Записи с темой: Книги (список заголовков)
09:32 

R.I.P. Урсула Ле Гуин

Умерла американская писательница Урсула Ле Гуин.

Лет в 14 я грыз её Земноморье, но увяз на третьей книге. Как-то уже тогда подспудно определилось: фэнтези – не мой жанр.

Ещё порой попадалось интервью, кажется, Аркадия Стругацкого, где он сожалеет о смерти Урсулы Ле Гуин. Видимо был какой-то слух, в ту пору оказавшийся ложным, а явью ставший сегодня.

@темы: стругацкие, книги, впечатления, воспоминания, воронка безвременья

18:24 

Чёрная стрела (Роберт Льюис Стивенсон)

«Чёрную стрелу» я дважды читал в детстве. Недавно захотелось обновить впечатления.

Любопытно, но после каждого прочтения – в памяти оставались только первые главы, о странствии двух мальчиков, из которых один вовсе даже не мальчик )) Видимо, это лучшая часть книги; дальнейшее помнилось лишь как круговерть неразличимых приключений в антураже рыцарской эпохи.

При нынешнем перечите поразило современное звучание книги. Главные герои настолько гуманны и рассудительны, что это не вяжется ни с заявленным временем действия (XV век), ни со временем написания (конец XIX века). Но мне понравилось :)

И да: Мэтчем няшечка ))

@темы: респект, книги, впечатления

21:46 

Необыкновенные приключения Карика и Вали (Ян Ларри)

Большинство детских книг, при перечите во взрослые годы, уже казались мне скучноватыми. Тем приятнее иногда встретить книгу, не подвергшуюся коррозии времени. История Карика, Вали и профессора Енотова стала как раз таким симпатичным исключением.

Странно, но раньше я не обращал внимания: Карик и Валя – дети из неполной семьи. Упоминаются мама и бабушка, но ни слова о папе.

Бросается в глаза сюжетная неувязка: если б профессор догадался взять увеличительный порошок с собой, Карик и Валя спаслись бы в тот же день. Но тогда и сказки бы не было.

Ещё встретилось незнакомое выражение: «честное под салютом», видимо аналог «честного пионерского» слова для младших ребят. Но «честное пионерское» я застал ещё на своей памяти, в 80-е годы; в книгах и фильмах оно тоже звучало нередко. А вот «честное под салютом» нигде больше не попадалось.

@темы: хроники жирафа, слова, респект, мелочи из сказок, книги, впечатления

13:46 

7 секретов «Денискиных рассказов»

7 секретов «Денискиных рассказов»: тайна Романовых, тайна красного шара и др. —
arzamas.academy/mag/477-deniska
www.labirint.ru/books/623924/

Имхо, тайн там особых нет, названо ради завлекательности, но отдельные моменты любопытны.
Хорошо бы добыть саму книгу-комментарий.

@темы: книги, драгунский

12:00 

Итоги 2017 года: Книги

Всего за 2017 год мне удалось прочесть 56 книг (из них 43 впервые и 13 повторно), а также 114 миниатюр (101 впервые и 13 повторно).

Сравнение с 2016 годом

Число книг, захватывающих так, что сложно оторваться, в 2017 году снизилось с 7 до 5:

Правда и другая ложь (Саша Аранго)
Навеки твой (Даниэль Глаттауэр)
Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики (С. Витицкий)
Другой Ленин (Александр Майсурян)
Глазами человека моего поколения (Константин Симонов)

Оценку 5 и выше – получили 13 книг и 5 миниатюр:

