• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: эсмерология (список заголовков)
05:21 

Бахнов

Вообще, конечно, можно было догадаться, что Бахнов — автор вымышленный. Всё-таки идея женить Страшилу — чисто женская по сути.

Автор-мужчина эту тему мог бы только обстебать, как Эот Линг, или ограничиться лёгким шутливым намёком на флирт, как Баум. Но чтобы всерьёз — тут, конечно, надо быть женщиной))

@темы: продолжательство, неполиткорректное, книги, изумрудное, гендерное, эсмерология

13:31 

Приём чередования в СПК и УДиеДС

Прообраз приёма с чередованием семи королей встречается и в предыдущей сказке Волкова, там, где Страшила не может выбрать, какой ему пользоваться тростью — подарком Мигунов или подарком Чарли Блека, и в итоге, по совету Элли, решает пользоваться обеими тростями попеременно, день одной, день — другой.

@темы: изумрудное, эсмерология, мелочи из сказок, книги

23:16 

Королевская семья Пингареи

Уж сколько раз я за последние 20 лет перечитывал баумовского «Ринкитинка» о приключениях пингарейского принца Инги... и только сегодня сообразил: принц Инга и королева Гари — имена дают почти полную анаграмму острова Пингарея.

Смотрю оригинал — так и есть: Inga, Garee, Pingaree.

Вот только король Киттикут никуда не вписывается...

@темы: имена, книги, мелочи из сказок, эсмерология

14:22 

Лабиринты Биармии

Я понял, на что похожи кузнецовские лабиринты Биармии: на Тёмную сторону Ехо))

@темы: размышление, продолжательство, книги, эсмерология

03:48 

Метаморфозы текста

Метаморфозы текста

Автор: Liquidator (Чарли Блек)

Аналитическая статья о различии версий Волковских сказок. Изначально была написана для «Фандомной битвы 2013», в работе над текстом тогда принимали участие также Tadanori, tiger_black и Мировега. Теперь, когда ФБ завершилась, размещаю здесь дополненный и исправленный авторский вариант статьи.

Начало — в самом посте, продолжение — в комментах.


* * *

«Волшебник Изумрудного города»

Известны пять различных редакций «Волшебника Изумрудного города». Первая публикация вышла в 1939 году и была наиболее близка к первоисточнику Л.Ф. Баума. Однако уже и там имелось немало расхождений с текстом «Волшебника страны Оз», позволяющих считать сказку Волкова не просто переводом, а литературной переработкой произведения-оригинала.

Так, Волков написал три собственные главы о приключениях героев («Элли в плену у Людоеда», «Наводнение» и «В поисках друзей»), а главы о Воюющих деревьях и о Фарфоровой стране полностью исключил, посчитав, что они затягивают повествование. В ходе работы над черновиком Волков в личной переписке просил С.Я. Маршака дать оценку, достаточно ли органично новые главы вписались в ткань сказки. Нареканий со стороны Маршака не последовало.

Кроме того, Волков, очень любивший придумывать звучные имена, не только переназвал по-своему основных героев сказки, но и добавил личные имена нескольким безымянным персонажам.

Так, Дороти превратилась в Элли, Волшебник Оз — в Джемса Гудвина, Глинда стала Стеллой, дядя Генри и тётя Эм — дядей Джоном и тёткой Анной, Жевун Бок — Кокусом, Злая Ведьма Востока получила имя «Гингема», Добрая Волшебница Севера — «Виллина», Злая Ведьма Запада — «Бастинда»... Любопытно, что в американской литературной критике встречались упоминания, будто волковские герои получили типично русские имена.

Помимо вышеперечисленных заметных изменений Волков внёс в текст множество мелкой правки на уровне отдельных абзацев, предложений, слов. И именно эти, казалось бы малозначимые, штрихи по-настоящему изменили облик сказки, сделали её более эмоциональной, более понятной и близкой советскому читателю-ребёнку. Прежде всего, был усилен мотив верной и бескорыстной дружбы. Исчезли многие шероховатости текста, характерные для раннего Баума логические неувязки и несуразицы. К примеру, волковская Виллина, в отличие от своего прототипа, не ставит себе на кончик носа повёрнутую кверх ногами остроконечную шляпу, чтобы та превратилась в грифельную доску и т.п. Были исправлены некоторые этически-недостоверные моменты (сам Волков назвал это «вытравливанием мещанской морали»).

