Записи с темой: респект (список заголовков)
02:34 

Мультфильм «Незнайка на Луне»

По-настоящему классный мультик. Я даже не ожидал настолько высокого качества от нашей мультипликации 1990-х годов, когда, как известно, «большой» отечественный кинематограф пребывал в глубоком упадке.

В мультфильме масса мини-приколов, «гэгов» и шуток, которых не было в книге — вроде полёта Незнайки верхом на вентиляторе при первом появлении невесомости или эпизода, где Незнайка своей грозной тенью перепугал злого жука, собиравшегося на него напасть. Или игры слов, когда вывеской соляного промысла Пончика стала музыкальная нота «соль». В книге эти моменты были бы лишними, но в ткань мультфильма вписались идеально, и без них мультик, пожалуй, вышел бы пресным.

Вообще я не сторонник переделки сюжетных линий в экранизациях, но замена Козлика на журналистку Звёздочку мне понравилась. Сразу появилась некая «искра» в гендерном смысле, чего мне не хватало в книге, да и вообще у Носова. Тем более, Звёздочка получилась по-настоящему живая, а не такая безупречно правильная, как Синеглазка или зануда Кнопочка из первых двух сказок. И не настолько страждущая, как Козлик, на которого у Носова постоянно сыпались всякие неприятности. Так что всему своё место: пусть в книге будет Козлик, а в мультике Звёздочка. Любопытно впрочем, что и сам Козлик не был вырезан полностью, а появился в качестве камео в сцене под мостом.

Также забавной мне показалась замена собак на крокодилов. Правда, эта режиссёрская находка — не просто отдельный шуточный элемент, а часть целой системы переделок в сюжете, призванных заменить Носовскую классово-идеологическую основу аполитично-политкорректной темой экологии. Согласно мультфильму, Луна претерпевает экологическую катастрофу: из всех животных смогли выжить только хищные крокодилы, а растения не просто маленькие, как в книге, но вообще отсутствуют. Пища же производится из синтетических суррогатов. И именно с этой бедой земные коротышки должны помочь справиться лунатикам.

Учитывая эпоху выхода мультфильма, подобная идеологическая цензура выглядит естественной, да и все логические ниточки увязаны грамотно, вплоть до того, что даже Дурацкому острову придумана новая роль, связанная с загрязнением окружающей среды. Но всё же я предпочёл бы, чтобы идеологию сохранили Носовскую.

Вместе с тем, чувствуется, что создатели мультфильма с уважением отнеслись к книжному канону. Внешние образы персонажей созданы на основе рисунков Генриха Валька, чьи иллюстрации к третьей книге считаются классическими. Сюжет содержит также отсылки к первой и второй книгам: эпизод с майским жуком, изобретение воздушного шара, финальная ссора Незнайки со Звёздочкой, дословно копирующая аналогичную сцену с Кнопочкой, которую задела реплика про влюблённость.

Правда, обыгрывая сцены из первых книг, мультфильм как бы исключает их сюжеты из своей гипотетической предыстории: если, скажем, воздушный шар изобретён только теперь, значит никакого полёта коротышек в Зелёный город попросту не было.

Экранное время распределено между персонажами в иной пропорции, нежели в книге. Заметно расширена роль редактора Гризля. Больше стало самогО Незнайки — в книге он порой надолго исчезал из сюжета или превращался в пассивного наблюдателя. Зато сократились сюжетные линии Спрутса, Скуперфильда и прочих членов Большого Бредлама. Не знаю, можно ли вообще разобраться в кознях этих злодеев, если смотреть мультик, не прочитав предварительно книгу.

Финальная часть сюжета, к сожалению, оказалась скомкана. Спрутс как-то очень вскользь лишился своих заводов, но и только. Судьба остальных миллионеров не оговаривается. Могущества, денег и власти у них никто не отнял. Нет ни «парадного шествия» невесомости по планете, ни «победы трудового народа», ни диверсии Спрутса и Жулио со взрывом ракеты. Незнайкина драматичная ностальгия, едва не стоившая ему жизни в финале, тоже пошла под нож.

Остались некоторые мелкие неувязки. В частности, должна была как-то «выстрелить» подмена чемоданов, но этого не случилось.

В целом сюжет мультфильма построен на удивление увлекательно: хоть я уже давно вышел из возраста, в котором мультики идут «на ура», а всё равно «Незнайку на Луне» посмотрел с удовольствием. Для сравнения, разрозненные серии советского мультфильма по первым книгам я уже лет в 12–15 смотреть не мог — слишком они казались скучными.

Озвучка в мультфильме выше всяких похвал. Интонации Незнайки и других коротышек живо напомнили мне любимую с детства пластинку-инсценировку по мотивам первой сказки. Голоса Клары Румяновой и Михаила Кононова неподражаемы. А озвучка Кононовым крысоподобного редактора Гризля явно подразумевает преемственность с образом пирата Крыса из знаменитой «Гостьи из будущего».

Также хочется отметить красивое музыкальное сопровождение на основе классической музыки. Вообще мне мало что нравится из инструментальной классики, но композиции, выбранные для мультфильма, пришлись по душе, в частности фрагменты сюиты «Пер Гюнт».

Так что, пожалуй, зря я столько лет откладывал знакомство с этим мультфильмом. Несмотря на некоторые недочёты, он оказался настолько симпатичен, что, думаю, можно пересматривать его каждый год.

@темы: респект, незнайка, мультфильмы, гендерное, впечатления, булычёв, алиса

18:01 

90-летие Фиделя Кастро

90 лет исполняется Фиделю Кастро.