Другой Ленин (Александр Майсурян) — 6
Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики (С. Витицкий) — 5+10
Семь подземных королей (Александр Волков) [перечитано] — 5+7
Сандро из Чегема (Фазиль Искандер) — 5+3
На заре туманной юности (Андрей Платонов) [мини] — 5+2
Подробности жизни Никиты Воронцова (С. Ярославцев) [перечитано] — 5+2
Навеки твой (Даниэль Глаттауэр) — 5+
Оранжевый портрет с крапинками (Владислав Крапивин) — 5+
Авиньонские барышни (Франсиско Умбраль) — 5
Чёрный саквояж (Кир Булычёв) [перечитано, мини] — 5
Дьявол среди людей (С. Ярославцев) [перечитано] — 5
Маленькая роза в петлице (Юрий Олеша) (Константин Паустовский) [мини] — 5
Номенклатура: Господствующий класс Советского Союза (Михаил Восленский) — 5
Необыкновенные приключения Карика и Вали (Ян Ларри) [перечитано] — 5
Глазами человека моего поколения (Константин Симонов) — 5
Чёрная стрела (Роберт Льюис Стивенсон) [перечитано] — 5
[2 миниатюры по этическим причинам не названы]

@темы: коммунизм, стругацкие, книги, статистика, итоги, изумрудное, респект, булычёв, политика, ленин, крапивин

17:56 

Главгероиня в «Мэри Поппинс»

Только сейчас дошло, что в сказках о Мэри Поппинс главная героиня вовсе не Мэри. Хотя повествование и ведётся в третьем лице, но фактически это POV Джейн, взгляд на мир её глазами.

И то верно: Мэри – сплошная загадка, Майкл слишком мал, родители слишком взрослые, остальные персонажи второстепенны или эпизодичны. Остаётся Джейн.

@темы: хроники жирафа, мелочи из сказок, книги

14:21 

Книжный флешмоб

Книжный флешмоб, потащен у Джиалгри

Читали ли вы книгу, изданную и ставшую бестселлером в год вашего рождения? (с)

Жырный шрифт = читал.
Подчёркивание = смотрел кино.

1950 – «Лев, колдунья и волшебный шкаф», Клайв Стейплз Льюис
1951- «Над пропастью во ржи», Джером Сэлинджер
1952 – «Старик и море», Эрнест Хемингуэй
1953 – «451 градус по Фаренгейту», Рэй Бредбери
1954 – «Властелин Колец», Джон Р.Р. Толкин
1955 – «Лолита», Владимир Набоков
1956 – «Падение», Альбер Камю
1957 – «Как Гринч Рождество украл», Доктор Сьюз
1958 – «Завтрак у Тиффани», Трумен Капоте
1959 – «Жестяной барабан», Гюнтер Грасс
1960 – «Убить пересмешника», Харпер Ли
1961 – «Чужак в стране чужой», Роберт Хайнлайн
1962 – «Излом времени», Мадлен Л’Энгл
1963 – «Под стеклянным колпаком», Сильвия Плат
1964 – «Чарли и шоколадная фабрика», Роальд Даль
1965 – «Ариэль», Сильвия Плат
1966 – «Цветы для Элджернона», Дэниэл Киз
1967 – «Сто лет одиночества», Габриэль Гарсия Маркес
1968 – «Мечтают ли андроиды об электроовцах?», Филип К. Дик
1969 – «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», Курт Воннегут
1970 – «Чайка по имени Джонатан Ливингстон», Ричард Бах
читать дальше

@темы: кино, книги, флешмоб

12:25 

Пуаро и Холмс: совмещение эпох

У меня всегда было ощущение, что Эркюль Пуаро появился в литературе, когда канон Шерлока Холмса уже лет 30 как был дописан. Интуитивно книги о Пуаро у меня соотносились с эпохой 1930-х – 1960-х годов.

Потом я с удивлением обнаружил, что расцвет Пуаро – вообще-то 1920-е годы. И только сейчас до меня дошло, что даже после громкого вхождения Пуаро в литературу, Конан Дойль продолжал ещё писать новые рассказы о Холмсе.

@темы: хроники жирафа, констатация фактов, шерлок холмс, книги, впечатления

10:38 

Два Тадеуша

У Алисы Селезнёвой (из повестей Кира Булычёва) есть старшая подруга Ирия Гай, которая живёт под Вроцлавом вместе с мужем, Тадеушем Соколом, и маленькой дочкой Вандочкой. Этот факт, начиная с повести «Гай-до» (1986), повторяется у Булычёва много раз.

