Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
15:35 

«Бессильные мира сего», С. Витицкий (Борис Стругацкий)

«Бессильных мира сего» я взялся читать с опаской. Последняя книга последнего из братьев... одна из последних, ранее мной не читанных. А вдруг БНС исписался? Тем более, витали слухи, что его сольное творчество заметно уступает книгам, к которым причастен АН. Говорили также, что «фандом последнюю книгу не принял». Кроме того, я знал, что в одиночку Борис Натанович писал уже не о будущем, и даже не об альтернативных мирах, наподобие «Града обреченного», а об актуальной российской реальности постсоветского образца. А у меня к этой реальности давно сформировалось устойчивое отвращение.

Ну и наконец мне сложно было представить творчество Стругацких в отрыве от привычного фона советской эпохи. Всё-таки, как ни эволюционировали их книги за 30 с лишним лет совместной работы, основная их направленность всё равно оставалась увязана с советской идеологией — сначала как её перспектива, затем как вариация, лучшая альтернатива, позже как полемика с ней и, наконец, яростное и едкое отрицание. Характер связи менялся, но связь оставалась всегда. И сверхпопулярность Стругацких тоже была возможна только в закрытом вакууме Советской страны. На Западе книги АБС воспринимались едва ли не как бульварное чтиво, приключенческие боевики-однодневки. В России времён поздней перестройки объявленная гласность фактически заглушила последние АБС-книги: среди хлынувших потоков ранее запретной, невозможной информации, публике стало не до творческих изысков гениальных братьев.

Вот с такими примерно мыслями я приступил к «Бессильным мира сего». В целом чтение шло туговато — сквозь первые две трети книги я продирался медленно. Местами становилось интересно, словно включался моторчик, хотелось узнать, что же дальше. Но следом натяжение спадало, повествование расползалось в разные стороны, сюжет ветвился, и поначалу не удавалось понять, какие из этих ветвей тупиковые, а где магистральный ствол. Текст местами казался затянутым, избыточным.

Впрочем, до сих пор мне у Стругацких скучной показалась лишь одна книга — знаменитая «Улитка на склоне» (точнее та её часть, которая про Управление, ибо линия Атоса-Сидорова была мне уже знакома по роману «Беспокойство»). Однако «Бессильные» до тягомотности «Улитки» не дошли. На последней трети роман наконец раскочегарился: выявилось ядро основных персонажей, прорезалась ведущая сюжетная линия, свелись к минимуму лирические и прочие отступления.

Правда, герои пока ещё не цепляли. Казалось, что все они не только «бессильны», но и чужеродны прежнему творчеству Стругацких: вместо блистательных идеалистов «Полудня» населением «БМС» оказались безвольные, серые, вялые, угасающие в собственной старости и окружающем мраке усталые люди, разочаровавшиеся не только в былых идеалах, но и в самой жизни.

Антураж очень к этому подходил. Поначалу мне вообще резала слух ненормативная лексика, грязь словесная и житейская. Мелькала давняя крамольная мысль, что снятие цензуры не всем авторам пошло на пользу. Мешало обилие персонажей с их многочисленными прозвищами, вариациями имён, запутанной системой фактов «кто каким сверхъестественным талантом обладает» и «кто кому кем приходится»: складывалось ощущение головоломки, решать которую почему-то не тянет.

Затем вдруг произошло что-то незаметное, и — чернушности в антураже сразу стало меньше, у персонажей, казавшихся до сей поры безразличными эгоистами, вдруг прорезалась взаимовыручка, всплыли старые знакомые темы Стругацких — Наставничество-Учительство («Полдень», «Жук», «Волны», «Град»), нерешённый вопрос о пользе вмешательства в чужую судьбу и в судьбы мира («ТББ», «ЗМЛдКС», «ОО», «ПкБ», «Малыш», те же «Жук» и «Волны»), о границах человечности («Отель», «Стажёры», «Пикник», «Волны», «Хищные вещи века»).

И уже после финальной сцены, когда клубок сюжетных линий эффектно развязался, а всё непонятное удалось прояснить при помощи интернета, — впечатление от «Бессильных» само собой как-то обрело стройность в моей голове, и мне стало ясно, что ведь это — роскошная книга. Может, конечно, и не в числе самых-самых среди творчества АБС, но уж точно не худшая, не провальная и отнюдь не бездарная.

Более того, даже по настроению она не упадническая (хотя многие ей это ставят в вину). Общее настроение: ничто ещё не дорешено, и поражения не окончательны, и столько всего предстоит ещё сделать...

Если сравнивать с другими книгами Стругацких, то по антуражу «БМС» больше всего напомнила мне «Дьявола среди людей» — тоже одиночную книгу, но старшего из братьев. Там тоже обстановка крайне мрачная и реалистическая, безмерно далёкая от утопических картин. Правда, там, чётко и сразу, обозначен центральный герой, и на него с самого начала направлено сопереживание читателя. В то время как в «БМС» главный герой вырисовывается лишь ближе к середине, постепенно обретая чёткость очертаний и масштаб на фоне второстепенных фигур.

