• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Политика (список заголовков)
22:53 

85-летие М.С. Горбачёва



Сегодня исполняется 85 лет Михаилу Сергеевичу Горбачёву. Я всегда относился к нему с симпатией. Он возглавлял страну во времена моего детства — в ту пору, когда я только-только узнал, что живу не просто где-нибудь, а в Советском Союзе.

Таким образом, из всех руководителей страны на моей памяти — Горбачёв был первым. И он же был последним главой государства, который не вызывал у меня отвращения (если не считать трёхдневного «президентства» Геннадия Янаева в период ГКЧП и наивных иллюзий в адрес Дмитрия Медведева, быстро испарившихся в 2008 году).

Сейчас, по прошествии почти 25 лет после провала перестройки и отстранения Горбачёва от власти, я склоняюсь к мысли, что направление реформ он в общем выбрал верное, но слишком поспешно пытался их реализовать. В итоге, «водитель не справился с рулём», процесс вышел из-под контроля, страна развалилась, а её останки попали в руки личностей ничтожных и недостойных.

Конечно, Горбачёв в свою бытность генсеком и президентом успел сделать немало ошибок. Это неудивительно, ибо действовать ему порой приходилось практически наугад, интуитивно, соответствующего опыта не было. И доверие населения он утратил довольно быстро. Оказалось, что народ может простить своим вождям очень многое — жестокость, несправедливость, пустые прилавки по всей стране, нищету населения, беспощадный каток репрессий; непростительна только слабость. А Горбачёв часто выглядел слабым. Неумелым, беспомощным, чересчур говорливым.

И другой «страшный грех» Горбачёва: он дал народу заглянуть в зеркало истории, а зеркало показало совсем не то, что приятно было увидеть. Оказалось, что не такие уж мы великие, не такие уж благородные, и много в истории есть моментов, мягко говоря, совсем не славных. И народ отшатнулся от зеркала, а к Горбачёву воспылал неприязнью.

Мне однако же очень жаль, что эксперимент Горбачёва завершился провалом. По сути ведь Горбачёв пытался найти третий путь — для страны и для всего мира. Он стремился избавить советское от совкового, коммунизм — от сталинизма. Я бы с удовольствием посмотрел на открытый миру обновлённый Советский Союз — сильный, справедливый, человечный, не врущий себе и другим.

Но «третий путь» оказался невостребован. Победили два традиционных полюса — капитализм и совок. В 90-е годы всё подмял под себя капитализм, а сейчас в России пышным цветом расцветает совок — в обнимку со старыми добрыми граблями, на которые уже столько раз наступали, но мало чему научились. Огосударствление экономики, отсутствие разделения властей, бесправие человека перед государством, пропаганда из телевизора, нелепые запреты, мантры о величии страны, ксенофобия, милитаризация, участие в зарубежных конфликтах и т.д. и т.п.

В каком-то смысле это закономерно, поскольку никакие проводимые сверху реформы не могут в одночасье изменить менталитет целого народа. А значит, порочный круг будет воспроизводиться вновь и вновь. Сколько потребуется времени, чтобы выбраться из этой трясины? Не ясно. Мировой опыт в этом отношении удручающий. Америке понадобилась сотня лет, чтобы от освобождения негров перейти к реальному равноправию. Во Франции, чтобы окончательно утвердилась республика, потребовалось 80 лет. Так что, если Россия не безнадёжна, быть может, идеалы перестройки восторжествуют к 150-летию Горбачёва. Как говорится, поживём — увидим :))


@темы: респект, размышление, политика, коммунизм

14:23 

«Дырчатая Луна», Владислав Крапивин

В недавнем споре о «крапивинских мальчиках» я обещал оставить отзыв, когда обновлю впечатления о творчестве Крапивина. Вот сейчас этим и займусь.

«Дырчатую Луну» я раньше не читал. Написана она в первой половине 90-х годов, и таким образом стала для меня пока что самым поздним из прочитанных Крапивинских произведений — другие его вещи, с которыми я сталкивался, были созданы ещё в 70-е – 80-е годы.

Главное ощущение: талант автора нисколько не ослаб. Мне очень понравилась идея с солнечными кузнечиками — очаровательно-сказочная и притом достоверно встроенная в реальность.

По-рыцарски благородное противостояние главгероя и его соперника Вязникова внушает симпатию и уважение к ним обоим, но всё же мне оно показалось несколько вычурным. Вязников со своим обещанием – ну прямо герой рассказа Пантелеева «Честное слово», только хуже, потому что пантелеевский мальчик держал слово из высоких побуждений и в ущерб себе, а не затем чтобы ради чистоты собственной совести прилюдно и упорно унижать другого человека.

Да и сомневаюсь я, что дети младше-школьной поры способны сами устраивать некую ежегодную «традицию»: в их возрасте год это слишком долго.

Вообще уважительное соперничество, переходящее затем в дружбу — очень крапивинский мотив. Где-то у него такое уже несколько раз встречалось.

Субъективно не понравилось мне имя главгероя — Лесь. На мой взгляд, мальчишке такое имя не идёт. Также не вполне удачным мне показалось само название повести — «Дырчатая Луна». Имхо, можно было бы найти вариант поинтереснее. Зато вот Гайка (имя-прозвище девочки) — звучит прикольно.

По характерам симпатичны все четверо основных персонажей-детей: деловитый, изобретательный и отзывчивый Лесь; застенчивая, но верная Гайка; загадочный, вредный и всё-таки положительный Вязников; ранимый и грустный Ашотик.

Ашотика в финале жаль. Невольное ощущение, что автор «разменял» его на Вельку, весёлого гигантского кузнечика. Разменял внезапно и оттого особенно страшно. Впрочем и спасение Вельки описано с неким намёком на то, будто ткань событий перешла из жестокой реальности в воображаемый мир главгероя, которому страстно хочется, чтобы всё закончилось хорошо, а на самом деле... на самом деле, в мире взрослых людей чудес не бывает.

Любопытен «политический» компонент повествования, и то, как, причудливым образом, эта тема вновь обрела актуальность уже за рамками крапивинской повести, два года назад. В книге по-моему ни разу напрямую не называется ни место, ни время действия, но по множеству примечательных деталей можно заключить, что дело происходит в Севастополе вскоре после распада Советского Союза, когда шёл делёж Черноморского флота.

Крапивин не упоминает ни Союз, ни Россию, ни Украину, и даже всеми силами пытается удержаться от того, чтобы внятно заявить, на чьей стороне его симпатии. Но две вещи он передаёт очень чётко. Во-первых, ощущение безумия, охватившего страну и людей, внезапно превратившихся во врагов, ожесточившихся, воспылавших вдруг какими-то новыми губительными идеалами, вынуждающими разрушать, убивать, отрекаться от собственного прошлого... А во-вторых — что в этом конфликте нет «чёрно-белого» решения, ни одну сторону нельзя назвать полностью правой, ибо у каждой стороны есть какая-то своя правота; нельзя сказать, что вот здесь герои, а там негодяи. И линия разлома зачастую проходит прямо сквозь семьи.

Так или иначе, хоть Крапивин и пытается остаться над схваткой, видно, что для него все эти вопросы вовсе не праздное теоретизирование, и ему по-настоящему горько от всего происходящего.

Своего рода нравственным якорем в этом бушующем море страстей Крапивин изображает детей, которые, в отличие от взрослых, не заражены бациллой ненависти и раздоров. Дети умудряются сохранять удивительное здравомыслие, великодушие и даже прозорливость, не превращаясь притом в ходячих моралистов, а оставаясь совершенно нормальными детьми со своими детскими заботами, играми, радостями и огорчениями.

Несколько странно на этом фоне смотрится «религиозный» аспект, аккуратно добавленный автором к мировоззрению главных героев. В одном из доверительных разговоров Лесь и Гайка, как само собой разумеющееся, признаются в своей вере в Бога. Здесь для меня возник некоторый диссонанс: отметая все политические новшества той поры, Крапивин однако слёту подхватил другое веяние времени — распространение веры, и мгновенно привил его своим героям. Для меня всё-таки остаётся некая грань между детьми пионерско-советской поры и новым поколением, воспитанным уже в эпоху возвратившейся религии. По всем своим взглядам и поступкам крапивинские мальчишки и девчонки оставались всё же типично советскими, и такой мировоззренческий вираж нарушает имхо цельность образа.