И вот я открываю недавно повесть «Уроды и красавцы» (2001), одну из самых поздних в серии об Алисе. И читаю: «...они долетели до Вроцлава, где в лесу, неподалеку от города, стоит дом старого друга Алисы Тадеуша Госки и его жены Ирии Гай, у которых растет маленькая дочка Вандочка».

Что за Госка? Откуда Госка? Лезу в интернет. Интернет сообщает, что был, оказывается, польский критик и переводчик Тадеуш Госк (1936–1993). Дружил с Киром Булычёвым, переводил его книги на польский. С 1979 года жил во Вроцлаве.

Есть и фото Тадеуша Госка, сделанное самим Булычёвым:


fantlab.ru/autor70907

@темы: алиса, булычёв, имена, книги, мелочи из сказок, прототипы

08:31 

Щукарь и другие

Лет 20 назад мой дед как-то упомянул, что у шолоховского Щукаря из «Поднятой целины» имелся реальный прототип. Был такой балагур по фамилии Воробьёв, в Вёшках его все знали.

Фамилия мне запомнилась. Уже когда деда не стало, а новый век принёс с собою интернет, я пробовал нагуглить подробности, но безуспешно. А вот сегодня очередная попытка частично подтвердила дедов рассказ.
tchukar.livejournal.com/19372.html

Правда, данные расходятся: то ли Воробьёва звали Тимофей Иванович, то ли Тимофей Тимофеевич. И дожил он не то до 1948 года, не то до 1958. Ещё пишут, что «прототипом» Щукаря он стал постфактум: Шолохов писал образ без прототипа, но, после выхода «Целины», сельчане признали Щукарём Воробьёва, уж очень оказался похож.

А вот ещё одну вещь не проверить уже никак. Когда-то дед с бабушкой говорили, что в «Тихом Доне» одним из эпизодических героев выведен мой прадед — бабушкин отец. Но под каким именем — никто уже не помнил. А прочесть «Тихий Дон» я так и не собрался. Теперь же, читай не читай — поздно.

@темы: воспоминания, книги, личное, прототипы, семейное, шолохов

15:32 

Евгения Пастернак о школьной программе по литературе

Очень правильная статья (местами).
Помню, за 7 лет изучения литературы в средней школе у нас прошёл всего 1 (один!) урок, посвящённый любимым книжкам. Когда каждый мог свободно рассказать о том, что ему действительно нравится читать. Было это в 6-м классе. И одноклассники мои увлечённо рассказывали о Муми-троллях, о Волшебнике Изумрудного города, сказках Андерсена и многом другом, чего я сейчас и не вспомню. На фоне обязаловки и нескончаемых классиков XIX века это было как глоток свежего воздуха (сорри за изъезженное клише).

"МУМУ" - ЭТО О ТОМ, КАК СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ ОТНОСИТСЯ К ДЕТЯМ".
Евгения ПАСТЕРНАК О ТОМ, ПОЧЕМУ ШКОЛЬНИКИ НЕ ЧИТАЮТ

О том, что не так со школьной программой по русской литературе, и почему дети в лучшем случае читают краткое содержание - писательница, лауреат литературных премий и автор книг для детей, Евгения Пастернак

Сплошное Муму

Если вы возьмете десятилетнего ребенка и начнете читать ему вслух «Муму», то быстро убедитесь, что там около сотни слов, значения которых он не знает. Вы, кстати, тоже. Более того, там очень много ситуаций, которые десятилетний ребенок не понимает. Объяснят ли ему все это на уроке литературы? Хороший учитель — да, конечно. Обычный учитель ничего объяснять не будет. Это не входит в программу. Учителю вообще не до того: он должен заполнить журнал, написать сто отчетов, рассчитаться за питание, сдать макулатуру, переписать тунеядцев… Короче, ему есть чем заняться. Параграф в учебнике прочитали, на вопросы после параграфа ответили. Прочитали ли дети книгу — никого не волнует. Поняли ли они, что там написано — никого не волнует. А уж полюбили ли они читать, никого не волнует особенно.