Фидель Кастро и Рикардо Аларкон, 9 апреля 1961 года

@темы: коммунизм, констатация фактов, респект, фидель кастро, фото

06:19 

Спектакль «Тень» музыкального театра ТеНер

Это было реально круто.
Практически идеальное соотношение юмора и драмы. Много красивых песен. Точный подбор типажей.

Учёный Христиан-Теодор — наивный и добрый мечтатель, немного не от мира сего. Необычное воплощение образа Аннунциаты. В оригинале Шварца Аннунциата казалась мне тихой простушкой, а вот в спектакле получился незаурядный и сильный образ, полный затаённой энергии и решимости.

Иронично-зловещий двойник Учёного, Теодор-Христиан, он же Тень. Роли Доктора и Юлии Джули показались существенно глубже, чем в тексте Шварца. Людоед аутентичен — харизматичный весёлый повеса. Удачно выдержана преемственность образов: Инквизитор — Цезарь Борджиа, Жюли — Принцесса.

Комично-коварные министры. Изящный ироничный Палач со скрипичным футляром — тут по какой-то сумбурной аналогии вспомнился финал фильма «Три толстяка» с пропавшим в последний момент топором.

Из песен в первой части особенно запомнилась ария Аннунциаты [«Никогда никому не позволю обидеть тебя»] в исполнении Анны Трушковой-Васильевой (Мэгенн). Во второй части — песня Теодора-Кристиана [«Обрисую дело кратко»] (Владимир Каменский).

Впечатляющий момент был, когда Министр финансов внезапно восстал из инвалидного кресла. Ещё — сцена с уговорами Доктора достать живой воды.

Пьесу Шварца я читал единственный раз в 2007 году. С тех пор многое забылось. Но осталось впечатление, что Учёный по тексту был стопроцентно положительным персонажем. А в спектакле появилась нотка осуждения: не подписывай что попало, чужое предательство не снимет с тебя вины.

Также небольшое смещение акцентов вроде бы наметилось в финале. По спектаклю вышло, как будто Учёный полюбил Аннунциату, и теперь они счастливой парой отправятся странствовать по свету. Из текста же мне помнилось, что Учёный никакими чувствами к Аннунциате не воспылал: скорее он разочаровался в Принцессе, а Аннунциату позвал с собой за компанию из милосердия и абстрактного человеколюбия, не слишком заботясь о её чувствах — просто хотел увезти хорошую девушку подальше от «вертепа злодеев». Впрочем, возможно, за давностью лет я что-то напутал.

Вообще пьеса пронизана символизмом и аллегориями. Но, честно говоря, для меня так и остался непонятен предложенный Шварцем способ борьбы с Тенью. Сакраментальная фраза «Тень, знай своё место» оставляет скорее ощущение беспомощности. В сказке такое, возможно, сработает. А в реальной жизни — не могу подобрать никакого действенного аналога. Если уж чей-то серый невзрачный двойник волею судьбы вознёсся на Олимп — никакими строгими заклинаниями его уже не смутишь и к порядку не призовёшь. Потому для меня остаётся загадкой: что же имел в виду Шварц...

@темы: тенер, респект, реал, размышление, мелодии, книги, впечатления

07:24 

70-летие Микеле Плачидо

Сегодня исполняется 70 лет моему любимому актёру — Микеле Плачидо, воплотившему незабываемый образ комиссара Каттани.


@темы: кино, респект, спрут, фото

05:23 

Концерт «Бери шинель, пошли домой»

Прошёл ТеНеровский концерт военных песен.
Была и лирика, и боевой задор. По ощущениям, лирики было больше.
В трёх отделениях выступлений оказалось так много, что всего не упомнить.
Но хоть пунктиром напишу, что особенно понравилось.

Прекрасно пела Настя Броварец — «Кармела», «Смуглянка», «Бухенвальдский набат» и др.

Целая гамма настроений прозвучала в песнях Леси Яланской (Лесандра Карлайл) — лирический «Синий платочек», экспрессивная «На безымянной высоте» и мелодично-мирный «Любимый город».

Очень понравились «Снегири» в исполнении Микаэля Штерна и его же «На войне как на войне».

Что-то недостижимо-романтическое времён моей юности сверкнуло в испанской песне «Компаньеро».

Снова очень интересная композиция у Алексея Колчина (Douglas) — «Тот, который не стрелял».

И конечно традиционные песни Праздника Победы — «Катюша» и «Священная война» (хор), «День Победы» и «Пора в путь-дорогу» (Александра Неронова (Alma Mahler)), «Казаки в Берлине» (Екатерина Власова), «Эх, дороги» (Егор Боборыкин), «Черноглазая казачка» (Вадим Гальцев).

Красиво прозвучала «Тальяночка» Светланы Кузиной (Домовёнок Кузенька).

Понравилось также энергичное исполнение Бори Федотова — «Когда мы покидали свой родимый край» и «В путь».

Симпатично спела «Тёмную ночь» Валентина Лубяная.

После концерта был ещё праздничный салют в парке, и там же продолжилось хоровое пение. Затем, правда, случилась небольшая стычка с подвыпившей компанией, но до крупных неприятностей, к счастью, не дошло. И уже в метро было спето ещё несколько песен.

@темы: респект, реал, мелодии, впечатления, тенер

12:22 

«Альтист Данилов», Владимир Орлов

Эту книгу я прочёл по следам hanna-summary, и не пожалел) По отзывам, все сравнивают «Альтиста» с «Мастером и Маргаритой»; у меня тоже была такая мысль, особенно когда появился огромный говорящий кот. Но автор быстро услал кота подальше, а в остальном сходств с Булгаковым оказалось не так много.

Критики отмечают также, что книга Орлова по масштабу заметно уступает Булгаковскому роману. Может и так, но у меня вот к «Мастеру и Маргарите» осталась давняя нелюбовь, зато «Альтист» очень даже зашёл.