К сожалению, при этом пострадал и специфический баумовский юмор. У Баума есть эпизод, где Дороти расписывает Страшиле, как пыльно и серо в её родном Канзасе. А когда Страшила наивно спрашивает, зачем же она мечтает вернуться в такое скучное, блёклое место, девочка упрекает его в нехватке мозгов. Страшила Баума делает вывод: Канзасу повезло, что у людей есть мозги, иначе там не осталось бы ни одного жителя, все переехали бы в более живописные края. Однако волковский Страшила этой финальной реплики не произносит, а пускается в рассуждения о том, что такое дом.

Уже в этой, самой первой редакции сказки, появились расхождения в географии чудесной страны и в цветовой принадлежности её регионов. В частности, баумовская Красная страна Кводлингов превратилась у Волкова в Фиолетовую страну Болтунов, хотя по Бауму Фиолетовый регион располагался совсем в другом месте. Объясняется эта замена вероятно тем, что в Советском Союзе тридцатых годов словосочетание «Красная страна» могло вызвать однозначно политические ассоциации, для сказки такого рода неуместные, а для автора опасные.

В позднейших редакциях «Волшебника Изумрудного города» цветовая и географическая неразбериха продолжилась. Расположение стран было смещено с основных направлений компаса (восток, запад, север, юг) на второстепенные (юго-запад, северо-восток и т.д.). Зато для проблемы Красной страны отыскалось удачное решение: в редакции 1959 года страна Болтунов уже именуется Розовой. Впрочем, фиолетовый цвет в этой версии книги снова оказался не там, где у Баума, доставшись в итоге Мигунам, чья страна по Бауму была Жёлтой (и оставалась таковой в довоенных версиях волковского «Волшебника»).

В начале 1941 года вышла вторая редакция сказки. Её часто (и ошибочно!) считают идентичной версии 1939 года. На самом деле уже тогда Волков внёс косметическую правку, из которой наиболее заметным стало упоминание странного рациона Гингемы, питавшейся змеями, лягушками, пиявками и пауками, и налагавшей соответствующую дань на подвластных ей Жевунов. В редакции 1939 года, злая тётка невесты Железного Дровосека обещает Гингеме, как и у Баума, двух баранов и корову, чтобы та расстроила предстоящую свадьбу. В тексте 1941 года упомянуто иное вознаграждение: корзина пиявок.

Появление надписи «Меня нет дома» на двери домика Элли — тоже новшество версии 1941 года. К числу прочих различий можно отнести единичное упоминание титула «Фея Убившего Домика» помимо привычного «Фея Убивающего Домика», а также хитрость Элли в период рабства у Бастинды, когда девочка догадалась при уборке кухни разливать по полу воду, тем самым отпугивая колдунью и получая несколько часов передышки в тяжёлой работе.

Имелась также пунктуационная правка и отличия в художественном оформлении книги.

К сожалению, в настоящее время довоенные издания «Волшебника Изумрудного города» стали настоящей библиографической редкостью. Их совокупный тираж составлял всего 227 тыс. экземпляров (не сравнить с многомиллионными тиражами послевоенных версий) и за прошедшие десятилетия оказался почти полностью утрачен.

В послевоенные годы Волков многократно пытался добиться переиздания сказки, но получал неизменный отказ (один раз официальной мотивацией послужила нехватка бумаги). В этот период вышли первые зарубежные переводы «Волшебника Изумрудного города» в социалистических странах, однако тираж их был крайне мал. Изменилась ситуация лишь к 1959 году, когда было создано новое издательство детской литературы «Советская Россия».

К долгожданному переизданию Волков решил не только кардинально переработать сказку, но и написать продолжение. В качестве продолжения вначале предполагалось переработать ещё одну книгу Баума, чья сказочная серия о стране Оз насчитывает 14 книг. Однако ознакомление с «Озианой» глубоко разочаровало Волкова; он посчитал, что Бауму удалась лишь первая сказка, а остальные сильно уступают ей в качестве. Поэтому в своих продолжениях «Волшебника Изумрудного города» Волков хоть и использовал отдельные мотивы, почерпнутые в творчестве Баума, но в целом предпочитал развивать собственные сюжеты, весьма далёкие от баумовских.