Жаль также, что, как и в большинстве других Крапивинских повестей, распределение сюжетного внимания между мальчиками и девочками страдает диспропорцией. Тот же Лесь гораздо сильнее поглощён своим соперничеством с Вязниковым, чем приятельством с Гайкой. А вообще я думал, что Вязников в финале окажется инопланетным гостем, как кузнечик Велька. Но гипотеза не подтвердилась.

@темы: крапивин, книги, имена, гендерное, впечатления, политика

04:58 

Прощание с киосками

Сегодня ночью по всей Москве бульдозеры сносят торговые павильоны. В том числе под раздачу попали и магазинчики у метро Сокол, куда я регулярно заглядывал по пути с работы или на работу. Несколько дней назад бульдозером раздавили небольшой магазинчик «24 часа» недалеко от моего дома, где я уже много лет покупал продукты. С января по приказу районной управы закрыт и ждёт сноса рынок на улице Обручева, переживший Лужкова и пять лет Собянинской борьбы с киосками.

Не помогла петиция против сноса, которую кроме меня подписали ещё сто тысяч человек.

Огорчает не только творимое мэрией варварство, но и лживые, лицемерные объяснения этому безобразию, звучащие из уст Собянинских чиновников: якобы торговые ряды у станций метро угрожают безопасности горожан. Вот двадцать пять лет не угрожали, а тут вдруг угроза обнаружилась внезапно.

Жаль и того, что город превращается в зачищенную унылую пустынную зону, как при «совке», когда ни черта было не купить по-нормальному. А ещё сильнее жаль, что по большому счёту всем пофиг. Изворовавшийся Собянин может творить всё что ему заблагорассудится — класть плитку, менять бордюры, стричь камыши, пять раз за лето перекладывать асфальт, рушить киоски, на каждых выходных закрывать вестибюли метро. Теперь, по слухам, на очереди вырубка в Москве всех тополей. Но горожане в массе своей довольны. «Благоустройство» пришлось людям по душе, а на оборотную его сторону принято закрывать глаза.

Не знаю... Раньше я к Собянину относился хоть и негативно, но сдержанно. Теперь же он для меня стал, пожалуй, самым ненавистным представителем российской правящей верхушки — после Путина, разумеется. Думаю, тот день, когда Собянин расстанется наконец с мэрским креслом, будет для меня большим праздником)

@темы: цинизм, политика, личное, дегенерация

06:12 

Аполитичность и «Гарри Поттер»

На протяжении уже лет шести, если не больше, в качестве своеобразного бонуса-развлечения за обедом и ужином я слушал записи передач радио «Эхо Москвы». Политические передачи критического толка вполне отвечают моему мировоззрению. Однако в последние месяцы что-то переменилось. Мировоззрение осталось прежним, а вот интерес почти пропал.

В августе я попытался было перечитать «Гарри Поттера», но поначалу дело не пошло. Страдания старого Вернона в первой книге меня совсем не увлекли, и книгу я бросил. Но потом нашёл компромиссный выход из положения — скачал аудиокниги. Всё сразу стало проще: утруждаться чтением не нужно, достаточно сидеть развесив уши и внимать неторопливой начитке. А чтобы освободить место для «ГП», пришлось вычеркнуть из распорядка дня политическую болтовню.

Эффект для меня оказался неожиданным. Во-первых, без каждодневной политики, льющейся из динамиков, жизнь сразу сделалась спокойнее, меньше стало озлобленности. Безусловно, к нынешней российской власти я не стал относиться лучше ни на йоту, но сама возможность не слышать больше о её «подвигах» и «достижениях» оказалась очень приятной.

Во-вторых, продравшись через малоинтересную завязку «ГП», я внезапно для себя вновь проникся этим каноном. И уже 6-ю – 7-ю книги слушал часами, не в силах оторваться. Даже пришлось пересмотреть прежние впечатления: раньше самой захватывающей я считал 3-ю книгу, но теперь пришёл к выводу, что 6-я и 7-я гораздо сильнее. Тру-фанатом «ГП» я, впрочем, не стал, в том смысле что читать фанфикшен по этому канону меня по-прежнему не тянет, равно как и сочинять собственные фанфики, однако лишний раз я убедился, что «Гарри Поттер», несмотря на неизбежные недостатки, всё-таки литература настоящая, глубокая и многослойная. И уж точно не однодневка-развлекаловка, случайно вознесённая на литературный Олимп дуновением рекламной раскрутки с «тлетворного Запада».

...На 7 аудиокниг у меня ушло 4 месяца. Но вот осталась позади последняя глава вместе со знаменитым флаффным эпилогом. А я оказался в дурацкой ситуации)) Ибо, как и всегда у меня бывает с хорошими книгами, — хочется продолжения. Ну или хотя бы чего-то похожего по настроению, увлекательности, стилю...

Однако найти замену «Гарри Поттеру» мне пока не удалось. Возвращаться к «политике» — сейчас не тянет абсолютно (как говорится, «унесите пудинг» (c)). Попробовал я переключиться на «Госпожу Бовари» Флобера, с которой уже лет 15 подумывал ознакомиться, да всё руки не доходили. Но, ёмнпт, какая же это оказалась нудьга! Особенно на контрасте с весёлыми и страшными приключениями Трио — все эти страдания скучающей мещанки с большими запросами, которые самой ей кажутся возвышенными, а на деле остаются такими же пошлыми, как и вульгарное сельское житьё-бытьё, с которым ей мечталось распрощаться, — слушать всё это настолько уныло, что впору застрелиться.

Тогда я скачал книжку Крапивина. Это однако не помогло. Слезливая сентиментальность и ранимость крапивинских мальчиков хороша в малых дозах. Крапивин тонок, и это, должно быть, прекрасно, но, на мой развращённый вкус, в его книгах не хватает здорового цинизма. Хотя бы на уровне разнообразия характеров. Очень не помешал бы герой вроде глуповатого, но весёлого и жизнеутверждающего Рона, или забавной всезнайки Гермионы. Или того же Гарри, которого не так просто довести до слёз, он и отпор дать умеет.

Что делать... На смену Крапивину я скачал Муми-троллей. С ними дело пошло получше. Но всё-таки чего-то не хватает. Да, всё очень мило, уютно — прекрасный светлый мир, избавленный от настоящей жестокости, обаятельные персонажи. Но все их заботы для меня уже звучат слишком по-детски. А это не увлекает.

Чем хорош в этом смысле «ГП» — там, при внешне-детском антураже, рассказана в общем-то очень взрослая, драматическая и мрачная история. Нечто, берущее за душу, даже когда тебе уже хорошо за тридцать (а многим, как я знаю, и за сорок, и за пятьдесят). Ну а «Муми-тролль» — да, мирный, хороший, добрый, бесспорно не лишённый и аллюзий, понятных только взрослому, но всё-таки принципиально избегающий подлинного накала страстей. Тихая заводь. Мне же хочется сейчас прочесть скорее о каком-нибудь противостоянии, о борьбе, ведущейся на переднем крае, о чём-то остросюжетном, но только не бездушно-тупом вроде детективчиков-боевиков с героями-мордоворотами. Что-то, где действуют люди, живые и интересные, а не манекены или детские игрушки.

Где бы только такое взять...

@темы: впечатления, гарри поттер, книги, крапивин, политика

18:03 

Три толстяка, пост № 10

Если говорить о возможных истоках образа наследника Тутти, то здесь мне видятся две параллели.

Во-первых, конечно, история Кая и Герды из «Снежной королевы» Андерсена. Похищенный мальчик, живущий в прекрасных чертогах под присмотром злой властительницы — прямой аналог «заточения» Тутти во Дворце Трёх Толстяков. Разлука с подругой детства у Кая — и с сестрой у Тутти. Ледяное сердце у одного — «железное» у другого. Девочка, пришедшая во дворец и сумевшая спасти затворника от бездушия, пробудить в нём жизнь — в обеих сказках. Да и сам факт, что вопреки всем ухищрениям злодеев, ни Кай, ни Тутти так и не стали до конца бессердечными.

И ещё одна любопытная деталь. Свободу Каю должно принести слово «вечность», сложенное из льдинок. В одиночку Кай не может справиться с задачей, и только радость от встречи с Гердой помогает льдинкам самим сложиться в заветное слово. Ну а наследника Тутти символически «освобождает» встреча с Суок, чьё имя означает «вся жизнь». «Вечность» и «вся жизнь» — налицо перекличка смыслов.