Главный герой — интеллигентный и совестливый демон Данилов, в земном обличье альтист. Вокруг Данилова сгущаются тучи: демоническое начальство вручает ему чёрную метку; ценнейший альт Альбани украден; бывшая жена Клавдия досаждает своими заботами; плетёт козни таинственная организация хлопобудов; полусумасшедший тишист Земский ставит под сомнение сами основы музыки Данилова, а значит и всей его жизни. Недавний друг пытается убить Данилова на дуэли.

Тем не менее, роман получился весёлый и вдохновляющий. А Данилова я, может быть, даже включу в список любимых персонажей.

Встроенная в сюжет история Синего Быка настолько искромётна, что вполне достойна быть отдельной книгой. Страсти вокруг Быка, поползновения девы Синтии, пародийные террористы, грозно-туповатый магнат Бурнабито — всё это и сейчас читается на ура, а уж как оно звучало в советские времена, трудно даже представить.

К числу минусов я бы отнёс сквозящую местами мизогинию (хотя, возможно, мне это после Крапивина уже мерещится почём зря). История любви Данилова тоже какая-то неубедительная. Вроде и любит он свою Наташу, но не чувствуется в этой любви подлинной страсти. Вот к музыке у него страсть есть, бесспорно. А Наташа как-то немного побоку. Возможно так и полагалось интеллигенту 70-х годов, если сам он слегка не от мира сего, витает в облаках и озабочен поисками мировой гармонии.

Из википедии, кстати, явствует, что у «Альтиста» был небольшой рассказ-приквел — зарисовка из жизни домовых, отголоски которой сохранились в первых главах романа. Хотелось мне даже ещё что-то у Орлова прочесть, но, по отзывам, другие его книги не так хороши.

@темы: респект, книги, имена, впечатления

03:01 

Весенний концерт

Вернулись с фрау Рэтхен с весеннего концерта театра ТеНер)
Понравились многие песни, но перечислить их все не получится, поскольку выступлений было реально много, и без программки они основательно перемешались в памяти.

Навскидку сейчас вспомнилась песня «Турниры отменили» из фильма «Не покидай» в прекрасном исполнении девушки в жёлтом платье, и её же «Карамболина-Карамболетта». Затем весёлая песенка про землеройку Владимира Адрова; ещё запомнилась интересная и непростая мелодия у песни Алексея Колчина. Были композиции из фильмов «Москва-Кассиопея» и «Гардемарины, вперёд».

Не вполне удачным решением показались песенные блоки — по 3-4 номера одного исполнителя подряд. И три отделения это всё-таки слишком много: у меня в диктофоне мобильника еле хватило места.

Было много бардовских песен, но в них я пока ориентируюсь слабовато. Из самых запоминающихся — песня про троллейбус (Александра Яланская). А ещё — ближе к концу красивая песня на французском языке из репертуара Эдит Пиаф (Владимир Каменский) и «Надежды маленький оркестрик» (Надежда Рыжкова ?).

Жаль, что в финале не было анонса следующего концерта...

Зато потом мы с фрау Рэтхен весело мчались в метро, стараясь успеть до закрытия) Успели!)

@темы: респект, реал, мелодии, впечатления, тенер

07:06 

Фидель Кастро появился на публике

00:31 

Спектакль «Шут в сутане»

Сегодня мы с фрау Рэтхен побывали на спектакле «Шут в сутане» театра Александры Нероновой, снова в том же подвальчике, где был концерт в марте.

Спектакль получился весёлый)) По замыслу он представлял собой обобщённую пародию на предыдущие спектакли театра, которых я к сожалению не видел, так что, возможно, какие-то моменты остались непонятны, но в целом было прикольно.

Смотреть немного мешало расположение кресел: задние зрительские ряды располагались на том же уровне, что и передние, но таковы уж особенности зала. Были также некоторые накладки со звуком и заминки с репликами, местами современная лексика контрастировала со средневековой, создавая впрочем комический эффект. Зато я с удовольствием послушал песни, знакомые по прошлому концерту — про школяра и колесо Фортуны.

Многие актёры тоже оказались узнаваемы, хоть и видел я их прежде всего лишь раз, — поэтому интересно было смотреть на их перевоплощения. Очень артистично выступил Владимир Каменский, сыграв сразу две роли, в том числе одну женскую. Алексей Колчин в образе Бургомистра напомнил немного фильм про Мюнхгаузена. Александр Татаринцев предстал в роли Епископа, не чуждого мирских грехов. Анна Трушкова-Васильева, если не ошибаюсь, играла вдову, жаль только, роль оказалась небольшой. Забавным получился Рыцарь в исполнении Александры Яланской. Очень хорошо сыграли инквизитор-реквизитор и его сестра, а также волшебник, но кто был в их ролях осталось пока неизвестным.

Ещё я бы отметил то преимущество весёлого подвальчика, что в нём нет барьера, отделяющего актёров от зрителей, и потому после спектакля словно бы начинается общая жизнерадостная кутерьма в атмосфере смеха и дружелюбия. Поэтому хочется возвращаться туда снова и снова.

@темы: мелодии, реал, впечатления, тенер, респект

04:50 

Солдатская_песня_@_Александра_Неронова



Не знаю, какое название правильнее, «Солдатская песня» или «Песня Хромого».

@темы: мелодии, респект, тенер

02:37 

Концерт театра «ТеНер»

Были сегодня с фрау Рэтхен на концерте театра «ТеНер» (он же Музыкальный театр-студия Александры Нероновой).