Как и в «Дьяволе» (и в большинстве «серьёзных» произведений Стругацких), в «БМС» почти нет юмора. Зато по количеству цитат и отсылок — этот роман явно выходит на первое место, соперничая лишь со «Страной багровых туч». Впрочем, в «Стране» цитаты тоньше встроены в основной текст; в «БМС» же автор даёт их впрямую, практически без огранки.

Стилистически я бы отметил ещё злоупотребление скобками — они встречаются почти в каждом абзаце, часто по многу раз. Впрочем, это мелочь.

Вязкость сюжета «БМС» — пожалуй, на уровне «Хромой судьбы», но ниже, чем у «Гадких лебедей», где мне очень долго вообще было непонятно, кто есть кто и чего хотят все эти люди.

Сильно не понравилась мне зверская сцена в самой первой главе. Однако зверств хватало и в прежних книгах Стругацких, достаточно вспомнить Арканар из «ТББ» или «Град обреченный».

Заодно сомнение вызывает сам метод, которым главгерой «БМС» решил подстегнуть нерадивого ученика. Тут по аналогии (или скорее по контрасту) вспоминаются «Фальшивые зеркала» Лукьяненко, где на то, чтобы вывести героя на новый уровень, хватило одной пощёчины.

Ещё в «БМС» меня поражала современность лексики — например, клише из рекламных слоганов, которые у меня самого до сих пор на слуху. Такой современности как-то не ждёшь от классика: это примерно как если бы Пушкин «заговорил» на олбанском. Местами впрочем было ощущение, что это хоть и современность, но уже вчерашнего дня: ходовые клише быстро устаревают. Однако и в этом ничего страшного нет — Стругацкие всегда были камертоном актуальной реальности.

* * *

...В завершение скажу о грустном, хоть к «БМС» это имеет весьма косвенное отношение. Зашёл я на официальную страничку Стругацких, где раньше хранились их книги в открытом доступе, и обнаружил вместо книг — текст письма двух наследников, по одному на каждого из Братьев. А в письме сказано, что отныне доступ к книгам АБС будет платным. Мотивировка дана невнятная: мол, БНС распоряжений на сей счёт не оставил, но много думал над этой проблемой и даже подписал когда-то письмо в защиту авторских прав в интернете. И вообще некрасиво, когда одни люди приобретают книги за деньги, а другие придут и скачают бесплатно. Заканчивается письмо угрозами преследований.

Мой вывод прост: наследниками движет обычная корысть. Причём корысть неумная. Потому что, к примеру, я в интернет заглянул не за тем, чтоб читать корифеев бесплатно. Книги таких авторов как Стругацкие я всегда покупаю в бумажном варианте, чтобы они всегда были под рукой и чтобы читать их можно было «с чувством, с толком, с расстановкой», а не прыгая глазами из файла на мониторе в соседнее окошко, оттуда на дайри, из дайри в аську и т.д. Хорошая книга требует внимания, и грех разменивать её об интернет. В интернет же я лезу просто уточнить ту или иную цитату или бегло вспомнить какой-нибудь эпизод, деталь, ускользнувшую из памяти, — в бумажной книге такие вещи искать труднее.

Что же касается Бориса Натановича, то он, конечно, мог защищать права других авторов, но распространению книг АБС он никогда не препятствовал. И даже на заимствование героев и реалий из своих с братом произведений всегда давал добродушное разрешение.

Посему, мне кажется так: кто знает толк в Стругацких, тот и так их книги покупал. А кто не знает, и потому просто скачивал по случаю, теперь просто махнёт рукой и покупать всё равно не станет. Выигрыш для наследников — ноль. Только множество новичков, которые могли бы проникнуться мирами Стругацких, сами стать в чём-то лучше, да заодно и влиться потом в число покупателей, если уж на то пошло, — теперь пройдут стороной.

Вот и получается: сколько сказано Братьями о воспитании человека будущего, о бескорыстии, идеалах и т.п., — а собственные дети их оказались обычными мелочными мещанами, оскудевшими умом и талантом, и способными лишь паразитировать на наследии великих родителей. Детей этих не мне судить, но вот то, что Теория Воспитания не сработала, — действительно жаль, ибо тогда и миры АБС оказываются несбыточными.

@темы: впечатления, книги, респект, стругацкие

21:30 

Принцип дозволения

Вдогонку к предыдущему подумалось...
У Достоевского сказано: «Если Бога нет, то всё дозволено».
Пожалуй, как частный случай, это можно переформулировать и так: «Если наши всегда правы, то всё дозволено».
По крайней мере в том смысле, что для Бога нет разделения на «наших» и «не наших».