...Вторая возможная параллель — не столь явная и гораздо менее радужная. Мне думается, что образ наследника Тутти мог отчасти восходить к судьбе реального исторического персонажа, Людовика XVII. Семнадцатый Людовик, как известно, никогда не правил: когда Французская Республика упразднила монархию, он был ещё ребёнком, наследником низложенного короля Людовика Шестнадцатого. Вся королевская семья была заточена в замке Тампль. Затем король и королева отправились на эшафот, а малолетний наследник остался в зАмке под присмотром сапожника, который обращался с ним грубо и стремился перевоспитать на революционный лад. В конце концов, заключение подорвало здоровье принца, и он умер.

Трагическая участь маленького Людовика до сих пор считается одной из самых позорных страниц Французской революции: получилось, что революционеры уморили ни в чём не повинного ребёнка. От этой истории на века остался неприятный осадок. Даже противники монархии признавали, что как-то уж очень некрасиво всё вышло.

И возможно, счастливый конец сюжетной линии Тутти — своего рода попытка закрыть исторический гештальт, т.е. как-то откреститься от грязного пятна на лице революции. Попытка показать идеализированную альтернативу судьбе Людовика XVII: как всё могло бы быть замечательно, если бы... если бы... Например, если бы во главе победившего народа стояли Тибул и Просперо, а не Марат и Робеспьер.

Такой метод, кстати, задействован и в повести «Динка» Валентины Осеевой. Повесть написана по мотивам реальных событий, которые однако были хорошенько «причёсаны». В частности, мальчик Лёня, беспризорник и сирота, с которым подружилась Динка, после чего мать Динки его усыновила, — в реальности тоже существовал. Только в отличие от книги, в усыновившей его семье не прижился и пробыл там недолго. «Эксперимент» по усыновлению закончился провалом. А в книге наоборот воплощена реализация мечты: Лёня стал надёжным членом семьи, братом и защитником Динки, опорой для приёмной матери. Изжил своё бродяжническое прошлое, пошёл учиться...

@темы: андерсен, динка, историческое, книги, мелочи из сказок, политика, размышление, три толстяка

08:28 

Три толстяка, пост № 8

Несколько месяцев назад я узнал, что к сказке «Три Толстяка» один современный автор написал продолжение.

Продолжением оказалась повесть «Четыре друга народа» некого Тимофея Алёшкина, изданная в 2010 году в толстом сборнике «Герои. Новая реальность». Впрочем, текст доступен и в интернете.

Я разыскал эту книгу, начал читать... и с отвращением бросил на первых же страницах.

К сожалению, сиквел Алёшкина оказался написан в крайне нелюбимом мною «жанре отрицания» — когда весь нравственный лейтмотив первоисточника переворачивается с ног на голову, а мир, заявленный автором канона как чистый и светлый, — старательно оплёвывается, окунается в грязь.

Здесь я стараюсь не смешивать два похожих, но всё-таки разных случая: одно дело, когда фанфишер приходит с желанием поиграть, пошутить, творчески поэкспериментировать, и ради этого в своём фанфике заменяет какие-то реалии канона на противоположные. Например, изображает колдунью Гингему в фанфике по Волкову не злобной выжившей из ума ведьмой, а вполне здравомыслящей старой леди, пусть и нелюдимого нрава. Или когда Страшила с Дровосеком у фанфишера оказываются недовольны своими искусственными телами и хотят снова стать как все люди (что напрочь противоречит канону).

Совсем другое дело, когда фанфишер подходит к канону с высокомерным апломбом и предвзятым желанием опоганить всё, что там есть хорошего. Мол, автор канона был наивным дурачком, а уж я-то сейчас покажу, как всё было на самом деле, разнесу в пух и прах его беспомощный жалкий мирок, рвану недрогнувшей рукой его весёленькие декорации, и все увидят, что за ними — труха и гниль.

По этому принципу построено большинство продолжений к книгам Стругацких, изданных в серии «Время учеников». Сходные мотивы проскальзывают в «Звёздной» дилогии Лукьяненко, в сиквелах Незнайки от Бориса Карлова и Л.Осеевой—П.Солодкого, в продолжении к «Вам и не снилось», написанном дочерью Г.Щербаковой. Не удержался от такого подхода и Сергей Сухинов по отношению к Александру Волкову.

И вот теперь Тимофей Алёшкин – решил преподать урок Олеше.

Что ж, преподал. Вот, например, портрет Тибула:

«На трибуне стоял Тибул.

Мы должны предупредить читателя, что это был вовсе не тот ловкий акробат с копной густых черных волос, любимец цирковой публики в зеленом плаще и трико из чёрных и жёлтых треугольников, с которым читатель, конечно, знаком по замечательной книге про Трёх Толстяков. Шесть лет прошло с тех пор, шесть лет тяжёлой борьбы за дело революции, за укрепление власти народа и против его тайных и явных врагов – толстяков, богачей, иностранных королей, генералов и шпионов. Конечно, Тибул, первый из друзей народа, не щадил себя в этой борьбе. И она изменила его.

Этот новый Тибул, Тибул – Неподкупный, Тибул – председатель всемогущего Бюро, был бледный высокий человек в строгом синем сюртуке и черных брюках. Он гладко зачёсывал назад свои длинные чёрные волосы и собирал их за спиной в аккуратную косичку синей лентой. Складки перечеркнули его лоб. От его голоса, резкого, как удар сабли, враги народа цепенели. Он носил круглые очки.
»

Облик, прозвище, характер этого «Тибула» — Алёшкин, не мудрствуя лукаво, списал с Робеспьера.

А вот о чём беседует народ в ожидании выступления «Тибула»:

«— Говорят, даже казнь врагов народа сегодня отменили, чтобы никто не пошёл к Табакерке на площадь Справедливости и не пропустил речь, – говорил седой ремесленник в серой суконной куртке с зелеными обшлагами торговке.

— А я слышала, это из-за палачей, они попросили выходной, тоже не хотят пропустить речь Тибула, – отвечала та.
»

Ну а вот, пожалуйста, добрый доктор Гаспар:

«Дело в том, что седой старик в карете был сам Верховный Народный обвинитель Республики, гражданин Гаспар Арнери.

Да, читатель, и доктор Гаспар тоже сильно изменился за эти пять лет. Теперь его имя произносили шёпотом, оглядываясь по сторонам, а от его кареты прятались. Он арестовал, добился осуждения Народным Трибуналом и отправил на смертную казнь, или, как в Столице говорили, посадил в Табакерку, множество граждан и иностранцев. Конечно, честным людям, беднякам и худым, нечего было бояться гражданина Арнери, он арестовывал и обвинял только врагов народа. Ведь доктора и выбрали Верховным обвинителем потому, что он был самым справедливым человеком во всей Республике.
»

Дальнейшие откровения Алёшкина читать я не стал. Поэтому не могу сказать, интересный ли там сюжет, драматичная ли развязка, победит ли в итоге добро, и чем такое добро лучше зла.

Боюсь, это тот самый случай, когда «осудить Пастернака» позволительно не читая. Точнее – прочитав только первые страницы. Чтобы понять, что в кастрюле помои, не обязательно хлебать содержимое до конца. И даже если среди помоев затерялся какой-нибудь деликатес — что ж, пусть повар съест его сам.

Тем не менее, надо отдать Алёшкину дань справедливости. Он довольно точно уловил атмосферу первоисточника, сопоставив события «Трёх Толстяков» с эпохой Великой французской революции. Недаром сам Олеша одним из источников вдохновения для своей сказки называл «Девяносто третий год» Виктора Гюго.

Образный стиль Олеши – кое-как Алёшкин пытается соблюсти, но тонет в многословии. И всё же основная проблема сиквела в другом.

В каноне, характеризуя учителя танцев Раздватриса, для которого богатство было мерилом таланта и который не мог понять, зачем Суок танцует для бедняков, – Олеша замечает: «Как видите, Раздватрис был не глуп по-своему, но по-нашему – глуп».

Нечто похожее, на мой взгляд, можно сказать и о Тимофее Алёшкине: по-своему он в чём-то прав, но в самом главном, глубинном смысле – сей автор слеп и глух, как Раздватрис.

Да, действительно, если рассматривать «Трёх Толстяков» в реалистичном ключе, как летопись не сказочной, а реальной революции, – тогда придётся признать, что безоблачных побед не бывает. Увы, но вместо светлого будущего зачастую и вправду наступает охота на ведьм, вместо молочных рек с кисельными берегами – текут реки крови, а народные кумиры перерождаются в безжалостных палачей.