Когда-то я уже писал, что крайне редко с кем-либо совпадаю в музыкальных предпочтениях. Тем удивительнее было встретить целый театральный коллектив, у которого, похоже, вкусы в музыке такие же, как и у меня. В программе концерта каким-то непостижимым образом хорошие песни чередовались с очень хорошими, а очень хорошие — с прекрасными. Плохих не встретилось вообще.

Имелись, правда, некоторые шероховатости у отдельных исполнителей, но общему впечатлению это не повредило.

В цифрах концерт выглядел так: 17 чередующихся солистов (которые во внесольное время превращались в участников хора); 40 песен; 2 отделения (по 20 песен в каждом); общая продолжительность чуть больше 2-х часов, не считая антракта.

Первое отделение было посвящено песням, прямо или косвенно объединённым тематикой революции и Гражданской войны. Второе отделение — песни эпохи Великой Отечественной.

Впрочем, тематика соблюдалась нестрого. Завершался концерт, в частности, песней «Дорогою Добра» из кинофильма про Маленького Мука. Звучали и песни иностранного происхождения, правда, в переводе на русский: «Bella ciao», «Марсельеза», «Аккордеонист» Эдит Пиаф. Было сразу несколько композиций из репертуара Булата Окуджавы.

Многие мелодии оказались мне вообще незнакомы, однако впечатлили настолько, что я теперь попробую найти их в интернете: «Колесо Фортуны», «Я — кочующий школяр», «Стены» и др.

И ещё хочется побольше узнать об этом театральном коллективе. Если репертуар концерта не случайный набор песен, а созвучен их мировоззрению, то это прямо росток надежды в нашем зыбком пассивном мире ))

@темы: статистика, совпадения, респект, реал, неомаксимализм, мелодии, коммунизм, генеральная линия, впечатления, тенер

19:59 

Мой шеф)

Не устаю благодарить судьбу за то, что когда-то она свела меня с моим нынешним шефом) Среди множества его замечательных качеств есть чудесная способность ставить на место опрокинутый мир.

Когда на душе кошки скребут, настроение тусклое и кажется, что жизнь не удалась, шеф своим оптимизмом и мягким юмором умеет как-то исподволь разогнать тучи — и понемногу становится легче.

Мне бы в мои 35 лет обладать таким жизнелюбием, как он в свои без малого 88...

@темы: респект, реал, личное

22:53 

85-летие М.С. Горбачёва



Сегодня исполняется 85 лет Михаилу Сергеевичу Горбачёву. Я всегда относился к нему с симпатией. Он возглавлял страну во времена моего детства — в ту пору, когда я только-только узнал, что живу не просто где-нибудь, а в Советском Союзе.

Таким образом, из всех руководителей страны на моей памяти — Горбачёв был первым. И он же был последним главой государства, который не вызывал у меня отвращения (если не считать трёхдневного «президентства» Геннадия Янаева в период ГКЧП и наивных иллюзий в адрес Дмитрия Медведева, быстро испарившихся в 2008 году).

Сейчас, по прошествии почти 25 лет после провала перестройки и отстранения Горбачёва от власти, я склоняюсь к мысли, что направление реформ он в общем выбрал верное, но слишком поспешно пытался их реализовать. В итоге, «водитель не справился с рулём», процесс вышел из-под контроля, страна развалилась, а её останки попали в руки личностей ничтожных и недостойных.

Конечно, Горбачёв в свою бытность генсеком и президентом успел сделать немало ошибок. Это неудивительно, ибо действовать ему порой приходилось практически наугад, интуитивно, соответствующего опыта не было. И доверие населения он утратил довольно быстро. Оказалось, что народ может простить своим вождям очень многое — жестокость, несправедливость, пустые прилавки по всей стране, нищету населения, беспощадный каток репрессий; непростительна только слабость. А Горбачёв часто выглядел слабым. Неумелым, беспомощным, чересчур говорливым.

И другой «страшный грех» Горбачёва: он дал народу заглянуть в зеркало истории, а зеркало показало совсем не то, что приятно было увидеть. Оказалось, что не такие уж мы великие, не такие уж благородные, и много в истории есть моментов, мягко говоря, совсем не славных. И народ отшатнулся от зеркала, а к Горбачёву воспылал неприязнью.

Мне однако же очень жаль, что эксперимент Горбачёва завершился провалом. По сути ведь Горбачёв пытался найти третий путь — для страны и для всего мира. Он стремился избавить советское от совкового, коммунизм — от сталинизма. Я бы с удовольствием посмотрел на открытый миру обновлённый Советский Союз — сильный, справедливый, человечный, не врущий себе и другим.

Но «третий путь» оказался невостребован. Победили два традиционных полюса — капитализм и совок. В 90-е годы всё подмял под себя капитализм, а сейчас в России пышным цветом расцветает совок — в обнимку со старыми добрыми граблями, на которые уже столько раз наступали, но мало чему научились. Огосударствление экономики, отсутствие разделения властей, бесправие человека перед государством, пропаганда из телевизора, нелепые запреты, мантры о величии страны, ксенофобия, милитаризация, участие в зарубежных конфликтах и т.д. и т.п.

В каком-то смысле это закономерно, поскольку никакие проводимые сверху реформы не могут в одночасье изменить менталитет целого народа. А значит, порочный круг будет воспроизводиться вновь и вновь. Сколько потребуется времени, чтобы выбраться из этой трясины? Не ясно. Мировой опыт в этом отношении удручающий. Америке понадобилась сотня лет, чтобы от освобождения негров перейти к реальному равноправию. Во Франции, чтобы окончательно утвердилась республика, потребовалось 80 лет. Так что, если Россия не безнадёжна, быть может, идеалы перестройки восторжествуют к 150-летию Горбачёва. Как говорится, поживём — увидим :))


@темы: респект, размышление, политика, коммунизм

15:54 

10.02.2016 в 11:09
Пишет Волчица Юлия:

101 год Владимиру Зельдину!
Что тут еще пожелать кроме ЗДОРОВЬЯ? :hlop: :hlop: :hlop:

afisha.mail.ru/theatre/news/46941/?from=mr_news

URL записи

@темы: респект, долгожительство, фото

22:34 

Дилогия Лайлы

Хорошая новость) У Лайлы (Из Дикого Леса Дикая Тварь) в издательстве Бёркхаус вышла дилогия.

