Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:27 

Три толстяка, пост № 2

Liquidator
В общем, перечитав после огромного перерыва «Трёх толстяков», я вновь пришёл к тому же выводу, что и раньше: для меня во всей детской литературе эта книга уступает только сказкам Волкова.

Если же Волковский мир как величину незыблемую вынести за скобки, тогда сказка Олеши оказывается вне всякой конкуренции. По своему драматизму, атмосфере, характерам, тонкой лирике, эмоциональному отклику — это абсолютное попадание «в яблочко».

Тем удивительнее мне показался отзыв Лидии Чуковской:
«...есть в этой книге один недостаток, чрезвычайно существенный. <...> "Три толстяка" – холодная книжка. Она занимает, но не трогает. Читатель не заплачет над ней, как плачет над "Принцем и нищим", и не засмеется, как смеется над "Приключениями Тома Сойера". Суок – героиня книги – сероглазая, лукавая и мужественная Суок, все-таки кукла, а не живая девочка. Читатель жадно следит за всеми перипетиями сюжета, но сердце у него не сжимается даже тогда, когда Суок отправляют на казнь.

В чем же литературная природа этого странного холода, исходящего от книги?

В том, по-видимому, что, мир, создаваемый Олешей в "Трех толстяках" ... – это мир вещей, а не мир человеческих чувств. <...> "Три толстяка" будто нарочно для того и написаны, чтобы все вещи, всех животных, всех людей сравнивать с животными и с вещами. <...> "Целые кучи людей падали по дороге. Казалось, что на зелень сыплются разноцветные лоскутки" (стр. 7); "Теперь высоко под стеклянным куполом, маленький, тоненький и полосатый, он был похож на осу, ползающую по белой стене дома" (стр. 15).

Зрительно, внешне, все это, вероятно, так и есть: падающие люди похожи на лоскутки, человек в полосатом костюме похож на осу. Но ведь люди эти падают, пораженные пулями героев, человек, идущий под куполом, совершает геройство – зачем же автор видит их только извне? Исключительно живописная точка зрения тут едва ли уместна. Если раненые люди кажутся автору похожими на разноцветные лоскутки, то, по-видимому, гибель их не особенно задевает его; неудивительно, что и читатель остается равнодушен к их гибели.
»
www.chukfamily.ru/Lidia/Publ/olesha.htm

У меня позиция Лидии Чуковской вызвала явственное недоумение. Мне-то наоборот казалось, что визуально-отстранённый описательный стиль Олеши только усиливает невероятность происходящего, нагнетает жуть. Это примерно как если в комнате из-за каких-нибудь пугающих событий повисает напряжённая тишина, и тогда внимание само собой переключается на всякие мелочи, становится слышно, как жужжит муха у стекла или скребётся жучок в уголке...
Странно, как можно было этого не понять.

Вообще стиль Олеши при нынешнем перечитывании мне особенно бросился в глаза. Пожалуй, такую писательскую манеру можно разложить на следующие компоненты:

1. Предельная лаконичность: короткие рубленые фразы, простые предложения, крайне высокая смысловая насыщенность на единицу текста.

2. Метафоры: яркие, внезапные и притом достоверно-убедительные сравнения, разбросанные по тексту в огромных количествах.

3. Длинные однородные перечисления: «Здесь были бедные жители окраин: ремесленники, мастеровые, продавцы ржаных лепёшек, подёнщицы, грузчики, старухи, нищие, калеки»; «Они собрали целую труппу: фокусников, укротителей, клоунов, чревовещателей, танцоров...»; «все несчастные, обездоленные, голодные, исхудалые, сироты, калеки, нищие, — все идут войной против вас, против жирных, богатых, заменивших сердце камнем...»

Необычность метафор мне помнилась ещё со школьных лет, но то что их столько — я заметил лишь сейчас. Равно как и то, насколько они поразительны и метки.

Правда, в тех же метафорах мне видится и предвестие грядущего заката этой книги. Упомянутые Чуковской вещи (альфа и омега любой метафоры), да и сам сказочный антураж — все эти кучера в котелках и с кнутами, франты, цветочницы, поварята, кареты, зверинцы, берейторы, соломенные башмаки, богачи на золотых носилках, гвардейцы с саблями, валерьяновые капли, суконные куртки — всё это видимо было вполне современно в эпоху Олешиной юности. Достаточно было выйти на улицу, чтоб увидеть всё это воочию.