«Друг народа» Марат с упоением составлял списки обречённых на казнь «врагов». «Дедушка Ленин» с ласковым прищуром добрых глаз – санкционировал массовые расстрелы. А если кто-то из революционеров оставался верен светлым идеалам и не хотел превращаться в дракона – тогда вступал в силу другой закон истории: «революция пожирает своих детей».

Но какое отношение всё это имеет к сказке Олеши, к его героям?

Мог ли добрейший доктор Гаспар заняться вынесением смертных приговоров (да ещё с таким размахом)? Мог ли Тибул переродиться в Робеспьера – в скованный бледный манекен, шипящую, всегда готовую ужалить, змею? Это Тибул-то, с его жизнелюбием и открытым сердцем!

...Сейчас, дописывая пост, я всё же пролистал опус Алёшкина до конца. Ну что можно добавить?.. Мораль там всё-таки есть, и не самая гнусная, как можно было бы ожидать. Но стоило ли ради этой морали выворачивать наизнанку одну из лучших сказок мировой литературы? Вещь, которую Мандельштам назвал «хрустально-прозрачной прозой, насквозь пронизанной огнём революции» и «книгой европейского масштаба»?

Я допускаю, что Алёшкин мог из лучших побуждений написать книгу-предостережение. Притчу о том, что будет, если очередные сторонники всеобщего счастья чересчур заиграются в сказку о свержении Толстяков.

Но если в основу притчи Алёшкина положено кардинальное искажение любимых с детства образов, то есть, попросту, грубая ложь, – тогда чего стОит вся конструкция, возведённая на таком шатком фундаменте?

И последнее упущение Алёшкина. Создавая свой опус, он препарирует «Трёх Толстяков» в слишком узком, однобоком ракурсе. Заочно полемизируя с Олешей, он воспринимает его сказку сугубо как книгу о революции. Но ведь в том и прелесть настоящей литературы, что она всегда многомерна, её не втиснешь в кандалы узких толкований.

Сказка Олеши — она ведь ещё и о любви — не явленной открыто, но согревающей изнутри, струящейся между строчек. Это книга о верной дружбе и самопожертвовании, о геройстве и обывательстве, о родственных душах, о разлуке и обретении друг друга. Сказка Олеши – это мистика, и феерия, история полная тайн и загадок. И карнавал, и готический роман, и тонкая лирика – всё уместилось на её страницах.

Алёшкин же прочёл «Трёх Толстяков» лишь как книгу о ненависти.

@темы: стругацкие, продолжательство, политика, незнайка, мелочи из сказок, книги, историческое, изумрудное, дегенерация, впечатления, антиреклама, три толстяка

15:06 

Три толстяка, пост № 7

Вопрос о революции, который ставит сказка «Три Толстяка», не имеет однозначного решения. В сказочном мире – да, всё очевидно и естественно: с одной стороны угнетатели, с другой угнетённые; терпеть несправедливость больше невозможно, поэтому восстание оправданно, и остаётся только радоваться, что злодеи в итоге повержены, а народ победил.

В реальном же мире, революции зачастую оказывались настолько кровавы и ужасны, а последствия их настолько губительны для целых народов, не говоря уже об отдельных человеческих судьбах, – что трудно не согласиться с Достоевским, заклеймившим самих революционеров и движущие ими мотивы ёмким эпитетом «Бесы».

Вместе с тем, история знает примеры и гуманных революций (хотя, опять же, многие из них, одержав формальную победу, впоследствии зашли в тупик). Относительно бескровными были – Славная революция в Англии (1688), в какой-то степени Февральская революция в России (1917), революция гвоздик в Португалии (1974), бархатные революции в Восточной Европе (конец 1980-х гг.), революция роз в Грузии (2003), Оранжевая революция на Украине (2004), тюльпановая – в Киргизии (2005)...

В советские времена общество воспитывалось в сознании, что революции – это хорошо и правильно. При этом, правда, те революции, которые не соответствовали советскому представлению о прогрессе, – объявлялись контрреволюциями и жёстко порицались.

Но мне стало интересно: а как относится к революции общество сейчас, в России постсоветской?

Вообще само слово «революция» исторически принято противопоставлять «эволюции»: эволюция = плавное, поступательное развитие, а революция = рывок вперёд «скачком», с разрывом преемственности, выход на новый уровень.

Изначально, однако, смысл был немного другим. Корень «vol» в словах «evolutio» и «revolutio» – означает вращение, т.е. в данном случае как бы движение колеса истории. Приставка «e» – показывает, что вращение (движение) идёт в правильном направлении, т.е. вперёд. А приставка «re» — указывает на обратное направление движения. Таким образом, изначально «революция» означала «откат назад»: колесо истории сбилось с правильного пути и покатилось вспять, в направлении неестественном, противном нормальному ходу вещей.

Из такой трактовки следовали однозначно негативные коннотации термина «революция». Однако идеалы свободомыслия, завладевшие умами европейской интеллектуальной элиты с середины XVIII века, смогли пересилить сложившееся отношение к революции. Народные восстания были романтизированы и героизированы, стремление к свободе и справедливости стало цениться выше, чем верность традиционным устоям.

В периоды реакции в той или иной стране картина менялась. Аналогичный период сейчас претерпевает и Россия. На мнение нашего общества о революциях повлияли несколько факторов:
1) генетическая память о катастрофических последствиях Октябрьской революции 1917 года;
2) нежелание возврата в «лихие девяностые» (наследие де-факто революции августа 1991 года);
3) государственная пропаганда, отражающая желание Кремля навечно законсервировать свою власть и подстёгиваемая страхом перед цветными революциями на постсоветском пространстве;
4) довольство общества нынешней властью, уровнем благосостояния и патриотической риторикой.

Тем не менее, пропаганде так и не удалось до конца окрасить слово «революция» в негативные тона. В последние пару лет в речах охранителей, патриотов и штатных телепропагандистов «революция» вытеснилась более звучным термином «майдан». Бороться с «майданом» оказалось приятнее и понятнее, чем с революцией.

В сферах же неполитических, «революция» по-прежнему сохраняет позитивные смысловые оттенки: «революционный прорыв в медицине», «настоящая революция в авиастроении», «революционные для сложившейся научной парадигмы идеи» — это всё похвалы, а не ругательства.

Занятно, что в самом тексте «Трёх Толстяков», в отличие, например, от «Чиполлино» и сказок Волкова, слово «революция» ни разу не употребляется.

Зато там есть любопытный атрибут, знаменующий создание нового мира, победу, единение добра: это песня победившего народа. Триумфально-сокрушительный эффект песни (хотя ни мелодии, ни слов Олеша не приводит) – сразу вызывает в памяти Марсельезу или Интернационал. Но стоит вспомнить, что некую особую, великую Песню – пел и лев Аслан, при создании Нарнии. Сама песня Аслана создавала новый мир.

Здесь мне видится перифраз библейской формулы «в начале было слово». Возможно, мир, созданный словом, лишённым поэзии и мелодичности, – показался Льюису недостаточно совершенным, и в «Хрониках Нарнии» он пожелал исправить это упущение: началом Нарнии стало не слово, а песня.

Сюда же можно отнести и цитату из Пелевина: «Я никогда не понимал, зачем Богу было являться людям в безобразном человеческом теле. По-моему, гораздо более подходящей формой была бы совершенная мелодия – такая, которую можно было бы слушать и слушать без конца».

Так и у Олеши: поющий народ – может, ещё, конечно, и не народ-богоносец, но песня его несомненно обладает высшей, едва ли не сверхъестественной (сакральной) силой, и символизирует высшую правоту:

«Плотная пёстрая волнующая стена обступила Толстяков.

Люди размахивали алыми знамёнами, палками, саблями, потрясали кулаками. И тут началась песня. Тибул в своём зелёном плаще, с головой, перевязанной тряпкой, через которую просачивалась кровь, стоял рядом с Просперо.

– Это сон! – кричал кто-то из Толстяков, закрывая глаза руками.

Тибул и Просперо запели. Тысячи людей подхватили песню. Она летела по всему огромному парку, через каналы и мосты. Народ, наступавший от городских ворот к дворцу, услышал её и тоже начал петь. Песня перекатывалась, как морской вал, по дороге, через ворота, в город, по всем улицам, где наступали рабочие и бедняки. И теперь пел эту песню весь город. Это была песня народа, который победил своих угнетателей.

