуда толком не ведущие...

URL
2016-04-08 в 21:17 

hanna-summary
ой, а я даже и не осознала что первая часть - в переводе Норы Галь
(я ее тоже заодно перечитала, потому что лет 20 назад читала первый и единственный раз и ничегошеньки не помнила, кроме того что там есть какой-то суд над негром, какой-то странный затворник Страшила - ну и конечно же костюм окорока ))

UPD какой 20! это я забыла сколько мне лет! Все 26 назад!

2016-04-09 в 02:28 

Liquidator
hanna-summary,

ой, а я даже и не осознала что первая часть - в переводе Норы Галь

Там вдвоём с кем-то, насколько я помню)

и ничегошеньки не помнила, кроме того что там есть какой-то суд

Я лет восемь назад читал, и тоже многое уже забыл...

UPD какой 20! это я забыла сколько мне лет! Все 26 назад!

Ну, не до революции же)) Хотя, как посмотреть))

URL
2016-04-10 в 19:49 

hanna-summary
я дочитала и пребываю в недоумении
что это было ваще
то ли правда надо быть американцем чтоб это понять...

2016-04-11 в 02:49 

Liquidator
что это было ваще

Ну как) Повесть о крушении детских идеалов))

URL
2016-04-11 в 11:31 

hanna-summary
вот не могу полностью согласиться. крушение идеалов там конечно есть. Но меня не покидало ощущение, что автор на стороне Аттикуса, что автор-то считает, что нам показано как Глазастик заблуждалась и как она справилась с крушением идеалов и поднялась на новую ступень истинной любви к отцу. Недаром выслушав все путаные оправдания отца и дяди она приходит от состояния "карету мне, карету" к тому что говорит отцу, как она его любит.
Но... Объяснений я не поняла. Ну в чисто бытовом смысле они конечно понятны, но Аттикус от них становится просто мелким и гадким. И крушение идеалов на такую тему, что я не знаю, лечится ли уже такая трещина в отношениях. Ладно бы Глазастик узнала какую-то личную, бытовую гадость об отце - там например что он изменял матери, или что у него есть на стороне внебрачный ребенок, или что в его судебной практике были не совсем честные случаи, и тп. После этого катарсис - ах, мой папа неидеален - но я все равно его люблю! - мне бы представлялся возможным. Но тут другая тема совсем. Это все равно что узнать что твой отец маньяк или что он доносы на соседей пишет.

2016-04-11 в 12:37 

hanna-summary
при этом я не говорю, что невозможно не будучи сам расист, любить отца-расиста. возможно!
но не вдруг узнать такое о человеке, от которого ты научился всему лучшему

2016-04-11 в 14:06 

Liquidator
Но меня не покидало ощущение, что автор на стороне Аттикуса

Ну, смотря в каком смысле «на стороне»... Взглядов Аттикуса автор не разделяет. Но приходит к выводу, что: 1) взгляды эти по-своему мотивированы; 2) несмотря на различие во взглядах, Аттикуса всё равно можно любить и уважать.

Но... Объяснений я не поняла. Ну в чисто бытовом смысле они конечно понятны, но Аттикус от них становится просто мелким и гадким.

Почему? У меня сложилось впечатление, что Аттикус скорее по-стариковски мудр. Он не верит, что радикальные перемены, которых требует Глазастик, принесут счастье. Он считает, что негры не готовы ещё взять на себя ответственность за свою судьбу. Но объясняет это не генетическим «дефектом», как делали бы нацисты, а отсутствием соответствующего образования и культуры, которые нельзя привить массе людей в одночасье одним лишь решением Верховного суда или новым законом.

Аттикус против скоропалительного введения новых порядков не потому что он вообще против перемен или там негроненавистник. Просто он знает, к чему такая поспешность может привести. Высокие идеалы и утопии о равенстве-братстве это прекрасно, но в реальной жизни никакая доярка не способна грамотно управлять государством, а торжество революции чаще всего заканчивается большой кровью, крахом экономики, распадом страны и т.д.

Молодёжь, особенно настроенная радикально, этих рисков обычно не видит, либо готова на них пойти. Старики наоборот рисковать не хотят и склонны преувеличивать опасность. Классический конфликт поколений.

крушение идеалов на такую тему, что я не знаю, лечится ли уже такая трещина в отношениях
но не вдруг узнать такое о человеке, от которого ты научился всему лучшему


Это для нас сейчас расизм такая мерзость, что даже упоминать противно. А в эпоху Аттикуса это было не так. Даже в прогрессивном «Пересмешнике» фактически весь Мейкомб, кроме того самого Аттикуса да ещё мисс Моди — расисты в той или иной степени. Это их норма жизни, подкреплённая к тому же вековыми традициями, предрассудками, ложной, но привычной аргументацией. Тем не менее, жителям Мейкомба Глазастик прощает их отсталые взгляды, не отказывает им в общении, старается держаться вежливо даже с самыми закоренелыми расистами. Аттикуса простить конечно сложнее, ну так о том и весь «Сторож».