@темы: книги, размышление, цитаты

21:30 

«ТВТ», Янка Мавр

«ТВТ» — одна из детских книг, повлиявших когда-то на моё мировоззрение) В данном случае, влияние шло не в том направлении, которое подразумевал автор. Книга-то на самом деле о детях, которые «взбунтовались против гнёта вещей», то есть, просто-напросто научились своими руками чинить поломки в разных бытовых приборах, предметах обихода, в домашнем хозяйстве...

Эту свою полезную деятельность герои книги оформили в виде увлекательной игры — тайное общество, соревнование, взаимовыручка. В итоге у этих детей на всю жизнь сформировалось бережное отношение к вещам, натренировался зоркий глаз на всякую неисправность...

Мне с детства тоже нравилось что-нибудь чинить, разбираться в устройстве технических приборов. Но настоящим техником в нашей семье стал мой младший брат (причём без всяких вдохновляющих на то книг, просто «по зову сердца», благо у него был реальный технический талант). А я довольно быстро понял, что безнадёжно от него отстаю, да и вообще оказалось, что руки у меня «не той стороной вставлены» )) Поэтому ремесленные свои опыты я почти полностью забросил уже лет в 12–13...

Однако сама мысль, что практически любую вещь можно починить, если вдумчиво и внимательно подойти к делу, и для этого не обязательно быть специалистом, гением, достаточно обычной наблюдательности и умения логически мыслить, — эта мысль засела в моей голове довольно крепко. Настолько, что я распространил её не только на бытовые приборы, но и на весь материальный и духовный мир.

Не ладятся отношения с тем или иным человеком? Всё решаемо! Надо только сесть, подумать, разобраться, какие помехи создают проблему, и рационально их устранить. Всё в наших руках! Или — другой пример — хочешь написать книгу, но не знаешь как это делается? Всё очень просто: берёшь несколько образцов, разбираешь их по косточкам на составные части, вычленяешь все значимые элементы, постигаешь принцип, согласно которому они организованы в единое целое, — и дальше воспроизводишь всё то же самое, только на новой, своей собственной основе.

Или вот ещё беда: увял любимый кактус? Сейчас наука, к сожалению, бессильна его вернуть. Но в будущем можно будет любому кактусу в период цветения создать трёхмерный портрет с точностью до атома, и затем, пользуясь портретом как чертежом, из идентичных атомов собрать целёхонький жизнеспособный кактус, причём это будет не клон, не копия или имитация оригинала, а именно тот самый первоначальный кактус окажется таким образом воскрешён. Надо только не перепутать атомы. А в перспективе это позволит подарить бессмертие не только цветам, но и болонкам, кошкам, а затем и людям.

Вот с этим набором убеждений я и взялся выстраивать собственную жизнь примерно лет в 20. Не заметив, к сожалению, что на практике эти убеждения не работают. С большим энтузиазмом я занялся «строительством дружбы» с приглянувшимися мне однокурсниками и однокурсницами — не придав значения тому факту, что сами-то они в дружбе со мной ничуть не заинтересованы (ведь можно же, рационально действуя, выстроить и дружбу, и интерес, и вообще управлять всем миром и другими людьми в частности, думал я).

По той же модели я стал сочинять рассказы, изобретать продолжения к любимым книгам и фильмам — не замечая, что получается у меня всего лишь жалкая перетасовка чужих сюжетов, приёмов и персонажей.

Кончилось всё это, конечно, плохо: личная жизнь моя зашла в катастрофический тупик, вытрепав массу нервов; все «строившиеся дружбы» рассыпались в прах, оставив меня у разбитого корыта почти в полном одиночестве; а десять лет «литературных» опытов, как выяснилось, были потрачены впустую.

Однако мировоззрение у меня в глубине души осталось прежним, тем самым, которому дала начало книжка про ТВТ. Мне до сих пор кажется, что в этом мировоззрении надо лишь чуть-чуть что-то поднастроить, добавить маленький, едва уловимый компонент — и всё заработает идеально и эффективно))

А попутно вся эта история позволила мне сформулировать две мысли:

1. Принимая на вооружение понравившуюся идею, люди обычно стремятся чрезмерно расширить сферу её применения.

2. Рационализм вторичен. Первична лишь иррациональность. Именно иррациональность позволяет создать нечто по-настоящему новое. В то время как рационализм пригоден только для постижения уже существующего и для воспроизведения его в тех или иных вариациях.

@темы: воспоминания, впечатления, генеральная линия, детские заблуждения, идеи, интроспекция, книги, наука, прогресс, размышление, техническое, цинизм

03:33 

«Белый хрен в конопляном поле», Михаил Успенский

Вроде бы все нити к разгадке автор предоставил, всё необходимое сказал, и в общем-то всё понятно, но... Сомнения остались: а нет ли другой трактовки?

1. Алатиэль в алом платье на стене города Чизбурга. Она действительно хотела предать бонжурцев? Но зачем тогда демонстративное алое платье (цвет измены у эльфов)? Или её заставили горожане, а платье было попыткой предупредить бонжурцев об опасности? Или предупреждение адресовано было только капитану Ла Руссу, единственному, похоже, знавшему про алый цвет?