Первая книга — завораживающая антиутопия «Идол» о жизни поэта в тёмные времена.

Вторая книга — «Чернее, чем тени» — о революционерах, магическом кусочке мела и о странной девушке, умевшей незримо скользить между явью и сном.

Действие обоих романов разворачивается в вымышленном мире, в котором впрочем угадываются узнаваемые очертания СССР и России.


@темы: респект, прогресс, книги

21:24 

Фильм «Превосходство» («Transcendence»)

Несмотря на некоторую унылость сюжета, фильм мне понравился. Точнее, понравилась развязка, близкая по смыслу к моему собственному мировоззрению. Ибо действительно уже надоела извечная тема о том, что развитие искусственного интеллекта неминуемо выйдет из-под контроля человечества и загубит весь мир, направив всю силу технологий во вред людям.

Только я не совсем понял, какие перспективы для главных героев подразумевает википедия. Мне их история показалась, увы, законченной.

И немного об актёрах. Джонни Депп смотрится очень молодо. Ребекка Холл — одна из моих любимых актрис, правда в этом фильме она скуповата на эмоции. Киллиан Мёрфи, к сожалению, не зажёг.

@темы: респект, прогресс, кино, впечатления

03:28 

Три толстяка, пост № 5

Вообще почитал я тут об истории создания сказки «Три толстяка» и в целом о жизни Олеши.

Про трёх сестёр Суок, про «Дружочка» и «Ключика», про Валечку Грюнзайд, которой было посвящено первое издание сказки и которая не смогла оценить ни авторский гений, ни его любовь.

Грустно всё это. И жаль, что Олеша фактически на самом старте, на взлёте покончил с литературой.

Как сказал о «Трёх Толстяках» Дмитрий Быков: «Это именно сказка начитанного мальчика, революционная по духу, романтическая по антуражу; Олеша написал одну такую вещь, а мог двадцать пять».

В одном из имеющихся у меня изданий помещён портрет Олеши – уже пожилого, со строгим взором. Не знаю почему, но мне он всегда неуловимо напоминал Булата Окуджаву — и внешностью (хоть визуальное сходство не так уж велико), и, главное, какой-то особой щемяще-лирической тональностью, которая чувствуется и в песнях Окуджавы, и в «Трёх толстяках» (например, в вечерней сцене второй главы, где доктор Гаспар приходит в себя после разгрома восставших).

А может, сходство ещё и в том, что «цитадель» Окуджавы – пешеходный Старый Арбат с его фонарями под старину – словно брат-близнец Дерибасовской улицы в Одессе, городе, где вырос Олеша, и реалии которого угадываются на страницах «Трёх Толстяков».

Хотя, к слову, Окуджаву я недолюбливаю. За малым исключением, его песни слишком пронзительно-трагичны. У Олеши же трагическая тональность уравновешена сценами праздничными, героическими, внезапными поворотами сюжета, драматичной, но счастливой развязкой. А Окуджава словно застыл в своей обречённости, напоминающей прижизненную смерть.

Впрочем, и у Олеши не везде можно встретить «поворот к свету». Помню, ещё в детстве меня совершенно поразил его маленький рассказик «Альдебаран»: про любовь старика, безнадёжную и какую-то смиренную, и про жестокость юности, несправедливость. И тоже, как и в «Толстяках», о противопоставлении старого мира и мира нового революционного. Только в рассказе новый мир — отчётливо фальшив и бездушен. А старый — слишком слаб и эгоистичен, и потому обречён на тоскливое и жалкое умирание.


Юрий Олеша


Булат Окуджава

Об Олеше, «Трёх Толстяках» и прототипах Суок — в интернете множество ссылок. Приведу хотя бы некоторые:
gazeta.aif.ru/_/online/dochki/294/28_01
www.odessitclub.org/publications/almanac/alm_55...
portal-kultura.ru/articles/books/29472-tri-tols...
fai.org.ru/forum/topic/31330-tri-tolstyaka/?pag...
ps.1september.ru/articlef.php?ID=200303619
www.ytime.com.ua/ru/50/3400
www.rg.ru/Anons/arc_2002/1214/3.shtm

@темы: фото, три толстяка, респект, книги, впечатления, воспоминания

01:24 

Три толстяка, пост № 3

Хочу также отметить некоторые отличия от прежних впечатлений.

Во-первых, хоть я и знал давным-давно тайну дощечки Туба, мне только сейчас бросилось в глаза сходство Суок и Тутти, словно подчёркнутое автором при их первой встрече: серые глаза, особый наклон головы, одинаковый рост.

Во-вторых, мне почему-то помнилось, что Суок в роли куклы пробыла во дворце как минимум несколько дней. Поэтому разоблачение мнимой куклы в первую же ночь стало для меня неожиданным. (Впрочем, такова видимо вообще особенность восприятия времени ребёнком; в детстве мне и по фильму «Гостья из будущего» казалось, будто Алиса проучилась в Юлькином классе несколько недель, а то и месяцев.)