Кроме того, среди критиков есть мнение, что Аттикуса из «Пересмешника» и «Сторожа» не следует считать одним и тем же персонажем. Это разные версии образа. Ранний авторский образ Аттикуса достаточно консервативен и видимо ближе к прототипу (отцу Харпер Ли). Более поздняя доработка образа в «Пересмешнике» сделала Аттикуса в большей степени «чернолюбом», героизировала его. Если читать две книги подряд, кажется будто Аттикус в «Стороже» предал те идеалы, которые отстаивал в «Пересмешнике», но на самом деле Аттикус из «Сторожа» просто не имел такого прогрессивного прошлого, а стало быть ничего и не предавал.

URL
2016-04-11 в 14:57 

hanna-summary
в любом случае эта книга нехороша. Если считать Аттикуса тем же, что в "Пересмешнике", я не понимаю, как он так изменился (и главное, по пять раз в год навещающая его дочь ничего не уловила!)
Если другим - как он вырастил дочь с такими твердыми убеждениями.

Я понимаю, что времена другие, и Америка "не вся янки", как говаривали по поводу "Унесенных ветром", и уж точно не была такой когда-то, и что умеренный расизм вполне был свойственен приличным людям. Я не вижу этого в книге. Я вижу главную героиню с совершенно современными чистейшими убеждениями (на уровне того директора оркестра из анекдота, который на вопрос хваставшегося толерантностью и наличием 50% евреев в нашем оркестре советского директора недоуменно отвечал, что понятия не имеет, сколько в его оркестре, не задумывался), которая уверена что эти убеждения у нее от отца, и которая вдруг понимает что он не таков - и на мой взгляд не получает доходчивых объяснений его позиции. А позиция у него очень несимпатичная, она не на уровне "голосовать разрешить только тем, у кого есть зачатки образования", она на уровне "ты же не хочешь, чтобы черный сидел рядом с твоим ребенком в школе??"
Понимая, что негры "еще не готовы", он занимает позицию тех, кто перекрывает им пути к возможности подготовиться, а не тех, кто открывает им эти возможности.
Еще я совсем не понимаю, почему Хэнк за те же убеждения, которые разделяет Аттикус, признается дядюшкой и самой Джин-Луизой "неподходящей партией" и "человеком не нашего круга". И вообще не понимаю, кто для Аттикуса "свои". За кого он, собственно? внуков (которых могло бы покоробить соседство с черномазым за партой) у него нет. Родная дочь с ним не согласна. Сам он стар. Белых соседей, добрую половину, даже соратников по политике, считает "белой швалью", их интересы ему тоже ни разу не сдались. И?..

2016-04-11 в 16:04 

Liquidator
по пять раз в год навещающая его дочь ничего не уловила!

У меня почему-то сложилось впечатление, что навещает она его один раз в год, когда берёт отпуск на две недели...

Если другим - как он вырастил дочь с такими твердыми убеждениями

Дочь представительница молодёжи, радикалка, впитавшая новые веяния) Она уже несколько лет живёт в крупном городе, причём кажется на севере, где сегрегации то ли нет, то ли мало. Живи она у нас, в перестройку пела бы Цоя «Мы ждём перемен», а сейчас ходила бы на Болотную, к вящему осуждению старшего поколения))

она на уровне "ты же не хочешь, чтобы черный сидел рядом с твоим ребенком в школе??"

Возможно он считал, что чёрные дети даже в общей для всех школе будут представлять иную культуру, идущую из их семей. Так же как у нас многие боятся и не хотят, чтобы их дети учились с детьми мигрантов, мусульман, кавказцев, беженцев и т.п.

Меня такая позиция естественно не радует, но я понимаю, что у людей, её исповедующих, какие-то здравые основания тоже могут быть, помимо пещерного расизма. В той же Америке чуть ли не до сих пор сохраняются целые негритянские кварталы в крупных городах, где белым лучше не появляться, особенно в тёмное время суток, ради собственной же безопасности. Потому что там криминал, бандитизм, наркотики, фактически мафия. Тот же Гарлем, к примеру. Естественно, родители не хотят, чтобы всё это захлестнуло школу, где учится их ребёнок.

Понимая, что негры "еще не готовы", он занимает позицию тех, кто перекрывает им пути к возможности подготовиться, а не тех, кто открывает им эти возможности.