2. Любила ли всё-таки его Алатиэль или нет? Если нет, то зачем приняла его ухаживания до осады Чизбурга? И зачем осталась с ним потом, до рождения детей? А если да, то зачем предала бонжурцев при осаде и исчезла, когда родились дети?

3. Зачем Стремглав отсёк ей голову? Хотел наказать за измену?

4. Почему одновременно Стремглав не зарубил Кренотена? И чего хотел сам Кренотен — казнить Алатиэль или спасти её?

5. Почему ожившую, немую Алатиэль Стремглав не отверг, а взял себе в жёны?

6. И почему держал её в башне, фактически как в тюрьме? Боялся, что она сбежит?

7. Что там произошло в момент родов? Каким образом Алатиэль исчезла? Почему дети разделились? Что так напугало прислугу и охранников? Или может туда проник Кренотен и выкрал её? Но почему только с одним из трёх детей? И зачем она вообще ему понадобилась? И почему за ними не было погони?

8. Почему Стремглав счёл её мертвой? И почему он сжёг башню? Притом, что в основании склеп оставил.

9. Почему в финале дети поняли, что мать никогда их не примет? Почему её материнские чувства распространялись только на одного из детей, причём на того, который меньше всего её любил?

10. Почему в финале Стремглав внезапно умер? От избытка чувств? Но на излишне сентиментального человека он не похож. Или это был символический момент: вся жизнь сосредоточилась в этом мгновении, и дальше уже не было пути?

@темы: впечатления, книги

15:32 

«Девочка, с которой ничего не случится», Кир Булычёв

Теперь понимаю, почему у меня не пошли повести про Кору Орват. В ранних Алисиных рассказах Булычёва чувствуется доброта — местами наивная, местами стёбная, но всё-таки делающая этот мир притягательным. А в «Коре Орват» этого нет. Стёб остался, гротеск есть, приключений сколько угодно, фантазия автора по-прежнему бьёт фонтаном, но вот обычной доброты не хватает, и без неё мир делается неинтересным и ненужным.

И кстати, до меня только теперь дошло, что в рассказе «Свой человек в прошлом» изображён Аркадий Стругацкий)

@темы: впечатления, булычёв, алиса, книги, стругацкие

00:08 

«Рыцарь Катерино»

Итак, я дочитал первую книгу из серии «Страна Остановленного времени» Дмитрия Суслина.

Что понравилось:
1. Стиль повествования — увлекательно-сказочный, с мягким юмором, больше всего напоминает сказки Софьи Прокофьевой, но с более рыцарским уклоном.
2. Имена персонажей — рыцарь Катерино, принц Евгений, колдунья Руина, ворона Эсмеральда, ведьма Ареатанута, первый министр Гаргулио, королева голубей Воркулина, Двухголовый Саймон, конь Мирко, оруженосец Кристиан Тринадцатый, трольчонок Друль...
3. Удачное сочетание волшебного мира с современным реалистическим.
4. Симпатичная дружеская компания главных героев.
5. Переклички с Волковым — Фея Вечной юности, гигантские орлы, подневольные лебеди (аналог Летучих Обезьян).
6. Художественное оформление — рисунки Анны Власовой.

Что не понравилось:
1. Повышенная смертность персонажей (хотя и в основном второстепенных), более высокий уровень жестокости сказочного мира по сравнению, например, со сказками Волкова или той же Прокофьевой.
2. Изобилие отступлений от основного повествования — экскурсы в древние времена, камео капитана Краснобаева.
3. Чрезмерное количество поединков, сражений и вообще опасностей.
4. Отсутствие концовки — книга обрывается почти что на полуслове, развязка переносится как минимум на следующую повесть.

Вообще в последнее время я довольно много штудирую детских сказок, но с интересом читается лишь малая часть из них (что поделать, возраст уже не тот))). Таких книг, что трудно оторваться, встречается, к сожалению, мало. Но сказка Суслина — одна из них.

@темы: впечатления, книги, респект, с.прокофьева, эсмерология

21:12 

Полный комплект

Ярослав с Изумрудного форума добыл последние недостающие 2 страницы журнальной версии «Семи подземных королей». Теперь можно считать, что все редакции всех шести сказок Волкова собраны полностью.

Заодно энциклопедия имён персонажей пополнилась новым именем: оказалось, что в журнальной версии чародея-основателя Волшебной страны звали Гуррикан.

Тем самым видимо опровергается моя гипотеза о сходстве с Гулливером. Также не подтвердилось и предположение, что вступление к «Семи подземным королям» — позднейшая вставка, написанная одновременно со вступлением к «Жёлтому Туману», тоже повествующем о древних временах.

@темы: эсмерология, мелочи из сказок, книги, изумрудное

21:16 

«Королевская книга Страны Оз» Р.П.Томпсон

Наконец я осилил эту самую «Королевскую книгу» — первую послебаумовскую сказку Озовского канона.