И прочая профанация
vk.com/wall-63909225_27934

@темы: личное, книги, изумрудное, воспоминания, андерсен

20:33 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:53 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:21 

Урфин у Сухинова

Похоже, что Урфин у Сухинова распался на четырёх персонажей: чародейку Корину, алхимика Парцелиуса, кузнеца Аргута и садовника Тамиза.

1) Корина — интриги, жажда власти, сочетание зла и добра, сиротство, жизнь при Гингеме в ранние годы.
2) Парцелиус — скверный характер, оживление рукотворного войска, жажда власти, тщетные попытки освоить магию.
3) Аргут — неординарный ремесленный талант, отшельничество, зависть, колебания между Светом и Тьмой, высокий рост.
4) Тамиз — отшельник, садовод, диковинные растения.

@темы: эсмерология, размышление, продолжательство, мелочи из сказок, книги, изумрудное

14:38 

Полезная была бы фича

Что следовало бы позаимствовать художественному жанру у научного – так это список использованной литературы. Чтобы автор в постскриптуме открыто указывал, какими книгами предшественников вдохновлялся, с кем заочно полемизировал и что откуда утащил))

@темы: размышление, книги

14:48 

Менвиты, рудокопы, арзаки и Европа

Цивилизация менвитов всегда казалась мне прогрессивнее, чем у арзаков. читать дальше

Однако сейчас я пришёл к выводу, что дело, видимо, обстояло ровно наоборот. читать дальше

@темы: изумрудное, книги, политика, размышление, эсмерология

13:07 

Живительный дуплет

Семена живительного растения на огород Урфина буря приносила дважды. Такой повтор всегда казался странным, почти невероятным – как падение двух снарядов в одну воронку.

В фанфикшене звучала даже изящная теория о целенаправленной «диверсии»: что сорняки были заброшены к Урфину по воле феи Стеллы.

Но можно объяснить совпадение и логически – без заговоров и нарушений теории вероятностей. Вдруг всё дело – в особенностях самого огорода?

Возможно, живительные споры время от времени разносятся ветром по всей Волшебной стране, но только на Урфинском огороде почва достаточно благодатна, чтобы семена не погибли в ней в первые же часы.

Вспоминается также, что дом Урфина располагался недалеко от жилища Гингемы. А проросли сорняки вскоре после того, как Джюс позаимствовал из пещеры погибшей колдуньи «кое-какое имущество».

То есть, либо земля хранила отпечаток прежнего колдовства Гингемы, либо, например, Урфин пропалывал огород волшебным инвентарём, принятым по ошибке за садовую вилку.

Не исключено также, что этот гипотетический инвентарь способствовал позднее и мичуринским чудесам Урфина Джюса (голубые огурцы, золотая морковь и т.д.).

@темы: размышление, мелочи из сказок, книги, изумрудное, совпадения, эсмерология

14:33 

«Полосатый жираф Алик», Владислав Крапивин

Плохая книга с хорошим названием (на него я и попался).

Первое впечатление было: Крапивин сошёл с ума. читать дальше

@темы: книги, крапивин, впечатления

16:08 

Ушёл из жизни детский писатель Анатолий Алексин

Я в детстве читал его повесть «Саша и Шура»...


Пишет Лиза Новиковаwww.kommersant.ru/doc/3287950
Последний друг пионеров

На 93-м году жизни скончался писатель и драматург, автор книг для детей и юношества Анатолий Алексин (Гоберман). С 1970 по 1989 год Алексин был секретарем Союза писателей РСФСР. В 1993 году эмигрировал в Израиль, последние годы жил в Люксембурге.