Не только Три Толстяка со своими министрами, застигнутые во дворце, жались, и ёжились, и сбивались в одно жалкое стадо при звуках этой песни, – все франты в городе, толстые лавочники, обжоры, купцы, знатные дамы, лысые генералы удирали в страхе и смятении, точно это были не слова песни, а выстрелы и огонь.

Они искали места, где бы спрятаться, затыкали уши, зарывались головами в дорогие вышитые подушки.
»

@темы: терминология, слова, размышление, политика, книги, историческое, изумрудное, достоевский, впечатления, чиполлино, три толстяка

22:07 

Три толстяка, пост № 6

Когда мне было 12 лет (а впрочем, ничего не изменилось ни в 15, ни в 18) — я мечтал о том, чтобы в нашей стране произошла революция. Чтобы эта революция (в идеале бескровная) — своим безудержным вихрем смела прочь президента Ельцина и всех его приспешников. Возродился бы из руин Советский Союз, и страна снова зашагала бы к коммунизму.

Книжным эталоном подобной революции для меня была сказка Олеши.

В ту пору у меня ещё сохранялись иллюзии насчёт советской модели коммунизма и хорошей жизни при СССР. Расставание с иллюзиями пришло позже.

Но вот в российской «коммунистической оппозиции» я разочаровался уже тогда, и одной из причин разочарования стал колоссальный контраст между действиями КПРФ под руководством Геннадия Зюганова — и революционной атмосферой «Трёх толстяков».

Мечтая о революции, я представлял во главе её – людей вроде Тибула и Просперо. Рядом с ними – Суок и доктора Гаспара. Такие люди, казалось мне, смогли бы зажечь в народе настоящий энтузиазм, поднять страну на свержение преступной власти.

Но вместо задорного, искреннего, весёлого, чистого душой Тибула, вместо самоотверженного смельчака Просперо — я видел унылые морды бывших партаппаратчиков, бубнивших какую-то тягомотную чушь. Я видел озлобленных обрюзгших бюрократов, потерявших насиженные места. Я видел, что КПРФ сплошь заражена бациллой национализма и притом абсолютно инертна, не готова ни к каким решительным действиям. Формальные наследники революционеров 1917 года — сами боялись революции как огня.

Альтернативные же коммунистические движения, например РКРП или «Трудовая Россия», по духу были революционны, хотя и малочисленны, однако на знамя своё они водрузили Сталина — которого я уже тогда считал отвратительным кровавым палачом.

Помню, в разгар президентских выборов 1996 года — решался вопрос, останется ли у власти «демократ» Ельцин или его одолеет «коммунист» Зюганов. И мне попался в руки Зюгановский буклетик: там краснознамённый кандидат сокрушался о тяжёлом положении народа и предлагал свою программу выхода из кризиса.

Из описанной им картины всеобщего упадка, мне отчётливо запомнилась одна фраза: «Уходят квалифицированные кадры».

По сути всё было сказано верно: предприятия закрывались, люди теряли работу. Но меня поразило косноязычие Зюганова, его безликий, вызывающий оскомину канцелярит.

Я спрашивал себя: разве можно представить, чтобы Тибул, говоря с народом, произнёс такую кондовую фразу: «уходят квалифицированные кадры»? Да мог бы он вообще обозвать людей — «кадрами»? Кто пойдёт за таким вожаком? Кого увлечёт такой призыв? С такими фразами надо не революцию делать, а идти в пономари.

Впрочем, время показало, что я ошибался. Зюганов говорил с народом именно так, как того и хотелось народу. Революции российский народ не желал. Появись перед народом настоящий Тибул со своими звучными, зажигательными и прекраснодушными призывами — дело кончилось бы пшиком.

Вероятнее всего, Тибула осмеяли бы, покрутили пальцем у виска да заклеймили «пятой колонной». В лучшем случае, нашлась бы малая горстка таких же сумасшедших, как он. А при малейшей попытке поднять бунт, все они сели бы далеко и надолго — к вящему одобрению патриотов и при полном безразличии всего остального народа.

Это означает, что на данном историческом витке «Три толстяка» устарели не только антуражем. Они устарели идеологически. Ибо в общественном сознании сместились базовые понятия: что хорошо, а что плохо; что правильно, а что вредно, преступно. Народ, вкусив нефтяной «манны» за последние 15 лет, сам начал понемножку «толстеть», и Тибулы нынче сделались не в моде.

@темы: воспоминания, впечатления, дегенерация, книги, коммунизм, политика, три толстяка

14:45 

Три толстяка, пост № 4

Теперь скажу о минусах сказки Олеши.

Главным (и чуть ли не единственным) недостатком мне показалась сцена казни Суок. Автор очень достоверно и с пронимающей до глубины души сентиментальностью описывает последние минуты храброй девочки: как ей горько прощаться с жизнью в такой ясный погожий день, как жаль, что не увидит она больше доброго клоуна Августа, лисичку в клетке, смелого Тибула... Как гордо отказывается Суок отвечать на вопросы своих палачей.

И читатель, незнакомый с развязкой, принимает всё это за чистую монету. А потом — хоп! — и всё наоборот, очередной цирковой фокус! На месте Суок всё это время была кукла!

Безусловно, я очень рад, что Суок спаслась. Но сама сцена «прощания с жизнью», вся её глубина и весь героизм — оказались обманом. Поэтому при перечитывании уже не получается воспринимать эту сцену всерьёз, переживая за бедную девочку-циркачку.

Возможно, именно это ощущение как-то повлияло на отзыв Лидии Чуковской, приведённый мною в позапрошлом посте.

Вторым минусом (впрочем условно, ибо таковы законы жанра) я считаю чёрно-белую нравственную палитру сказки. Все бедняки — по умолчанию «хорошие». Все богачи — «плохие». Любой толстяк — непременно обжора, а стало быть, богач, угнетатель трудовых масс. Любой франт и лавочник — заведомый враг простого народа. Все восставшие бедняки — вершат праведное дело революции и руководствуются при этом самыми чистыми помыслами: мечтой о справедливости, о свободе, о заре новой, благословенной эпохи всеобщего счастья.

Получается, сущность человека зависит исключительно от его социального положения. Душа, разум, совесть — ничего не значат. Если ты богат — будешь желать победы Толстякам, подавления мятежа и казни бунтовщиков. Если беден — значит, ты на стороне Тибула и Просперо, а любой, кто богаче тебя, — твой злейший враг.

Есть исключения, конечно. Силача Лапитупа, родом из народа, Тибул называет предателем — за то, что тот продался богачам. Наследник Тутти, хоть и воспитанный, как «волчонок», в неге и роскоши, — волчонком однако не оказывается. Доктор Гаспар явно не бедствует, и пользуется при этом уважением всех слоёв общества. Гвардейцы — колеблющаяся масса: часть ещё за старый режим, другие переходят на сторону народа.

Я, естественно, понимаю, что «Трёх толстяков» не следует в этом смысле трактовать буквально. Сказка аллегорична, многие моменты в ней утрированы. Появись там положительный толстяк, или добрый, без подвоха, лавочник, или пьяный жестокий люмпен среди прогрессивных народных масс — тем самым поэзия сказки бы нарушилась, а в голове у юных читателей возник бы раскордаж. Да и не факт, что советская цензура пропустила бы такие, диссонансом к коммунистической идеологии звучащие образы.

Тут, для сравнения, вспоминается взгляд Александра Дюма на события Великой французской революции 1789 года: в романах «Анж Питу» и «Графиня де Шарни», писатель, не кривя душой, показывает не только благородных революционеров или обездоленных, но в глубине души порядочных людей, пошедших против власти в честный бой. Дюма изображает и восставшую, озверевшую «чернь», мерзавцев, для которых нет ничего святого, извергов и насильников, опьянённых вкусом крови — бушующую толпу, которая без суда и следствия сажает на пики головы всех тех, кто ей не мил, и без грана сострадания творит бесчинства на улицах Парижа.

Это всё тоже было в истории. Но в «Трёх толстяках» на сей счёт нет ни слова.

Впрочем, и сам Олеша, насколько мне известно, всю жизнь мучился неполнотой своей принадлежности новому советскому миру. Но видя изъяны этого мира, испытывая инстинктивное отвращение к наиболее уродливым его гримасам, он тем не менее искал проблему в себе самом — именно себя он ощущал недозревшим до новой, коммунистической эпохи.