Общий вывод: тем читателям, что ругают Баума, имело бы смысл почитать его «преемницу» Томпсон)) Сразу будет видно, где халтура, а где литература)

Впрочем, справедливости ради стоит признать, что «Королевская книга» далеко не так бездарна, как позднейший «Капитан Несалага» той же Томпсон.

Но уже и в «Королевской книге» видны все Томпсоновские черты, которые делают её творчество для меня нечитабельным: засилье восточных мотивов, бесталанное подражательство Бауму, случайные персонажи и недовершённые сюжетные линии.

Зато перевод, как ни странно, хороший. «Жевакинский округ», конечно, фейл, но «профессор Жужелиус», «серебряне», «сэр Кофус из Копуса», «копуши», «Типунчик Токо» — находки удачные. А стихи ещё и с аллюзиями, как, например, песенка Дороти: «Наша Долли громко плачет // Уронила в речку мячик».

@темы: впечатления, изумрудное, книги, продолжательство, эсмерология

17:22 

Расползание чтения

Похоже я разучился читать книги) Вернее — дочитывать... Начинать-то начинаю, а вместо того, чтобы продолжить начатую — беру и начинаю следующую.
Итого сейчас в стадии читаемых у меня находится 23 книги...

@темы: книги, размышление

21:44 

Мои любимые книги

О том, что моя самая любимая книжка — «Волшебник Изумрудного города» (с продолжениями), я писал много раз.

Сказочная серия Волкова с самого первого прочтения в возрасте 4–5 лет возглавляет, если можно так выразиться, пьедестал моих любимых книг. Она никогда с этого пьедестала не сходила и ни с кем его не делила, хотя было немало книг, которые подобрались к этой планке довольно близко —Олеша, Прокофьева, Стругацкие и другие многократно упоминавшиеся в моём блоге сокровища мировой литературы.

Но, несмотря на безусловное лидерство «Волшебника», существует ещё несколько книжек, успевших побывать на вершине того самого пьедестала. Речь о сказках, нравившихся мне в ту пору, когда о «Волшебнике» я даже ещё не слышал.

Думаю, книги эти заслуживают, чтобы их хотя бы назвать по именам. Это:
«Поросёнок в колючей шубке» Сергея Козлова,
«Сказки дядюшки Римуса» Джоэля Харриса,
«Городок в табакерке» Владимира Одоевского,
«Два братика» Стасе Самулявичене,
«Три поросёнка» в пересказе Сергея Михалкова.

Соответственно, в раннем детстве я воображал себя попеременно то Ёжиком, то Братцем Кроликом, то Наф-Нафом. Доставалось и моему семейству: помню, мама была Ниф-Ниф, папа — Братец Волк, бабушка — Братец Черепаха...

Недавно, кстати, я узнал, что в оригинале герои Харриса вовсе не «братцы», а вполне себе респектабельные «мистеры». Остаётся только порадоваться фантазии переводчика: боюсь, мистер Кролик меня бы в детстве совсем не привлёк.

@темы: изумрудное, воспоминания, мелочи из сказок, книги

00:12 

Мрачное совпадение

Как известно, культовый советский фильм «Белое солнце пустыни» пользовался особой популярностью среди наших космонавтов. По легенде, космонавты обязательно пересматривали его перед стартом. И вот странное совпадение: весть о смерти Анатолия Кузнецова, исполнившего в этом фильме главную роль — знаменитого «товарища Сухова», — пришла в день 80-летнего юбилея Юрия Гагарина, первого космонавта Земли.

Впрочем, как и многие другие совпадения, нынешнее совпадение — кажущееся. Потому что умер Анатолий Кузнецов ещё 7 марта, просто сообщили об этом в новостях только через два дня.
В связи с этим вспомнилось, как Пьер Безухов складывал цыферки, чтобы разглядеть за ними перст судьбы, якобы повелевающей ему убить Наполеона.

@темы: дегенерация, книги, кино

23:38 

«Лабиринт Фавна»

Был бы очень неплохой, по своему трогательный фильм, если бы не перебор со зверствами главзлодея. А так — не знаю даже, как его оценивать...

Вообще сама по себе история с Фавном — ничем особым не примечательна: простенькая волшебная история, заснятая в красивом антураже и опирающаяся на богатую сказочную традицию: три задания, испытания, принцессы и принцы. Выразительность же этой истории придаёт её переплетение с жёстким реализмом второй сюжетной линии — изверг-капитан, фашистское государство, охота на партизан, угроза жизни матери и её будущему ребёнку...

Контраст и симметрии между сказочной и реалистичной сюжетными линиями придают фильму объём. Кстати, это довольно редкий случай, при том что на контрасте строится чуть ли не вся сказочная литература. Например: Золушка — несчастная падчерица, которая терпит издевательства мачехи и сводных сестёр, выполняет за них всю чёрную работу — затем попадает на бал, становится принцессой. Дороти из пыльного серого Канзаса — оказывается в чудесной стране Оз. Гарри Поттер из чулана приёмных родителей — перемещается в благословенный мир магов и чародеев, где все его считают Избранным, символом победы над вселенским злом.