Затем, я почему-то был уверен, что наследник Тутти не только поймёт, что Суок живая девочка, но и «перейдёт на сторону народа», в том смысле, что посочувствует рассказам Суок о бедняцкой жизни, несправедливостях, угнетении богачами рабочего люда.

Однако в книге ни того, ни другого не встретилось. Да и в целом роль Тутти в книге показалась мне недовершённой, смазанной. В фильме (который я тоже пересмотрел на днях) действительно Тутти обнаруживает, что Суок не кукла. Однако никаких революционных намерений у наследника не прослеживается ни здесь, ни там, если, конечно, не считать таковыми попытку вступиться за осуждённую «куклу».

В книге эта попытка предугадана гипотетически и пресечена заранее, а в фильме, наоборот, обращена в одну из самых прекрасных и ярких сцен: раненный в самое сердце Тутти вместо ужаса или печали приходит в восторг, ибо сердце его оказалось живым, не железным.

Вообще фильм при пересмотре мне показался очень красочным и нетривиально дополняющим книгу, хотя, конечно, так сильно, как в детстве, уже не зацепил.

Но по крайней мере, в фильме исправлена серьёзная моральная нестыковка, на которую указывала ранее Из Дикого Леса Дикая Тварь. Оружейник Просперо, бежавший из Дворца Трёх Толстяков, в книге повёл себя, мягко говоря, не по-джентльменски: в решающий момент он словно забывает о своей спасительнице Суок, залезает в подземный ход первым, а девочку фактически бросает на растерзание врагам.

В фильме эта же сцена подана под другим углом: Суок, сунувшись в подземный ход первой, поддаётся смешной боязни темноты и сама пропускает Просперо вперёд себя, а дальше уже появляются гвардейцы в таком количестве, что решись Просперо вернуться, он уже не спас бы Суок, а просто получил пулю в лоб.

Впрочем, я не думаю, чтобы и в книге поведение Просперо подразумевало негативные толкования, к примеру, что он, мол, трус, или готов предать Суок ради высших революционных целей. Скорее тут имеет место простая авторская небрежность: одна из ступенек логического базиса ускользнула от внимания писателя.

Такое же ускользание встречается в книге и ещё раз — в сцене, где негр-Тибул прогоняет силача Лапитупа. И когда народ, признав Тибула, спрашивает его — «А почему ты чёрный?» — Тибул скромно отвечает: «Спросите доктора Гаспара Арнери».

Понимал ли Тибул, что одна эта фраза может стоить доктору головы? Ведь укрывательство опасного государственного преступника, да ещё и пособничество ему, тем более в такое тревожное время — верный путь на эшафот.

Но сказочная логика живёт по своим законам, и потому «оплошности» Тибула и Просперо вряд ли следует трактовать им в укор.

О фильме могу добавить ещё пару слов. Прежде всего — абсолютно блистательный образ доктора Гаспара в исполнении Валентина Никулина (жаль, что, судя по википедии, сам он эту роль не слишком любил). В облике доктора появляется что-то, прошу прощения, от осла, но ни в коем разе не в оскорбительном смысле, — скорее некая восторженность, и наивность, и безотчётная смелость, и мягкая, тихая доброта. Ещё Никулинский доктор Гаспар немного напомнил мне Паганеля.

Хорошо сыграли Рина Зелёная (тётушка Ганимед) и Алексей Баталов (Тибул). Прекрасен образ Тутти (Петя Артемьев). Суок в эпизоде, где она обзывает дураком генерала, посулившего ей смерть, – вообще бесподобна. Настолько сохранить достоинство в отчаянно-гибельной ситуации – далеко не каждому под силу.

С удивлением я заметил ещё, что патетика классовой борьбы в фильме оказалась сглажена по сравнению с книжным текстом. В книге Просперо перед лицом Толстяков произносит речь, от которой у слушателей кровь стынет в жилах: перед ними рисуется картина повсеместно выходящей из подчинения страны, надвигающейся и неостановимой волны революции. А в фильме оружейник демонстрирует лишь свою физическую силу, презрение к тюремщикам, и пророчит им скорую гибель без всяких растолкований: «Жрите ваш ужин! Завтракать не придётся.»

Это зрелищно, но тут нет столкновения идеологий. В книге же это дуэль двух мировоззрений — толстяковского и народного, дуэль настолько острая, что от скрестившихся идейных «шпаг» летят искры. Две антагонистические картины будущего схватились не на жизнь, а на смерть. Фильм ту сцену упростил.

В другом эпизоде фильма Суок уклоняется от просьбы Тутти рассказать о своей цирковой жизни. Хотя в книге именно здесь Суок живописует наследнику горькую долю и тяготы простонародья.

В итоге у меня возникло невольное ощущение, что сценаристы словно сами застеснялись революционного накала страстей, классовой ненависти, которой проникнута книга Олеши, – и решили сместить акценты в сторону водевиля, дабы не перегружать психику зрителей-детей. А может, – чтобы не сеять в их умах крамольных мыслей: ведь мало ли какие параллели с Толстяками могут возникнуть у добропорядочных советских граждан.

@темы: респект, мелочи из сказок, книги, кино, впечатления, воспоминания, булычёв, алиса, три толстяка

16:27 

Три толстяка, пост № 2

В общем, перечитав после огромного перерыва «Трёх толстяков», я вновь пришёл к тому же выводу, что и раньше: для меня во всей детской литературе эта книга уступает только сказкам Волкова.

Если же Волковский мир как величину незыблемую вынести за скобки, тогда сказка Олеши оказывается вне всякой конкуренции. По своему драматизму, атмосфере, характерам, тонкой лирике, эмоциональному отклику — это абсолютное попадание «в яблочко».

