14:21 

Коммунизм, часть 6

Liquidator
Проблема № 7: несовместимость коммунизма с современной демократией

Современная демократия предполагает, что власть должна обновлять мандат доверия, полученный от народа, каждые несколько лет (где-то 4, где-то 5, 6 или 7). Т.е. происходят выборы, в идеале честные, в результате которых власть может смениться цивилизованным путём.

Однако не вызывает сомнения, что построить коммунизм ни за 4 года, ни за 7, ни за 14 — практически не реально. Тут речь идёт по самым оптимистическим прогнозам о многих десятилетиях, а по более правдоподобным — о веках, если не тысячелетиях.

При этом коммунизм является целью лишь для одного политического сектора — т.е. для собственно коммунистических партий. У всех остальных партий — социалистических, социал-демократических, либеральных, националистических, консервативных, республиканских, монархических, зелёных, христианских, исламских и т.д. и т.п. — конечные идеалы иные.

Если выборы не профанация, то легко может сложиться ситуация, что даже в том государстве, где власть принадлежит коммунистической партии, эта самая компартия обязана будет уйти в оппозицию, уступив власть другой политической силе.

Но разница в идеологии между коммунизмом и другими политическими течениями настолько фундаментальна, что смена власти потребовала бы слома всех существующих принципов устройства государства и общества.

В этом заключается важное отличие от, скажем, американской политической системы: там демократы преспокойно чередуются у власти с республиканцами, но чередование это не затрагивает основ общественного устройства. Изменения, привносимые победившей на очередных выборах партией, скорее косметические.

Проводя метафору с постройкой дома, можно сказать, что американские демократы дискутируют с республиканцами о том, какого цвета обоями обклеивать стены на 120-м этаже выстроенного небоскрёба, в то время как приход к власти коммунистов означал бы, что весь этот небоскрёб надо снести до основания, чтобы строить на его месте здание совсем иного архитектурного стиля и назначения.

Такие фундаментальные вопросы нельзя решать раз в 4 года. Иначе на месте стройки так и останется котлован. За 4 года возведут несколько этажей, затем власть сменится — и значит снова смена концепции, все этажи под нож, и заново, с чистого листа, по кардинально иному проекту придётся возводить дом, рискуя, что через 4 года он так же пойдёт на слом.

Но и упразднить выборы тоже нельзя, хотя это, возможно, многим кажется самым простым делом: «подумаешь, какие-то выборы, обходились же без них в прежние века, а потом наловчились успешно фальсифицировать».

Сложность в том, что, конечно, можно обойтись без реальных выборов (или ограничиться мухлежом) раз, другой, третий, сохраняя тем самым у власти компартию, но рано или поздно в таком обществе сформируется поколение людей, которое перестанет понимать, по какому праву компартия удерживает власть, на каком основании эта компартия ведёт страну к коммунизму и, самое главное, — чего ради самим людям прикладывать усилия к достижению той цели, которую они себе не выбирали.

Возникнет разрыв между правящей верхушкой и обществом. Верхушка будет высокопарно вещать о коммунизме, а общество будет мысленно слать эту верхушку к чёрту и заниматься вместо строительства коммунизма своими личными делами.

(Тут мне подумалось в шутку, что, возможно, более подходящим историческим периодом для построения коммунизма могла бы быть эпоха абсолютизма, века, например, 17-го, когда народ слепо подчинялся государю, веря, что власть его от Бога, а вера в Бога ещё была незыблема в массовом сознании. Попадись в ту пору коммунистически-настроенный король или царь, возможно в истории появился бы любопытный прецедент. Впрочем, такого царя, вероятнее всего, весьма оперативно удавили бы бояре, боясь лишиться сословных привилегий.)

Реально же, чтобы преодолеть эту проблему, нужно чтобы все партии политического спектра стали в основе своей коммунистическими, аналогично тому, как в США все мало-мальски влиятельные партии являются капиталистическими (хотя, может быть, и сами того не осознают).