К тому же времени относится начало сотрудничества Волкова с художником Леонидом Владимирским, который уже тогда был известен своими иллюстрациями к сказке А. Толстого «Золотой ключик». Владимирский создал новые художественные воплощения персонажей волковских сказок, ставшие впоследствие каноническими, а также сумел добиться от Волкова внесения множества изменений в текст «Волшебника» и последовавших сказок.

Переработанная версия «Волшебника» с рисунками Владимирского вышла в 1959 году. По сравнению с довоенными редакциями появилось множество отличий.

Девочка Элли из сироты, жившей на воспитании дяди и тётки, превратилась в благополучного ребёнка, у которого есть любящие папа и мама.

Ураган, принёсший домик Элли в Волшебную страну, стал не просто стихийным бедствием, а результатом колдовства злой волшебницы Гингемы, задумавшей погубить весь род людской. Гибель Гингемы получила символическое значение: злая фея пала жертвой собственной ворожбы. Виллине же впервые была отведена роль спасительницы человечества, перенаправившей ураган на голову самой Гингемы. Здесь же впервые появляется упоминание, что Виллина была сильнее Гингемы: в довоенных редакциях прямым текстом утверждалось обратное.

Впрочем, эта авторская находка оказалась логически небезупречной, породив у критиков закономерные вопросы, почему, в таком случае, Виллина не справилась с Гингемой раньше и почему не смогла вернуть Элли в Канзас своими силами, а предпочла отправить девочку к Гудвину по незнакомой стране полной смертельных опасностей.

Другая важная поправка касалась мотива трёх желаний. Помощь Гудвина в этой версии «Волшебника» обещана девочке Элли при условии, что она поможет трём существам добиться исполнения их заветных желаний. Таким образом, сюжет стал стройнее и динамичнее, но, с другой стороны, некоторые литературные критики поспешили упрекнуть Элли в эгоизме и небескорыстии.

Виллина «обзавелась» волшебной книгой. Соответственно, в сюжете впервые появилось предсказание волшебной книги, в явной форме обещающее Элли помощь Гудвина. Это породило впоследствии ещё один логический казус: когда Гудвин улетел на воздушном шаре без Элли, автору пришлось объяснять, что «волшебная книга ошиблась». В довоенных редакциях сказки отправка Элли за помощью к Гудвину была просто добрым советом Виллины, лишённым всяких гарантий.

Заговорил Тотошка, что повлекло за собой ряд небольших изменений в сюжете. В довоенных версиях Тотошка был не только нем, но и по уму явно оставался на уровне обычной собаки, в отличие от разумных сказочных зверей и птиц Волшебной страны — Трусливого Льва, Белки, Аиста и т.д. Разоблачение Гудвина в тех версиях Тотошка осуществил случайно: погнавшись за крысой, опрокинул ширму, за которой скрывался мнимый волшебник. В тексте 1959 года Тотошка действует гораздо более сознательно, порою принимается рассуждать убедительно и красноречиво, и фактически становится полноценным четвёртым спутником Элли наравне со Страшилой, Дровосеком и Львом.

Получили имена ещё несколько персонажей: Страж Ворот был наречён Фарамантом, Длиннобородый Солдат — Дином Гиором, королева полевых мышей — Раминой. Имя Жевуна Кокуса было расширено — теперь он стал зваться Прем Кокус.

Безруких Коротышей, населявших гору на пути героев к волшебнице Стелле, Владимирский рисовать отказался, посчитав их внешность неэстетичной. Пришлось Волкову превратить Коротышей в Прыгунов.

Ещё одна замена, сделанная при участии Владимирского, за давностью лет обросла легендами. В интервью художник часто вспоминает, что на рисунках Н.Э. Радлова, иллюстрировавшего довоенные редакции «Волшебника», одним из фальшивых обличий Гудвина была Рыба. Дочка Владимирского Ая попросила вместо Рыбы нарисовать Русалочку, художник передал эту идею Волкову и тот, поворчав, согласился, в результате Рыбу заменила Морская Дева. Однако ознакомление с довоенными изданиями опровергает эту гипотезу: в версиях 1939–1941 гг. ни в тексте, ни на рисунках Рыбы не было; обличьем Гудвина там, как и у Баума, значится Красивая Женщина. Получается, эволюция образа шла в обратном направлении: не Рыба сменилась Русалочкой, а Красавица приобрела рыбий хвост.