Тем удивительнее мне показался отзыв Лидии Чуковской:
«...есть в этой книге один недостаток, чрезвычайно существенный. <...> "Три толстяка" – холодная книжка. Она занимает, но не трогает. Читатель не заплачет над ней, как плачет над "Принцем и нищим", и не засмеется, как смеется над "Приключениями Тома Сойера". Суок – героиня книги – сероглазая, лукавая и мужественная Суок, все-таки кукла, а не живая девочка. Читатель жадно следит за всеми перипетиями сюжета, но сердце у него не сжимается даже тогда, когда Суок отправляют на казнь.

В чем же литературная природа этого странного холода, исходящего от книги?

В том, по-видимому, что, мир, создаваемый Олешей в "Трех толстяках" ... – это мир вещей, а не мир человеческих чувств. <...> "Три толстяка" будто нарочно для того и написаны, чтобы все вещи, всех животных, всех людей сравнивать с животными и с вещами. <...> "Целые кучи людей падали по дороге. Казалось, что на зелень сыплются разноцветные лоскутки" (стр. 7); "Теперь высоко под стеклянным куполом, маленький, тоненький и полосатый, он был похож на осу, ползающую по белой стене дома" (стр. 15).

Зрительно, внешне, все это, вероятно, так и есть: падающие люди похожи на лоскутки, человек в полосатом костюме похож на осу. Но ведь люди эти падают, пораженные пулями героев, человек, идущий под куполом, совершает геройство – зачем же автор видит их только извне? Исключительно живописная точка зрения тут едва ли уместна. Если раненые люди кажутся автору похожими на разноцветные лоскутки, то, по-видимому, гибель их не особенно задевает его; неудивительно, что и читатель остается равнодушен к их гибели.
»
www.chukfamily.ru/Lidia/Publ/olesha.htm

У меня позиция Лидии Чуковской вызвала явственное недоумение. Мне-то наоборот казалось, что визуально-отстранённый описательный стиль Олеши только усиливает невероятность происходящего, нагнетает жуть. Это примерно как если в комнате из-за каких-нибудь пугающих событий повисает напряжённая тишина, и тогда внимание само собой переключается на всякие мелочи, становится слышно, как жужжит муха у стекла или скребётся жучок в уголке...
Странно, как можно было этого не понять.

Вообще стиль Олеши при нынешнем перечитывании мне особенно бросился в глаза. Пожалуй, такую писательскую манеру можно разложить на следующие компоненты:

1. Предельная лаконичность: короткие рубленые фразы, простые предложения, крайне высокая смысловая насыщенность на единицу текста.

2. Метафоры: яркие, внезапные и притом достоверно-убедительные сравнения, разбросанные по тексту в огромных количествах.

3. Длинные однородные перечисления: «Здесь были бедные жители окраин: ремесленники, мастеровые, продавцы ржаных лепёшек, подёнщицы, грузчики, старухи, нищие, калеки»; «Они собрали целую труппу: фокусников, укротителей, клоунов, чревовещателей, танцоров...»; «все несчастные, обездоленные, голодные, исхудалые, сироты, калеки, нищие, — все идут войной против вас, против жирных, богатых, заменивших сердце камнем...»

Необычность метафор мне помнилась ещё со школьных лет, но то что их столько — я заметил лишь сейчас. Равно как и то, насколько они поразительны и метки.

Правда, в тех же метафорах мне видится и предвестие грядущего заката этой книги. Упомянутые Чуковской вещи (альфа и омега любой метафоры), да и сам сказочный антураж — все эти кучера в котелках и с кнутами, франты, цветочницы, поварята, кареты, зверинцы, берейторы, соломенные башмаки, богачи на золотых носилках, гвардейцы с саблями, валерьяновые капли, суконные куртки — всё это видимо было вполне современно в эпоху Олешиной юности. Достаточно было выйти на улицу, чтоб увидеть всё это воочию.

Но сейчас, по прошествии многих десятилетий, мир изменился. На дворе цифровая постиндустриальная эпоха. Мобильники, компьютеры, mp3-плееры, автомобили, электропровода, айфоны, читалки, супермаркеты, небоскрёбы... Вещей в мире прибавилось, возросло разнообразие, но исчезла наглядность. Слова перестали быть зримыми. Городскому жителю теперь уже может быть невдомёк, как выглядит кочерга или веретено, на что похожи закопчённые ламповые стёкла или как вьётся шерсть у барашка.

А значит, лет через 20–30 сказочный мир «Трёх толстяков» станет совсем не понятен маленькому читателю. Реальность, списанная с натуры, почти что «своя», повседневная — сделается чужой, превратится в причудливый вымысел сказочника, усеянный туманными образами и эпитетами.

@темы: три толстяка, респект, мелочи из сказок, книги, впечатления, воспоминания

03:11 

Три толстяка, пост № 1

Эту книгу я в детстве тоже очень любил, хотя, помню, попала она мне в руки довольно поздно — лет в 8 или 9. На тот момент я уже по многу раз успел перечитать сказки Волкова, Носова, Лагина, Трэверс, Лингдрен, Родари и т.д. и т.п. А «Трёх толстяков» мне всё никак читать не хотелось, потому что название совершенно меня не прельщало.

Мама, вручая мне эту книжку, предсказала: «Тебе понравится». Я с неохотой взялся, подумав про себя: «Что ж хорошего ждать от книги с таким дурацким заглавием?»

Но мама оказалась права. «Три толстяка» вошли в число моих любимых сказок. А немного позже, но тоже ещё в начальной школе, меня совершенно очаровал фильм по этой книге. Первый раз я увидел его на большом экране, в ДК подмосковного города Ногинска, мы смотрели его всей семьёй, даже с дедушкой и бабушкой (что само по себе было редкостью), и после фильма у меня осталось ощущение чуть ли не восторженное.