Так или иначе, мне было бы очень интересно узнать авторское вИдение судьбы толстяков в постканоне. В книге их сюжетная линия заканчивается на том, что богачи пытались бежать на кораблях заграницу, но были арестованы в порту матросами. Просьбы о прощении не помогли: народ им больше не верил. А самых главных Трёх Толстяков посадили в ту самую клетку в зверинце, где недавно томился Просперо.

Но мне интересно: что дальше? Казнят Толстяков? Оставят навечно в звериной клетке? Засадят в тюрьму? Отпустят, дав коленом под зад? Попробуют перевоспитать? Заставят честно трудиться?

Детская литература даёт разные примеры. В «Незнайке на Луне» всё устроилось бескровно и весело. «Раскулаченные» богачи (кроме Спрутса) худо-бедно вписались в новую жизнь. «Чиполлино» Родари в этом смысле реалистичнее, но и там автор старается удержаться в рамках гуманности; впрочем, там и разнообразия больше — очень неодинаково сложились судьбы синьора Помидора, барона Апельсина, герцога Мандарина, принца Лимона...

Реальность однако, тем более та, в которой жил Олеша, была куда менее радужна. Но желал ли Олеша гибели всем тем негодяям (действительным и мнимым), которых он так убедительно изобразил на страницах своей сказки? Думаю, нет. Хотя вопрос этот остаётся открытым.

@темы: историческое, впечатления, воспоминания, книги, коммунизм, мелочи из сказок, незнайка, политика, три толстяка

17:51 

Санкции как тест

Вообще эпопея с уничтожением санкционных продуктов напоминает своеобразный кармический тест на идиотизм)

Ибо тут одно из двух.

Либо в Кремле сидят идиоты, которые забыли, в какой стране живут, забыли про ленинградских блокадников и т.д., — а значит, рейтинг власти должен сильно пошатнуться.

Либо же рейтинг не пострадает, и тогда получается, что в Кремле сидят толковые ребята, которые всё правильно просчитали на много шагов вперёд. Но в таком случае идиотами окажется та часть электората, которая такой фортель послушно «съест».

К сожалению, второй вариант мне представляется гораздо более вероятным.

@темы: размышление, политика, дегенерация

23:49 

Санкционная аналогия

Уничтожение на границе санкционных продуктов имеет яркий исторический прецедент. Согласно книге академика Тарле, точно таким же образом два века назад французский император Наполеон пытался укрепить континентальную блокаду, нацеленную на удушение Англии.

Английские товары публично сжигались по всей Европе. Но, в отличие от большинства иных начинаний Наполеона, здесь он потерпел поражение. Контрабанда продолжала просачиваться сквозь все преграды, а французскую империю охватил экономический кризис. В конечном итоге, всё это подстегнуло Наполеона к войне 1812 года, которая окончилась катастрофой для него самого, его армии и империи.

Впрочем, отличие от сегодняшнего дня состоит в том, что Наполеон проводил блокаду всерьёз, в то время как нынешние действия российской власти больше смахивают на лукавство.

@темы: историческое, книги, наполеон, политика

06:32 

Убийство Бориса Немцова

Стиль убийства (если можно так выразиться) — очень похож на Кадыровский: самый центр Москвы, белое авто, наглость не знает границ. Так ведут себя люди, которые знают, что им всё позволено. Сразу вспоминаются убийство Политковской и расстрел на Ленинском проспекте 2006 года. Возможно, Кадыров, в свойственной ему манере, решил порадовать Путина. Немцовская брошюра «Путин: Коррупция» — вполне достаточная причина, чтобы попасть в чёрный список личных врагов хоть чокнутого горца, хоть самого Путина.

Не исключены впрочем и чисто коммерческие разборки. Немцов был человеком небедным, финансировал митинги оппозиции в 2011–2012 годах.

Из конспирологических версий обращает на себя внимание высокая смертность несостоявшихся преемников Ельцина. Насколько я помню, до того как «официальным» преемником в 1999 году был объявлен Путин, — на эту же роль поочерёдно рассматривались два других Ельцинских фаворита.

В 1996 году фаворитом был генерал Лебедь, которому Ельцин почти что открытым текстом предрёк победу на грядущих президентских выборах 2000 года. Однако Ельцинские симпатии к Лебедю иссякли уже через несколько месяцев. А в 2002 году, уже при Путине, давно сошедший с вершин политического Олимпа Лебедь погиб в авиакатастрофе. (Кстати, так же, как и его коллега по президентским выборам 1996 года Святослав Фёдоров, которого впрочем никто на роль преемника не рассматривал.)

А в 1997 году Ельцин привёз из Нижнего Новогорода молодого перспективного политика Бориса Немцова, дал ему ключевой пост в правительстве, пообещал не увольнять в течение 2-х лет, и на какой-то международной встрече представил Немцова как своего будущего преемника. Правда, уже через год о своём обещании Ельцин забыл, Немцов был отправлен в отставку, и с тех пор карьера его пошла на убыль. А финальная точка была поставлена несколько часов назад.

Впрочем, в конспирологию я не верю. Былую популярность Немцов давным-давно растерял, и для Путина его фигура никакой угрозы не представляла. Разве что лишь нагнетание Кремлём ненависти в обществе могло побудить к действию каких-нибудь полоумных Антимайданщиков, подобных приснопамятному Квачкову, пытавшемуся взорвать Чубайса. Однако и это маловероятно, ибо дальше словесных угроз сторонники Антимайдана обычно не шли; те же из них, кто всерьёз готов убивать, воюют сейчас в Донбассе, а не охотятся на оппозиционных политиков. Да и разъезжают отнюдь не на иномарках.

@темы: размышление, политика, дегенерация

23:18 

Народный сход на Манежной

Были мы сегодня с Из Дикого Леса Дикая Тварь на митинге в поддержку братьев Навальных, он же народный сход, он же несанкционированная акция в поддержку всего хорошего против всего плохого.

Основные мои впечатления такие:

1. Народу было мало. Думаю, в общей сложности не больше 2–3 тысяч человек.

2. По сравнению с прошлым митингом, в котором я участвовал (а было это сразу после выборов мэра Москвы в сентябре 2013 года), народ сделался злее, целеустремлённее. Меньше стало веселья, шуток, всеобщего добродушия.

3. Но, учитывая уменьшение числа протестующих, нынешнее озлобление можно квалифицировать как маргинализацию протеста.

4. Вместе с тем, даже маргинализованный протест всё ещё не настолько радикален, чтобы кого-то свергать или даже всерьёз помыслить об этом.

5. Помимо привычных уже кричалок ничего примечательного на сегодняшнем митинге не было. Разве что только привнесли некоторую движуху ряженые «казаки», сновавшие «паровозиком» сквозь толпу с явным желанием спровоцировать драку.

6. Если в начале массовых митингов в декабре 2011 года казалось, что народ наконец прозрел, осознал, что за шушера сидит в Кремле, и готов положить этому конец, то теперь ощущение противоположное: тех, кто понимает, что творится в стране, и кому это небезразлично, — осталось очень-очень мало. Основная же масса народонаселения погрязла в каком-то нескончаемом крымнаше, предновогоднем оливье и прочем бытовом анабиозе, свидетельствующем то ли о затмении мозга, то ли о полном его отсутствии.

7. Так что мысли мои на сей счёт невесёлые и примерно соответствуют известному стихотворению классика:
Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.


8. Зато к Навальному я проникся уважением после его отчаянного и смелого поступка. Когда человек в безнадёжной ситуации, рискуя загреметь в тюрьму на долгие годы, тем не менее выходит на площадь, потому что там собрались люди, пришедшие поддержать его самого и его брата, и он просто не может позволить себе отсиживаться в тепле и уюте — в этом есть что-то одновременно и несгибаемо-патетическое, и очень человечное.

Пожалуй, это и есть самая наглядная противоположность той бессердечной слякоти, которую являет собой Путин и весь его чекистско-воровской режим.

@темы: впечатления, дегенерация, жутко-паффосный-пост, неполиткорректное, политика, размышление, реал, респект, стихи

18:29 

Наивные прогнозы

Смотрю, среди либеральных журналистов и комментаторов реакция на обвал рубля почти сплошь сопровождается пророчествами о скором уходе Путина, коллапсе правящего режима, грядущем массовом народном возмущении и т.п.

На мой взгляд это всё, к сожалению, полная ерунда. В странах с авторитарным режимом и несвободными СМИ никакие финансовые обвалы не ведут к смене власти. В той же Белоруссии за последние 20 лет зайчик девальвировался множество раз, и падение курса бывало куда более резким. А рейтинг Лукашенко всё равно под 80%, даже без всяких фальсификаций.