Тигромедведи, населявшие лес между Голубой страной и рекой, были превращены в Саблезубых тигров. Таким образом, из сказки исчезла одна разновидность гибридов животных, очень характерных для творчества Баума, но явно не любимых Волковым. Другой гибрид — Летучие Обезьяны — остались в неприкосновенности.

Сама страна, до этого именовавшаяся страной Гудвина (по аналогии со страной Оз Баума), теперь получает «официальное» название «Волшебная страна».

В сказку добавлен эпизодический революционный мотив. Элли, томящаяся в плену у Бастинды, убеждает кухарку Фрегозу поднять восстание против злой колдуньи. Поколебавшись, Фрегоза соглашается и привлекает к подготовке восстания народные массы Мигунов. Но внезапная гибель Бастинды опережает планы революционеров.

Было сделано множество мелких замен. Исчезло упоминание торчавших из-под домика ног мёртвой Гингемы. Был убран тот факт, что Гингема боялась солнца (параллель с боязнью темноты у Бастинды). Местожительством Гингемы вместо обычного дома впервые названа промозглая пещера, переполненная разными отталкивающими и страшными вещами. Срок правления Стеллы над Болтунами был изменён с «десятилетий» на «века». «Стаж» водобоязни Бастинды — увеличен со ста лет до пятисот.

Исчезли упоминания капора Элли — и эта совершенно незначительная мелочь сразу сделала сказку современнее, а главную героиню — ближе читателю.

Прослеживается стремление Волкова украсить сказку даже в малозначимых деталях. Так, в редакции 1959 года, у мышей, вывозящих Льва с макового поля, нитки привязаны к хвостам; в обеих предыдущих редакциях, как и у Баума, нитки крепились к мышиным шеям.

Впервые появилось упоминание гор, окружающих Волшебную страну. В довоенных редакциях Волшебная страна, подобно стране Оз, была окружена только пустыней.

Замене подверглись заклинания, которые произносят Бастинда и Виллина. Вместо заимствованных у Баума возгласов «хил-ло, хол-ло, хел-ло» и т.п. (которые к тому же требовалось сопроводить странными жестами), Волков ввёл волшебные слова, более похожие на детские считалки или скороговорки: «бамбара, чуфара, скорики, морики, турабо, фурабо, лорики, ёрики» и т.д. Также заменена была присказка Людоеда: в довоенных версиях он восклицал «Эх-охо!», теперь вместо этого появилось словечко «Ба-гар-ра!»

Требование Гудвина к Элли и её друзьям убить Бастинду, показавшееся Волкову слишком жёстким для детской сказки, было смягчено до условия лишить Бастинду власти над Мигунами любым доступным способом.

О цветовом распределении стран уже говорилось выше. Можно только добавить, что тем самым нарушилась симметрия цветовой гаммы, имевшаяся у Баума. Изумрудный город в оригинале лежал точно посередине между Голубой и Жёлтой странами (по горизонтали) и между Фиолетовой и Красной (по вертикали): это совпадает с положением зелёного цвета внутри радуги. Более того, достаточно смешать в акварельных красках жёлтый цвет с голубым — и получится зелёный.

Одну из ранних своих идей по переработке сказки Волков так и не осуществил. Ещё в 1941 году в дневнике Волкова упоминается желание наполнить «Волшебника Изумрудного города» стихами, песенками и новыми приключениями. Видимо, война отвлекла писателя от этих планов.

После 1964 года вышли в свет ещё две редакции «Волшебника», обычно называемые новыми. Ни точные годы их появления, ни даже последовательность, в которой они выходили, на данный момент не установлены.

В этих редакциях Волков добавил в речь Страшилы существенно большее количество забавных оговорок («Поплывём... то бишь, пойдём с нами!») и логических рассуждений. Получили имена ещё два второстепенных персонажа: зелёная девушка (служанка в Изумрудном дворце) была названа Флитой, а Предводитель Летучих Обезьян — Уоррой.