Но пик симпатий к сказке Олеши был ещё впереди. По-настоящему меня на ней «заклинило» лет в 15–16, притом что к другим сказкам я в тот период стал уже понемногу охладевать: они, конечно, ещё радовали, но в основном по старой памяти, без прежнего увлечения. А вот сказка про Суок, Тибула, Просперо и доктора Гаспара — с годами словно набирала силу и обаяние.

Ну а потом случился долгий перерыв. Помню, я хотел перечитать «Трёх толстяков» осенью 1998 года, когда в стране бушевал политический и экономический кризис... но что-то мне помешало. И затем многие годы я всё откладывал возвращение к этой книге, надеясь дождаться того состояния души, которое, как в 15 лет, было бы созвучно её тональности.

Однако осознав наконец, что так можно всю жизнь прождать понапрасну, я взялся перечитывать «Толстяков» в нынешнем августе. Правда, было у меня опасение, что сказка «рассыпется» — покажется с нынешних моих взрослых позиций пустой и нудной, а былое очарование растает без следа. Такое у меня не раз случалось с другими детскими книгами, взять хоть ту же Токмакову или рассказы про Зоков и Баду.

Однако ж нет! Хотя отдельные эпизоды и показались мне теперь непривычно краткими, всё-таки сказка Олеши осталась неподвластна времени. Она по-прежнему та самая, настоящая)

А для меня один из признаков настоящей книги — когда, закрыв последнюю страницу, ещё долго думаешь только об этой книге, о её героях, и на многие дни пропадает желание читать что-то иное... И ещё, несмотря даже на счастливый финал, всё равно на душе грустно, потому что хочется в этот мир, хочется продолжения, а его нет и быть не может...

Заодно я понял, почему «Три толстяка» сильнее всего понравились мне не в детстве, а в тинэйджерском возрасте. Всё очень просто. В детстве меня привлекали миры благополучные, устойчивые, яркие и позитивные — Волшебная страна Волкова, Носовский «Незнайка», «Карлсон», «Винни-Пух», «Мэри Поппинс»...

Сказки «тёмные» нравились мне меньше — «Нильс» Сельмы Лагерлёф, «Питер Пэн» Барри, «Алиса» Кэррола, лучшие вещи Андерсена... В них чувствовалась незащищённость героя, одиночество, затерянность в огромном, опасном и не слишком-то дружелюбном мире... Эти книги я так и не смог по-настоящему полюбить.

Но в обоих этих литературных пластах — сказочный мир крепок и фундаментален. Только в первом пласте — мир словно бы выступает на стороне героя, а во втором — мир безразличен к герою или враждебен ему.

А в «Трёх толстяках» — всё по-другому. Сам мир там зыбкий, шаткий, непрочный. Он балансирует на тонкой грани между светлым и тёмным, и одновременно — как та взорванная башня, с которой упал доктор Гаспар — на последней черте перед крахом, катастрофой. И кого постигнет эта катастрофа — до самого финала не ясно, чаши весов склоняются то в одну, то в другую сторону. Может быть, рухнет старый мир Толстяков, а может, восставший народ со всеми своими героями отправится прямо на плаху.

И настроение в книге столь же контрастное, нестабильное — через весь сюжет сквозит какая-то весёлая отчаянность. А потому и герои живут как будто взахлёб, на полную катушку, ежечасно рискуют, мчатся словно наперегонки со смертью, но не перестают при этом оставаться людьми. Тибул, едва спасшись от гибели на Площади Звезды, весело смеётся над изумлением тётушки Ганимед. Суок, попав во Дворец Толстяков с тайным поручением, обращает внимание не только на грозящую отовсюду опасность, но и на пирожные наследника Тутти. Доктор Гаспар, потерявший вверенную ему куклу, чуть не сходит с ума от отчаяния, ибо пропажа сулит ему верную гибель, но следом, преисполнившись мрачной торжественности, принимается искать трактир, чтобы хорошенько поужинать.

А сами Толстяки, чья власть висит на волоске, — куда сильней, чем народного мятежа, боятся гнева наследника Тутти, чью куклу изувечили гвардейцы. Казалось бы, в такой обстановке жестокие правители могли бы плюнуть на слёзы ребёнка с его смешным детским «горем», — но нет! Вся государственная машина приводится в движение, и вот уже скачут чиновники с военными на поиски всезнающего доктора Гаспара, чтобы он исправил повреждённую куклу.

А чего стОит сцена с оружейником Просперо, когда богачи, желая поглумиться над узником, обречённым на смерть, затребовали его пред свои ясны очи, — и Просперо, один против всей этой массы, вогнал их в панику несколькими фразами — так, словно не они ему, а он им выносит приговор.

Или снова тот же Тибул — решивший пройти по проволоке над Площадью Звезды — наперекор пулям гвардейцев!

Вот эта отчаянность как раз и была мне близка в 15 лет.

Именно такой мир, и именно такие герои — которые на пределе сил, которые вопреки всему, — и именно такое время, когда в воздухе витает привкус безысходности, ощущение последних дней, времени, утекающего сквозь пальцы стремительно, и вместе с тем безудержного веселья, праздника, карнавала.

Есть в этом ощущении что-то от пира во время чумы, только вместо бесцельности и глупого пафоса — устремлённость к мечте, к прекрасной сияющей цели, ради которой не жалко пожертвовать всем.

В реальности, сам я, конечно, ни на что подобное никогда способен не был, но может быть именно поэтому такая атмосфера всегда влекла меня в книгах и фильмах.

@темы: воспоминания, впечатления, книги, мелочи из сказок, респект, три толстяка

записки Чугунного Дровосека

главная