Похожая ситуация вроде бы в Венесуэле при Мадуро. А ещё можно Зимбабве вспомнить, где в ходу купюры с многомиллиардными номиналами — настолько их обесценила инфляция; и ничего, президент Мугабе сидит на вершине власти уже который десяток лет, даром что самому ему за 90.

Так что у Путина всё ещё впереди))

@темы: политика, аналитика

03:47 

Медицинская реформа в Москве

Нынешняя реформа московского здравоохранения, всколыхнувшая волну протеста медицинских работников, у меня вызывает неоднозначные чувства.

Сразу вспоминается прошлогодняя реформа Академии наук, свалившаяся на учёных как снег на голову.

Сейчас отчётливо видны те же признаки:

1. Самоуправство властей: реформа проводится внезапно, без обсуждения с теми, чьи интересы она затрагивает напрямую. Год назад поставили перед фактом учёных. Сейчас не спрашивают мнения врачей и, тем более, пациентов.

2. Методы реформы — варварские: устоявшуюся систему режут по-живому, бездарно, разрывая десятилетиями складывавшиеся связи, разрушая механизмы взаимодействия между людьми, организациями и т.д.

3. Информационное сопровождение реформы — лживое: чиновники играют словами, прячут свои истинные намерения за благостной демагогией: ликвидацию называют реорганизацией, увольнения — оптимизацией, закрытие — объединением...

4. И при всём при том, потребность в реформе давно назрела. Другое дело, что методы и направление реформ должны быть совсем иными. Сказать же, что до сих пор, до вмешательства чиновников, всё было прекрасно в московской медицине или в Академии наук — этого сказать нельзя.

Бюджетная медицина давно уже «прославилась» массовым взяточничеством, бесчеловечным отношением к пациентам. В 31-й московской больнице я сам насмотрелся такого скотства, о котором вслух говорить не хочется; а ведь это ещё считалась одна из лучших больниц.

В академической системе свои уловки — фиктивные публикации, фиктивные конференции, имитация научной деятельности с единственной целью распила бюджетных денег, плюс ещё сдача в аренду помещений. Огромная бюрократическая махина, занимающаяся не столько наукой, сколько бессмысленным бумагомаранием.

Есть безусловно и хорошие врачи, талантливые профессионалы, самоотверженные люди, которые лечат больных не за мзду, спасают жизни. Есть настоящие учёные, старающиеся несмотря ни на что двигать науку, вести исследования, разрабатывать что-то новое и полезное. Однако сама система в обоих случаях порочна.

А значит, реформа необходима. Вот только сильно сомневаюсь, что нынешняя власть своими методами добьётся чего-то путного. Эти люди, как в похабном анекдоте про царя Мидаса, — всё, за что берутся, превращают в известную субстанцию.

5. Что же касается жертв реформирования — учёных и врачей — тут наблюдается печальная картина. Да, есть небольшое протестное ядро, кто всерьёз готов бороться с произволом властей и не боится назвать вещи своими именами. Но таких меньшинство, и на них даже их коллеги по протестам смотрят с опаской, как на буйных или не вполне адекватных.

Основная же масса недовольных реформами — привыкла молчать в тряпочку, либо позволяет себе высказываться очень осторожно, с оглядкой.

Я это хорошо помню по прошлому году, когда в академической среде поднялся протест против реформы РАН. Ругали министра Ливанова, неких анонимных реформаторов, изредка поминали премьера Медведева. Но высказаться против Путина — ни-ни. Как можно! Это же эль шкандаль!

Причём это не тупоумие в стиле «царь хороший, он не знает, это всё бояре плохие». Будь так, можно было бы даже извинить такую позицию наивным прекраснодушием: мол, люди до последнего стараются верить в лучшее, в то, что там наверху сидит хороший человек, которого просто ввели в заблуждение.

Ничего подобного. Уже когда ежу было понятно, что Путин всё прекрасно знает, и именно он продавливает реформу, вытирая ноги об учёных, о депутатов, обо все регламенты, — даже тогда критиковать Путина учёные всеми силами избегали, предпочитая срывать зло на пешках и исполнителях.

И сейчас, во врачебной среде, по-моему та же картина. Что, впрочем, не удивительно, если вспомнить, как совсем недавно именно врачи в тандеме с учителями брали «под козырёк» в избиркомах, куда мэрия спускала разнарядки по фальсификации выборов.

Фактически, это не что иное как въевшееся в характер холуйство, и пока люди сами из себя этого не выцарапают, — власть так и будет обращаться с ними как со скотом, подвергая «реформам», «оптимизациям», уплотнениям, переселениям и прочему беспределу.

@темы: воспоминания, дегенерация, политика, размышление

18:22 

Король и царь

Давно хочу сделать пост про двух титулованных в прошлом особ)
Хотя симпатии мои безусловно на стороне республиканской формы правления, однако судьбы всяческих королей, императоров и царей мне всегда были интересны.
А те два экс-монарха, про которых я хочу рассказать, по своему уникальны. Тем более, что оба всё ещё здравствуют, хотя и в преклонных годах.

Один из них — знаменитый «король-комсомолец» Михай I. Королём Румынии он успел побывать дважды, причём первый раз — ещё в 1920-х годах, будучи совсем ребёнком. Для сравнения, мой шеф, которому сейчас 86 лет, тогда ещё даже не родился, а Михай уже был королём.



Впрочем, правление его, за малостью лет, было чисто номинальным. А второй королевский срок Михая пришёлся уже на сороковые годы — разгар мировой войны. Там Михай тоже по преимуществу оставался марионеткой при маршале Ионе Антонеску, профашистски настроенном диктаторе Румынии. Михаю по долгу службы приходилось даже принимать нацистские парады и галантно любезничать с людьми, которых он в глубине души ненавидел. Румыния в ту пору воевала на стороне Гитлера против СССР. И так бы и остался король Михай неприглядной пустышкой в истории своей страны, если бы не совершил один достойный поступок. В 1944 году Михай возглавил государственный переворот, арестовал маршала Антонеску и вывел Румынию из гитлеровской коалиции.

За это СССР наградил короля (не взирая на его монарший статус) высшим советским военным орденом — Орденом Победы. Орден этот вручался настолько редко, что за всю историю им были награждены только 17 человек. Из этих семнадцати последним ныне живущим кавалером ордена остался только король Михай.



Но даже высокая награда не спасла короля от вынужденного отречения (под дулом пистолета) и последующей эмиграции, когда в Румынии после войны установилось коммунистическое правление. До этого два с половиной года Румыния являла собой любопытный исторический прецедент: коммунистический режим при действующем короле.

Сейчас Михай — уважаемый человек, почётный гость на разных официальных мероприятиях. На свой 90-й день рождения выступил с речью в румынском парламенте.



Другой экс-монарх, о котором я хочу рассказать, — бывший царь Болгарии Симеон II. Если королей на свете пока ещё предостаточно, как свергнутых, так и правящих, то человек, успевший побывать царём, в настоящее время один на всей планете.

Подобно румынскому королю Михаю, болгарский царь Симеон ещё в детские годы числился главой государства, а после войны, когда в Болгарии упразднили монархию, отправился в изгнание.

Уникален же бывший царь не только благодаря редкому в наши дни титулу, но ещё и по причине головокружительного карьерного реванша. Переждав в эмиграции всю эпоху коммунистического правления, продлившуюся без малого полвека, Симеон вернулся на родину, уже в демократическую Болгарию, и там, победив на вполне свободных выборах, занял пост премьер-министра — де-факто высшую государственную должность.

Вряд ли были ещё такие случаи в истории, чтобы человек возглавлял страну дважды, с перерывом в 55 лет, сначала как монарх, затем как демократический лидер.



Правда, второе правление Симеона продлилось не намного дольше первого: в 2005 году на очередных перевыборах царь утратил премьерский пост, а в 2009 году окончательно ушёл из политики.

Кстати, царские амбиции Симеона успел высмеять в довольно едкой эпиграмме ещё Самуил Маршак в 1954 году:

Симеоны без короны

Гостит в Мадриде Симеон —
Без отчества, фамилии,
Но Симеона почтальон
Отыщет без усилия.

Не нужно для таких персон
Фамилии и отчества.
Ведь он — не просто Симеон,
А бывшее «высочество»!