Поскольку редакции эти появились уже после выхода нескольких сказок-продолжений «Волшебника», в текст были добавлены реалии из этих сиквелов. В частности, в сюжет «Волшебника» были «кооптированы» эпизодические упоминания мастера Лестара; добавилось две фразы о затаившихся до времени завистниках, недовольных назначением Страшилы на пост правителя Изумрудного города (вероятный намёк на будущих предателей из сказки «Урфин Джюс и его деревянные солдаты»); было упомянуто также самоназвание народа Прыгунов — «Марраны» (впервые это слово Волков задействовал в четвёртой книге сказочного цикла).

Любопытной особенностью новых редакций является почти полное исключение из текста упоминаний слонов. Встречавшиеся в тексте несколько раз «слоны» были старательно устранены автором. Например, сравнение Гигантского Паука — «он вдвое больше слона» — заменено на «в десять раз больше буйвола». О причинах подобного слоноцида поклонники волковских сказок гадают далеко не первый год. Замене не подверглось лишь единственное на всю сказку упоминание слоновой кости.

Аналогично из финального разговора Железного Дровосека с феей Стеллой, где он раскрывает свои планы на будущее, были исключены слова о намерении Дровосека привезти в Фиолетовый дворец свою невесту. Оставлено было только желание хорошо править Мигунами.

Новые редакции «Волшебника» различаются между собой эпизодом со снятием Элли серебряных башмачков перед приключением с Людоедом. Эпизод этот призван был подчеркнуть защитную силу волшебных башмачков: стоило девочке их снять, как её тут же похитил Людоед, и лишь вмешательство друзей спасло Элли от верной гибели. В одной из новых редакций этот эпизод есть, в другой же — текст главы о Людоеде идентичен редакции 1959 года, где снятия башмачков не было.

Остаётся неясным, был ли этот эпизод добавлен Волковым в четвёртую редакцию «Волшебника» и затем по каким-то причинам изъят из пятой редакции, или же та редакция, где он присутствует, как раз и является последней, пятой редакцией сказки. В настоящее время в России регулярно переиздаются обе новые редакции, а также изредка встречаются переиздания редакции 1959 года. Довоенные версии сказки не переиздаются.

(продолжение статьи — в комментах)

@темы: эсмерология, мелочи из сказок, книги, изумрудное, аналитика

07:02 

lock Доступ к записи ограничен

Дубль поста из моего ЖЖ.

URL
13:52 

lock Доступ к записи ограничен

Дубль поста из моего ЖЖ.

URL
17:33 

Элли

Задумался я на днях, в чём секрет образа Элли из сказок Волкова. Чем так привлекательна Элли для многих читателей? Почему именно она оказала такое влияние на судьбы Волшебной страны? Отчего её популярность среди читателей не перешла по наследству к младшей сестре, Энни, которую сам автор не раз называл Эллиной копией?

Мне не раз доводилось слышать также, что Элли как персонаж вообще лишена сколь-нибудь заметных особенностей характера: что она «никакая», она «пустое место», аморфный нейтрал, вместо которого каждая читательница может при желании поставить себя. Элли неинтересная и блёклая, поэтому её легко затмевают другие персонажи — Лев, Дровосек, Страшила, Урфин Джюс, рамерийцы...

Действительно ли это так?

Задумавшись, я понял, что критики неправы. Элли обладает тремя яркими чертами характера, имеющими ключевое значение для сюжета.

читать дальше

@темы: изумрудное, эсмерология, размышление, мелочи из сказок, книги

19:00 

lock Доступ к записи ограничен

Дубль поста из моего ЖЖ.

URL
03:34 

Оригинал взят у geneura в Леонид Владимирский об Александре Волкове

В телесюжете 1990-х гг. о математике, переводчике и писателе Александре Волкове рассказывает художник Леонид Викторович Владимирский, создатель самых известных иллюстраций к циклу сказок Александра Волкова:


В передаче "Отчего и почему", в рубрике "История одной сказки" художник Леонид Викторович Владимирский рассказывает о Фрэнке Бауме и Александре Волкове, "Стране Оз" и своих иллюстрациях к "Волшебнику Изумрудного города":



Записи из архива Максима Митрофанова

@темы: эсмерология, респект, книги, изумрудное, видео

записки Чугунного Дровосека

главная