Причём приобрести коммунистический характер партии должны не принудительным способом, т.е. не запретом и подавлением альтернативных идеологий, ибо запрет юридический не означает запрета в умах людей. Например, в СССР не было ни одной капиталистической партии, однако это не мешало поколению 70-х годов грезить о шмотках из-за железного занавеса, о джинсах и магнитолах, о музыке Битлз и прочих завлекалках «тлетворного Запада». Наоборот, запрет и труднодоступность придавали всему этому дополнительный шарм.

Фактически требуется, чтобы коммунизм стал чем-то бОльшим, нежели просто политическая платформа. Чем-то более глубинным, и значит не меняющимся при смене политических платформ. Но об этом я уже писал раньше: коммунизм должен стать наукой, доминирующим научным направлением, причём наукой достаточно точной, не гуманитарной, поскольку в гуманитарных науках всегда есть риск, что через 10 или 20 лет придёт новый мыслитель и все имеющиеся факты ещё более успешно опишет какой-нибудь новой теорией или трактовкой, кардинально отметающей наработки прежней теории (и тут произойдёт то же самое, что выборы делают в политике — тот же взрыв недостроенного дома).

А вот возможно ли вообще превращение коммунизма в полноценную точную науку — вопрос неоднозначный. Есть риск, что это в принципе недостижимо.

@темы: философия, размышление, политика, коммунизм, идеи

URL
Комментарии
2015-04-17 в 16:01 

Mishka-Panda
Осторожно - добрый Панда!
Однако не вызывает сомнения, что построить коммунизм ни за 4 года, ни за 7, ни за 14 — практически не реально.
В обозримом будущем степень автоматизации станет такой,что работы лишатся многие категории населения.
С высокой вероятностью останется востребован низкоквалифицированный, низкооплачиваемый труд.
Пенсионный возраст поднимают.
Но, теретически исользуя те же технологии можно построить коммунизм рано или поздно.
Сложность в том, что, конечно, можно обойтись без реальных выборов (или ограничиться мухлежом) раз, другой, третий, сохраняя тем самым у власти компартию, но рано или поздно в таком обществе сформируется поколение людей, которое перестанет понимать, по какому праву компартия удерживает власть, на каком основании эта компартия ведёт страну к коммунизму и, самое главное, — чего ради самим людям прикладывать усилия к достижению той цели, которую они себе не выбирали.
У американцев больше двух партий.
Можно держать две комппартии и 100 провокаторов, собирающих диссидентов в 100 оппозиционных партий, для которых выиграть выборы нереально.
, возможно в истории появился бы любопытный прецедент.
Ну, был в истории такой прецедент, иезуиты нашли первобытное племя ещё не знакомое с концептом собственности и наладили технологии массового производства.
Получился коммунизм.
И кому сейчас от этого легче?
То есть там есть компартия,но не более того.
Когда иезуиты опасно усилились, их отозвал Ватикан,потом была война и всех кого не смогли разогнать зачистили.
. Верхушка будет высокопарно вещать о коммунизме, а общество будет мысленно слать эту верхушку к чёрту и заниматься вместо строительства коммунизма своими личными делами.
Личными делами заниматься в личное время.
В рабочее строить коммунизм.
однако это не мешало поколению 70-х годов грезить о шмотках из-за железного занавеса, о джинсах и магнитолах, о музыке Битлз и прочих завлекалках «тлетворного Запада».
И ?
СССР развалился не из-за жвачки,а из-за того,что руководители не могли даже ГКЧП нормально организовать.
Националилисты опять же постепенно активизировались.
А вот возможно ли вообще превращение коммунизма в полноценную точную науку — вопрос неоднозначный. Есть риск, что это в принципе недостижимо.
В течении года человечество всеми способами производит определенное количество энергии,между прочим чисто физической величины,которая в дальнейшем тратится на разные нужды.
Так выглядит реальная экономика.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

записки Чугунного Дровосека

главная