Они ж там вроде с дядюшкой приводили пример, что даже и не в неграх дело. Что в Гражданскую войну воевал весь Юг, хотя рабовладельцев на Юге было лишь несколько процентов. Т.е. воевали южане не ради сохранения рабства, а потому что были затронуты их идеалы. Нам эти идеалы непонятны, но для южан они актуальны.

Аттикус из «Сторожа» стоит на страже старого мира. Аналогичная позиция была у многих колониалистов: они считали себя проводниками и опорой цивилизации среди «варварских стран». И действительно, когда колонизаторы ушли, в той же Африке вместо счастья и свободы наступил упадок, зверства, одичание нравов вплоть до людоедства. Это мы привыкли считать крах колониализма благом, но на практике всегда всё неоднозначно.

Аттикус чувствует, что движение в защиту негров набрало такую мощь, что перемены неизбежны. Негры всё равно получат те возможности, каких добиваются. Вопрос лишь в скорости. Он стремится замедлить этот процесс, чтобы хлынувшей лавиной не смелО всё то, что дорого южанам.

Еще я совсем не понимаю, почему Хэнк за те же убеждения, которые разделяет Аттикус, признается дядюшкой и самой Джин-Луизой "неподходящей партией" и "человеком не нашего круга".

Ну, во-первых, там же социальное расслоение. Ещё в Пересмешнике кажется Джим с Глазастиком рассуждали, что люди делятся на 4 группы. Одну группу (Юэлов) сочли отбросами общества, другие три вроде как "нормальные". Самая высшая группа - люди умеющие читать и уважаемые в обществе, как Финчи. Этой группе многое позволено. Хэнк только пытается выбиться в эту группу из более низшей. Поэтому к нему отношение общества строже. Глазастику сойдёт с рук нарушение приличий (купание голой), а Хэнку этого не спустят. В этом смысле он "не их круга".

А "неподходящая партия" он ещё и потому, что, в отличие от Аттикуса, оказался лицемером и приспособленцем. Взгляды у Хэнка близки к взглядам Джин-Луизы, он мыслит достаточно прогрессивно, но предпочитает изображать куда более умеренную позицию, лишь бы не повредить собственным карьерным перспективам. Поэтому он и становится противен Джин-Луизе.

И вообще не понимаю, кто для Аттикуса "свои". За кого он, собственно? внуков (которых могло бы покоробить соседство с черномазым за партой) у него нет. Родная дочь с ним не согласна. Сам он стар. Белых соседей, добрую половину, даже соратников по политике, считает "белой швалью", их интересы ему тоже ни разу не сдались. И?..

"Белая шваль", если я правильно помню, это Юэлы и им подобные. Аттикус защищает старый тихий Мэйкомб, с его неторопливым жизненным распорядком, с их странной, понятной только южанам гордостью, вроде той что была у старухи Генри-Лафайет Дюбоз из "Пересмешника".

Они ж там вообще-то все фанаты Мэйкомба, он для них не просто точка на карте, и даже нечто большее, чем малая родина. И для Аттикуса, и для Глазастика, при всём их различии, и даже для Хэнка, который лицемерит именно потому, что не хочет противопоставлять себя общественному мнению Мэйкомба, ибо тогда ему пришлось бы уехать, а без Мэйкомба он не смог бы жить счастливо.

URL
2016-04-11 в 16:09 

Liquidator
Вот здесь, на всякий случай, неплохая по-моему рецензия на «Сторожа»: daily.afisha.ru/archive/vozduh/books/nelzya-byt...

URL
2016-04-11 в 22:37 

hanna-summary
навещает она его один раз в год, когда берёт отпуск на две недели...

да, ты прав, я почему-то по невнимательности увидела "пятый раз за год" вместо "пятая ежегодная поездка"


Дочь представительница молодёжи, радикалка, впитавшая новые веяния) Она уже несколько лет живёт в крупном городе

пять лет. всего-навсего. К двадцати годам у нее уже были некоторые убеждения, и она сама считает, что они у нее - от отца. Нет, конечно, если отринуть первую книгу, то можно представить все что угодно, мы же во второй не видим детство Глазастика, вернее видим мельком и с неприглядной стороны довольно, во всяком случае, явно понимаем, что Аттикусу на детей времени нет и их проблемы его волнуют мало. Тут именно проблема столкновения двух книг.

в отличие от Аттикуса, оказался лицемером и приспособленцем.

совсем нет... у него те же взгляды, что у Аттикуса, и противен он именно из-за них ей становится одновременно с Аттикусом.
В общем ничего я не понимаю в этой книге...

Это прям какое-то "Время и семья Конвей"... Джим вовремя умер.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

записки Чугунного Дровосека

главная