Однако во всех этих примерах сказочными остаются на самом деле оба контрастирующих мира: и тот, что заявлен как волшебный, и тот, что преподносится в качестве реалистического. Злобные тупые Дурсли, шпыняющие Гарри, так же гротескно сказочны, как и преподающий в Хогвартсе Златопуст Локонс или как шумные близнецы Уизли с их магазинчиком волшебных штуковин. Блёклый Канзас — всего лишь преддверие той самой страны Оз и, с точки зрения Дороти, ничем не хуже сказочного мира, в который девочку забросило ураганом.

А вот в «Лабиринте Фавна» контраст настоящий, непреодолимый. Мир взрослый и мир детский тесно переплетены на экране, но по-настоящему соединяются они лишь через тот трагический выбор, который главной героине приходится сделать в финале.

Кстати, для тех, кто в теме: главную героиню, 11-летнюю девочку, зовут Офелия, а выглядит она примерно так, как мне представлялась Химена.

@темы: впечатления, изумрудное, гарри поттер, кино, книги, эсмерология

03:43 

«Вторая тайна золотого ключика» (А.В.Кумма и С.В.Рунге)

Продолжение сказки о Буратино. Первый раз я читал эту вещь лет в 12–13, но с тех пор почти всё забыл. Теперь впечатления обновились)

Общее ощущение — очень хорошая сказка, совсем чуть-чуть не дотянувшая до того, чтобы стать полноценным развитием канона. Авторы постарались на славу.

Что понравилось:

1. Обилие сказочных приёмов: например, солдат, отражающийся в тысяче зеркал, чтобы произвести впечатление целой армии; телефон, в который вместо монетки надо кидать крышку от консервной банки; волшебный топорик, способный сам рубить дрова...

2. Сохранение традиций канона: гостиница «Две селёдки» (трибьют харчевне «Три пескаря»); Шарабан-Барабан — родственник Карабаса-Барабаса; Буратино, скачущий на Лошади (в первоисточнике был Петух).

3. Революционные мотивы.

4. Ненавязчивое, но бесспорное осовременивание мира: телефоны, телевизоры, телеграммы, поезда, самолёты, электричество, газеты, кинотеатры, альбомы с марками. И всё это гармонично вписывается в антураж былых веков: мальчишки-разносчики газет, алебарды стражников, лекари с пиявками, сапоги со шпорами, золотые и серебряные монеты, очаг с дровами-поленьями...

5. Красочные новые персонажи: мастер Луди Паяти, Баклажанчик, Сальваторе, и собственно железный мальчишка Ферручино — брат Буратино.

6. Реалии сказочного мира, в том числе местной бедноты, — почти что в стиле Джанни Родари.

Что не понравилось:

1. Вторая тайна Золотого ключика полностью обесценивает первую.

2. Ключик слишком легко и ненатурально переходит из рук в руки.

3. Самого Буратино в книге маловато. Вообще отрицательным героям уделяется едва ли не больше места в сюжете, чем положительным — будто книга не про Буратино, а про Карабаса, Дуремара, лису Алису, кота Базилио и т.д.

4. Мальвина, Пьеро и Артемон исчезающе эпизодичны. Жаль, что авторы не нашли им никакой значимой роли.

5. Буратино сам на себя непохож. Он словно утратил львиную долю былого задора и смекалки.

6. Папа Карло, поверивший в перевоспитание Карабаса и его шайки, тоже производит впечатление ООС. Конечно, папа Карло человек добрый, но всё-таки не идиот. Ещё большее ООС — то, что Карло согласился принять Карабаса-Барабаса себе в компаньоны.

7. Образ Писаря, одного из сюжетообразующих героев, получился совершенно проходным.

8. Развязка революционных событий изложена как-то плоско, без драматизма.

9. Сама атмосфера сказочной страны изначально представлена в гнетущих тонах: первая-то книга закончилась вроде бы победой добра над злом, а в начале второй наивного Буратино облапошивает сам директор школы, в стране сохраняются прежние порядки, Карабас фактически берёт реванш.

10. Ферручино, не успев ещё сделать ничего хорошего, первым делом ссорится с Буратино, тем самым настраивая против себя читателя.

Чего, на мой взгляд, не хватило для настоящего продолжения:

1. Карабас и его подручные в сюжете присутствовать должны, но желательно в тени некоего нового могущественного злодея. Иначе не чувствуется динамики: в первой книге Буратино с друзьями победил Карабаса, затем ещё раз победит во второй, и так можно продолжать до бесконечности. Это нелитературно.
Впрочем, справедливости ради, следует отметить, что нового влиятельного злодея авторы создать попытались. Но его всё равно затмил Карабас со своей неразлучной компанией.