В Мадрид приехав, Симеон
Сказал корреспондентам,
Что он себя на царский трон
Считает претендентом,

Что по рожденью своему
Он бывший принц болгарский
И очень хочется ему
Присвоить титул царский.

«По Сеньке шапка», говорят.
Но в лавках шапочных навряд
Отыщется корона
Для принца Симеона.

На свете принцев — что котят —
Несметное количество!
И все «высочества» хотят
Пробраться в «их величества».

Для этих принцев и принцесс,
Напрасно ждущих царства,
Холодный душ или компресс —
Отличное лекарство!


Грядущего возвращения Симеона во власть Маршак явно не предполагал.

Факты и фотографии заимствованы из википедии)

@темы: историческое, политика

03:45 

Песенка Страшилы

Волковский Страшила нередко от радости поёт песенку собственного сочинения: «Эй-гей-гей-го!», добавляя по случаю разные рефрены и восклицания, например «Я снова-снова-снова с Элли», «Элли опять спасла меня!», «У нас удивительный друг!» и т.д.

Баумовский Страшила в первой книге поёт один-единственный раз — после того, как Аист снимает его с шеста посреди реки и возвращает к друзьям. Страшила обнимает друзей, но в песне его никаких «снова-снова» нет. Сама же песенка в оригинале Баума звучит так: «Tol-de-ri-de-oh!».

Как подсказывает интернет, припев этот скорее всего восходит к строке из баллады под названием «Чёрная ворона» (точнее «Ворона-падальщица» [«Carrion Crow»]):
«Sing tol de rol, de riddle row!»

Смысл этой строчки неясен — то ли простое звукоподражание, заведомая бессмыслица, то ли некий искажённый со временем текст, реконструировать который вряд ли возможно.

Впрочем, строка эта в балладе появилась не ранее 1796 года. Сама же баллада существенно старше — она относится к эпохе правления английского короля Карла Второго (1660–1685), и представляет собой политико-религиозный памфлет. Под хищной вороной-падальщицей подразумевается сам король Карл II, лишивший пуританское духовенство средств к существованию, а также приказавший вырыть из могил тела покойных цареубийц (голосовавших за казнь его отца, Карла I, в период Английской революции), повесить их и четвертовать.

В оригинальной версии баллады строка «tol de rol» отсутствует, ну а в версии 1796 года первый куплет звучит так:

The carrion crow he sat upon an oak,
And spied a taylor cutting out a cloak;
With a heigh ho! the carrion crow!
Sing tol de rol, de riddle row!


Любопытно, что Волков, судя по всему, каким-то образом ухитрился выяснить происхождение таинственного Баумовского «Tol-de-ri-de-oh!», поскольку предложенная Волковым замена — то самое «Эй-гей-гей-го» — явно восходит к словам «a heigh ho» из третьей строчки вышеприведёного куплета.

На русский язык «heigh-ho» в значении удивления/восторга переводится как «ну и ну!», «ого!», «ого-го!».

@темы: изумрудное, историческое, книги, мелочи из сказок, политика, эсмерология

22:20 

Судьба Шотландии

По поводу референдума о независимости Шотландии... Решать, конечно, шотландцам, а мои симпатии всё-таки на стороне единства Великобритании.

Ибо, во-первых, назвать шотландцев угнетённой нацией никак нельзя.

Во-вторых, нет у меня оснований желать Великобритании распада, поскольку это давно уже не империя, тянущая щупальца по всей планете, а вполне образцовая современная республика (несмотря на формально сохраняющийся королевский двор).

А в-третьих (и в главных) — мне кажется важным, чтобы в мире сохранялись успешные примеры союзных государств, объединяющих разные народы на равноправной основе.

Если такая форма государственного устройства докажет свою эффективность и жизнеспособность, то повысятся шансы на воссоздание в каком-нибудь варианте Союза и вокруг России. Лично мне бы этого очень хотелось.

Пока же динамика скорее разочаровывающая: СССР развалился, Югославия распалась (причём отнюдь не мирно), Чехословакия цивилизованно «развелась», в Бельгии сильны центробежные тенденции, и даже в Европейском Союзе объединительный порыв прежних десятилетий почти иссяк.

@темы: политика, размышление

14:38 

Альтернативная социология московской мэрии

Зашёл я в преддверии выборов на портал «Активный гражданин», посмотреть, что там за голосовалки такие.

Портал этот, как подсказал интернет, разработан по поручению московского мэра Сергея Собянина. Суть портала проста (цитирую по сайту Инфоцентра Правительства Москвы):

«"Активный Гражданин" позволит проголосовать за тот или иной вариант развития столицы или решения какой-либо проблемы. Результаты электронных референдумов будут воплощаться в жизнь. На голосование еженедельно будут выноситься вопросы по актуальным городским темам, от транспорта и благоустройства территорий до здравоохранения и образования.»
www.icmos.ru/news/17292

Итак, захожу в один из опросов, посвящённый летним кафешкам. Что-то о том, что мэрия разработала единые стандарты открытых вернад. Читаю вопрос: «А как вы оцениваете изменение облика летних веранд?»

Смотрю варианты ответов для голосования:
1) Положительно, стало лучше
2) Положительно, но нужно сохранить возможность обустройства сезонного кафе по индивидуальным проектам
3) Не заметил(а) изменений
4) Затрудняюсь ответить

Так вот, мне очень интересно: а где вариант «Отрицательно»?
Если мне не нравятся эти бесконечные единые стандарты, которые мэрия внедряет где ни попадя? Если я против сплошной бюрократизации, при которой тонны бумажек и предписаний по любому поводу нарастают в геометрической прогрессии? Если я НЕ хочу, чтобы мэрия совала свой нос в те сферы жизни, которые её не касаются?

Мне, значит, надо выбирать между «просто положительно» и «очень положительно»? Или делать вид, что я затрудняюсь с ответом? Так я вовсе не затрудняюсь))

Но при такой «социологии» уже даже не удивляет красующаяся справа на том же портале колонка новостей с заголовком: «99% жителей Москвы проголосовали за единые требования для ограждений стройплощадок».

Рискну предположить, что 99% жителей Москвы вообще не слышали про этот портал, не то что там за что-то голосовать. Но даже если считать только голосовавших, то, при таком раскладе возможных ответов, цифра в 99% кажется даже скромной. Почему сразу не 146%?))

И последнее, что меня насторожило на этом портале: ни до ответа на опрос, ни после — нигде не высвечивается расклад голосов. В большинстве ты или в меньшинстве — об этом видимо можно будет узнать, только если результаты опроса попадут потом в колонку новостей, ту самую где 99%. Но, сдаётся мне, попадает туда далеко не каждый опрос.
А соответственно — пространство для махинаций безгранично.

UPD: Пришёл ответ по обратной связи на мою претензию:
«Добрый день!

В ближайшее время мы добавим функцию - "Добавить свой ответ" и "Отказаться от прохождения опроса". Спасибо Вам за активной участие в жизни города. Это частый вопрос от пользователей приложения, поэтому в скором времени эти варианты ответа будут добавлены.

С уважением,
Команда проекта Активный Гражданин
»

Вежливый тон, конечно, располагает) но, замечу, добавлять вариант именно отрицательной оценки — они по-прежнему не обещают))

@темы: политика, дегенерация, впечатления

12:27 

Охота за голосами

Сейчас по городскому телефону позвонили какие-то странные люди...) Обратились по имени-отчеству. Я вначале подумал — может какие знакомые? Однако представились социологической службой, спросили известно ли мне о выборах 14-го числа [говорю, да] и знаю ли я адрес своего избирательного участка [говорю, нет].

Но тут, вместо того, чтобы, например, сообщить мне этот адрес или напомнить про «гражданский долг», — спрашивают (с живым интересом): «Так вы не собираетесь голосовать?»
Я говорю: в воскресенье решим.

На этом «социологическая служба» вежливо попрощалась.

Ощущение от этого «соцопроса» осталось однозначное: кто-то там явно присматривается, чтобы украсть голоса тех, кто не придёт на выборы.
Да и какая, в самом деле, соцслужба будет обращаться по имени-отчеству к случайному, казалось бы, абоненту?

Интернет подсказал, что телефонный номер, с которого был звонок, принадлежит Отделу благоустройства ОАО «ДЕЗ Обручевского района», и связан этот ДЕЗ с управой моего района.

@темы: впечатления, констатация фактов, политика

записки Чугунного Дровосека

главная