Но сейчас, по прошествии многих десятилетий, мир изменился. На дворе цифровая постиндустриальная эпоха. Мобильники, компьютеры, mp3-плееры, автомобили, электропровода, айфоны, читалки, супермаркеты, небоскрёбы... Вещей в мире прибавилось, возросло разнообразие, но исчезла наглядность. Слова перестали быть зримыми. Городскому жителю теперь уже может быть невдомёк, как выглядит кочерга или веретено, на что похожи закопчённые ламповые стёкла или как вьётся шерсть у барашка.

А значит, лет через 20–30 сказочный мир «Трёх толстяков» станет совсем не понятен маленькому читателю. Реальность, списанная с натуры, почти что «своя», повседневная — сделается чужой, превратится в причудливый вымысел сказочника, усеянный туманными образами и эпитетами.

@темы: три толстяка, респект, мелочи из сказок, книги, впечатления, воспоминания

URL
Комментарии
2015-08-21 в 16:34 

Ramine, Reine des souris
Рамина, Королева Полевых Мышей
Суок – героиня книги – сероглазая, лукавая и мужественная Суок, все-таки кукла, а не живая девочка. Читатель жадно следит за всеми перипетиями сюжета, но сердце у него не сжимается даже тогда, когда Суок отправляют на казнь.
Эта барышня пусть говорит за себя! Именно куклу мне было и жалко! И до сих пор жалко...

2015-08-21 в 17:17 

hanna-summary
да и фиг бы с маленьким читателем )
погуглить "берейтор" и продолжать наслаждаться ))

2015-08-21 в 17:19 

hanna-summary
есть же еще просто музыка слова
когда я читаю такой поток метафор, тем более вслух, ни я, ни слушатель не осязает ни одну из них достаточно подробно, не продумывает. Они не для того, чтобы остановиться и спросить себя - а правда что ли плавающие розы похожи на лебедей? - а чтобы звучать

2015-08-21 в 17:20 

hanna-summary
и да, я согласна с Ramine, Reine des souris, не Суок опускается на уровень куклы, а куклу она тащит за собой на уровень живой девочки, за которую страшно

2015-08-21 в 23:46 

Джиалгри
Дурь генерирую изнутри
У меня не было ощущения, что текст холодный. И язык там правда интересный, я даже брала кусок на анализ как раз метафор и всяких других штук.
Перечитать, что ли.

2015-08-22 в 00:39 

Liquidator
Ramine, Reine des souris,

Именно куклу мне было и жалко! И до сих пор жалко...

Мне куклу было жаль, но не сильнее, чем Суок или других персонажей. Тем более, судьба куклы осталась открытой: наряд её обтрепался, но механизм вряд ли пострадал серьёзнее, чем в первых главах, а значит куклу ещё можно исправить. И не факт, что доктор Гаспар этого не сделал в постканоне.

В любом случае, я не думаю, чтобы доктору, самой Суок и бывшему наследнику Тутти было бы приятно оставить куклу, чудеснейшее творение учёного Туба, рваной тряпкой в зверинце.

hanna-summary,

есть же еще просто музыка словакогда я читаю такой поток метафор, тем более вслух, ни я, ни слушатель не осязает ни одну из них достаточно подробно, не продумывает. Они не для того, чтобы остановиться и спросить себя - а правда что ли плавающие розы похожи на лебедей? - а чтобы звучать

На слух я бы тоже не представил) Но при чтении «про себя» — поражаясь метафорам, я тут же себя и спрашивал: а верны ли они? правдоподобны ли? и, задумавшись, с изумлением понимал, что да, так всё и есть!

не Суок опускается на уровень куклы, а куклу она тащит за собой на уровень живой девочки, за которую страшно

Мне скорее было немного жаль, что в финале кукла так и осталась истрёпанной, брошенной и никому не нужной. Но события с живыми людьми заслонили собой участь куклы. Тем более, я не думаю, что для куклы всё закончится там, где поставил точку автор. Возможно её ждут лучшие времена.

Джиалгри,

У меня не было ощущения, что текст холодный

У меня тоже)) На мой взгляд это одна из самых эмоциональных детских книг сказочного жанра, способная вызвать острое сопереживание.
Потому-то мне и показался столь невероятным отзыв Чуковской.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

записки Чугунного Дровосека

главная