2. Куклы — друзья Буратино — должны интенсивно участвовать в приключениях. Сам состав кукол неплохо бы расширить, добавив пару новых персонажей.

3. Буратино должен быть поживее и побойчее.

Любопытный момент:

«В свободное время столяр с удовольствием ладил для детей свистульки, вырезал скрипочки, а также кукушки для стенных часов и сам обучал их куковать.
Зеленщик Петруччо выращивал лучшие в окрестности кабачки, лук-порей и цветную капусту. Причём капусту по заказу он выращивал любого цвета — оранжевую, синюю, розовую...
Как-то Петруччо вырастил репку такого размера, что её ни за что не вытянули бы Дед с Бабкой даже с помощью Мышки. Пришлось вытаскивать репку трактором.
Но гордостью зеленщика были тыквы, каждая из которых была с сюрпризом. То внутри тыквы окажется конфета, то волчок, то заводная бабочка...
»

При чтении этого фрагмента у меня даже закралось сомнение: уж не причастны ли авторы «Второй тайны ключика» к доработке другой «Тайны» — «Заброшенного замка»? Волшебные разноцветные овощи-фрукты Урфина Джюса, да ещё по соседству со столярничеством...

Гипотеза, конечно, фантастическая, но чем чёрт не шутит, тем более, что один из авторов, Александр Кумма, был по совместительству сценаристом 10-серийного мультика «Волшебник Изумрудного города».

@темы: продолжательство, мелочи из сказок, лиса, книги, изумрудное, впечатления, буратино, эсмерология

02:27 

Восприятие профессии

Волшебник Алёша в сказках Софьи Прокофьевой очень переживал из-за своей профессии. Точнее из-за общественного мнения: даже друзья над ним подтрунивали — мол, все люди как люди, а ты ерундой занимаешься, волшебником стал. То ли дело милиционер или там, директор зоопарка! А волшебник в наш просвещённый век — баловство одно.

...И вот мне подумалось, что это же мог быть автобиографический пассаж у Прокофьевой. Достаточно «волшебника» заменить на «детскую сказочницу».

@темы: книги, мелочи из сказок, размышление, с.прокофьева

05:21 

Бахнов

Вообще, конечно, можно было догадаться, что Бахнов — автор вымышленный. Всё-таки идея женить Страшилу — чисто женская по сути.

Автор-мужчина эту тему мог бы только обстебать, как Эот Линг, или ограничиться лёгким шутливым намёком на флирт, как Баум. Но чтобы всерьёз — тут, конечно, надо быть женщиной))

@темы: продолжательство, неполиткорректное, книги, изумрудное, гендерное, эсмерология

20:47 

По поводу отключения телеканала «Дождь»

Когда в декабре освобождённый Ходорковский давал своё первое интервью, онлайн-трансляцию мне удалось разыскать только на «Дожде». Но... — без звука и с плохим качеством картинки. Мол, оформляйте платную подписку, тогда будет и звук, и цвет, и все радости жизни.

Тут сразу вспоминается телевизор из «Незнайки на Луне», отключавшийся на самом интересном месте и возобновлявший показ только если закинуть в него монетку 5 сантиков.

Да, я понимаю, что цена подписки копеечная. Понимаю, что сейчас цензура с удовольствием потирает свои поганые лапки. Понимаю, что сам себя выставлю идиотом и жмотом. Но моё мнение — нафиг такой «Дождь», нафиг такие услуги и нафиг такую свободу «второй свежести».

@темы: политика, незнайка, книги, жутко-паффосный-пост, техническое

13:31 

Приём чередования в СПК и УДиеДС

Прообраз приёма с чередованием семи королей встречается и в предыдущей сказке Волкова, там, где Страшила не может выбрать, какой ему пользоваться тростью — подарком Мигунов или подарком Чарли Блека, и в итоге, по совету Элли, решает пользоваться обеими тростями попеременно, день одной, день — другой.

@темы: изумрудное, эсмерология, мелочи из сказок, книги

11:15 

27.01.2014 в 10:38
Пишет silent-gluk:

И еще старая публицистика
Стругацкий А., Стругацкий Б. Влюбленные в фантастику: [Беседа с корреспондентом АПН В.Петряевской] // Моск. комсомолец. - 1965. - 13 авг.

Двое молодых, веселых, очень милых людей сидят на диване и, улыбаясь, ждут моих вопросов. Аркадий и Борис Стругацкие, известные писатели-фантасты. Их книги любят и с нетерпением ждут, ими восхищаются, о них спорят. С авторами соглашаются или возражают, но ни одну их повесть читатели не оставили без внимания. А сейчас мы сидим в уютной комнате, их рабочем кабинете: большой письменный стол, кресло и, конечно, книги. Книг много, я даже не успела как следует рассмотреть все... Домашняя, очень располагающая обстановка, и сами они такие простые и свойские, что с ними хочется разговаривать сразу, как с друзьями.