Его отец Георгий Гоберман, "пламенный революционер-идеалист", как он характеризовал его в воспоминаниях, преподаватель Экономического института красной профессуры, был одно время главным редактором журнала "Спутник коммуниста", где Ленин лично советовал ему публиковать больше материалов о борьбе за права женщин. Сам Гоберман-младший начал печататься еще школьником в "Пионерской правде" и тоже удостоился благожелательных советов от высокого руководства. Писать "про лучшего друга детей товарища Сталина" — такое обещание взял с начинающего поэта Лазарь Каганович.

Война нашла для молодого литератора другую работу: оказавшись с матерью в тылу, он стал ответственным редактором газеты "Крепость обороны" на Уральском алюминиевом заводе. В 1950-м окончил Московский институт востоковедения. Наконец, получил и настоящие профессиональные напутствия от Маршака и Паустовского — один попросил его не писать стихов, другой стал его первым редактором. "Непременно сохраните столь редкий дуэт смеха и слез",— советовал Анатолию Гоберману, теперь уже выступающему под псевдонимом Алексин, Лев Кассиль.

Этот "дуэт смеха и слез" он и исполнял начиная с 1950-х, когда вышел его дебютный сборник повестей "Тридцать один день". "Слез", даже слезливости в некоторых его текстах все же было больше, чем остроумия. Но при этом уроки еще одного учителя, Валентина Катаева — "писать не главами и не абзацами, а строчками" — помогли сформировать и не растерять оригинальный стиль.

Алексин оставался вызывающим доверие собеседником для нескольких поколений отечественных школьников — в послевоенные, застойные и даже постсоветские годы. Он предпочитал именоваться не просто "детским писателем", но более витиевато: тем, "кто пишет о нерасторжимости детского и юношеского миров". Подразумевалось, что если "отцы и дети" вместе будут вести постоянную морализаторскую работу, то справятся со всеми драмами и трагедиями, которых в текстах Алексина всегда оказывалось предостаточно.

В его текстах, конечно, не могло быть ничего такого, чего не пропустили бы сменяющиеся поколения советских цензоров. Но при этом всегда (даже, скажем, в монотонных письмах из повести "Коля пишет Оле, Оля пишет Коле") было много правды жизни и много психологических наблюдений. Поговорим о совести, поговорим о человечности, призывали эти книги. Причем который из персонажей, взрослый или юный, в тот или иной момент окажется моральным авторитетом, не всякий раз было предсказуемо: в этом и состояла увлекательность его прозы.

Повесть "Мой брат играет на кларнете" и другие самые известные работы Анатолия Алексина были экранизированы. Среди его поздних произведений — роман-хроника "Сага о Певзнерах" и сборник документальных рассказов "Террор на пороге". Огромный корпус его детских повестей, рассказов, пьес (последние из которых датируются уже началом 2000-х) по-прежнему украшает полки детских библиотек. Настоящий кладезь сентенций для распространенных когда-то девичьих дневников, альбомов или "анкет", его рассказы и повести и теперь вполне годятся для цитирования в "пабликах". Те, кто читал Алексина в советском детстве, скорее предпочтут снабдить собственных детей книгами Юрия Коваля и Виктора Голявкина. Однако его доверительность и сентиментальность остаются теми красками, которых современной "литературе для юношества" подчас очень недостает.

Лиза Новикова

@темы: воронка безвременья, перепост, книги

16:14 

«Оранжевый портрет с крапинками», Владислав Крапивин

Одна из лучших крапивинских повестей, имхо. Но почему-то недооценённая: упоминают её заметно реже, чем «Мальчика со шпагой», «Колыбельную для брата» и т.д.

Фаддейка, уж не знаю по каким причудливым ассоциациям, живо напомнил Волковского Страшилу, каким тот был в первой книге. Хотя навскидку общего между ними мало. Фаддейка и бойчее, и ближе к реальной жизни, несмотря даже на все свои марсианские не то фантазии, не то путешествия.

Про отношения...

Предвестие девяностых...

Крапивин и Волков...

@темы: книги, изумрудное, гендерное, впечатления, респект, крапивин

записки Чугунного Дровосека

главная