читать дальше


URL записи

@темы: книги, стругацкие

23:16 

Королевская семья Пингареи

Уж сколько раз я за последние 20 лет перечитывал баумовского «Ринкитинка» о приключениях пингарейского принца Инги... и только сегодня сообразил: принц Инга и королева Гари — имена дают почти полную анаграмму острова Пингарея.

Смотрю оригинал — так и есть: Inga, Garee, Pingaree.

Вот только король Киттикут никуда не вписывается...

@темы: имена, книги, мелочи из сказок, эсмерология

02:09 

Дилогия о Карандаше и Самоделкине Юрия Дружкова

Попытка перечитать удалась)) Пунктиром напишу о впечатлениях.

Книжки классные, по-настоящему сказочные. Сюжет — калейдоскоп приключений, весёлых, опасных, непредсказуемых, но при том образующих цельную и стройную историю, а не распадающихся на мозаику разрозненных эпизодов.

Позабавил выбранный автором ракурс: взгляд на мир с позиции ребёнка-мечтателя. В результате взрослые в книге ведут себя не то чтобы гротескно, но как-то гиперболично, гипертрофированно. Победителя в конкурсе Юных Техников награждают всеми мыслимыми призами, окружают почётом и даже присылают за ним вертолёт. «Простудившегося мальчика» в дикой панике увозят на «Скорой», словно у него как минимум тиф.

Из персонажей не понравился Прутик. Понравился папа Тимы.

Огорчила расправа над Петухом Будильником. Впрочем, это придало повествованию остроту. Сразу стало ясно, что злодеи не кажущиеся, не игрушечные, а самые натуральные мерзавцы.

Понравилось, как мастерски Дружков обошёл проблему денег. Всё, что Карандашу и Самоделкину по сюжету требовалось купить, они получали задаром, в благодарность от взрослых за остроумно оказанную помощь.

Любопытно, что ни разу не упомянут волшебный нос Карандаша. Рисует Карандаш носом или волшебной кисточкой — загадка.

Самоделкин, казавшийся мне прежде ослабленным вариантом Железного Дровосека, теперь произвёл впечатление персонажа вполне самостоятельного и даже более живого, чем Дровосек. По крайней мере, эмоциональный спектр у Самоделкина шире, чем у Дровосека, и находчивости побольше.

А википедия вот подсказывает, что дальним прототипом Самоделкина был итальянский Кьодино (его, помнится, в советском издании иллюстрировал Леонид Владимирский; впрочем, я не читал).

Жаль, что первая книга практически полностью «мальчишеская»: девчонки в сюжете отсутствуют как класс, есть лишь переодетый в Красную Шапочку шпион. Во второй книге автор попытался выправить баланс, но появившаяся девочка Настенька оказалась уж очень стереотипна — примерно как Мальвина пополам с Медуницей.

Не понравилось изобилие в тексте уменьшительных суффиксов.

Удивили странности с ростом Карандаша и Самоделкина. То они умещаются в небольших игрушечных коробках и следом летают, сидя на крылатом огурчике. Затем вдруг оказываются ростом с ребёнка. Потом их рост ещё пару раз варьируется без всяких пояснений. Впрочем, это сказочная условность, как и то, что дети и взрослые при виде их ничуть не удивляются.

Вторая книга оставила впечатление недописанной. Вполне возможно, что так оно и есть, ибо вышла в свет она уже после смерти автора. Пираты вернулись в сюжет лишь в последней трети книги, перекосив всю композицию. Победа над пиратами показана не очень убедительно. Часть сюжетных линий оборвалась на полуслове. В частности, незавершённой осталась судьба рисованных животных — кота, козы, попугая. Мелькнул вроде бы мальчик Тима из первой части, и тоже исчез вникуда. А шпион Дырка по непонятным причинам превратился в Пульку (заодно лишняя параллель с героями «Незнайки»).

Очень понравилась техничность изобретений: все эти игрушечные самосвалы с котлетами, экскаваторы для разгрузки пирожков... Сразу видно, что сказочный мир — наш, нынешний, а не какое-нибудь замшелое средневековье.

Любопытно, что в Клубе весёлых человечков главным считается Карандаш. По книге Самоделкин и Карандаш действуют на равных, но лидерских качеств больше у Самоделкина. Вообще дружеский дуэт «физика» и «лирика» смотрится очень симпатично.

Увлечение корабликами напомнило Крапивина.

...Сейчас пробую заново подступиться к одному из продолжений, написанных Валентином Постниковым, сыном Юрия Дружкова. В отличие от прошлого захода, Постниковский текст сейчас антипатии не вызывает: стилистика и характеры героев кажутся довольно аутентичными. Но вот изобретательности авторской не хватает, той самой находчивости, полёта фантазии, превращающего реалистичную детскую повесть в сказку. Посмотрим, как дальше пойдёт...

@темы: мелочи из сказок, книги, впечатления, продолжательство

записки Чугунного Дровосека

главная