• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: андерсен (список заголовков)
15:32 

Евгения Пастернак о школьной программе по литературе

Очень правильная статья (местами).
Помню, за 7 лет изучения литературы в средней школе у нас прошёл всего 1 (один!) урок, посвящённый любимым книжкам. Когда каждый мог свободно рассказать о том, что ему действительно нравится читать. Было это в 6-м классе. И одноклассники мои увлечённо рассказывали о Муми-троллях, о Волшебнике Изумрудного города, сказках Андерсена и многом другом, чего я сейчас и не вспомню. На фоне обязаловки и нескончаемых классиков XIX века это было как глоток свежего воздуха (сорри за изъезженное клише).

"МУМУ" - ЭТО О ТОМ, КАК СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ ОТНОСИТСЯ К ДЕТЯМ".
Евгения ПАСТЕРНАК О ТОМ, ПОЧЕМУ ШКОЛЬНИКИ НЕ ЧИТАЮТ

О том, что не так со школьной программой по русской литературе, и почему дети в лучшем случае читают краткое содержание - писательница, лауреат литературных премий и автор книг для детей, Евгения Пастернак

Сплошное Муму

Если вы возьмете десятилетнего ребенка и начнете читать ему вслух «Муму», то быстро убедитесь, что там около сотни слов, значения которых он не знает. Вы, кстати, тоже. Более того, там очень много ситуаций, которые десятилетний ребенок не понимает. Объяснят ли ему все это на уроке литературы? Хороший учитель — да, конечно. Обычный учитель ничего объяснять не будет. Это не входит в программу. Учителю вообще не до того: он должен заполнить журнал, написать сто отчетов, рассчитаться за питание, сдать макулатуру, переписать тунеядцев… Короче, ему есть чем заняться. Параграф в учебнике прочитали, на вопросы после параграфа ответили. Прочитали ли дети книгу — никого не волнует. Поняли ли они, что там написано — никого не волнует. А уж полюбили ли они читать, никого не волнует особенно.

И прочая профанация
vk.com/wall-63909225_27934

@темы: личное, книги, изумрудное, воспоминания, андерсен

18:03 

Три толстяка, пост № 10

Если говорить о возможных истоках образа наследника Тутти, то здесь мне видятся две параллели.

Во-первых, конечно, история Кая и Герды из «Снежной королевы» Андерсена. Похищенный мальчик, живущий в прекрасных чертогах под присмотром злой властительницы — прямой аналог «заточения» Тутти во Дворце Трёх Толстяков. Разлука с подругой детства у Кая — и с сестрой у Тутти. Ледяное сердце у одного — «железное» у другого. Девочка, пришедшая во дворец и сумевшая спасти затворника от бездушия, пробудить в нём жизнь — в обеих сказках. Да и сам факт, что вопреки всем ухищрениям злодеев, ни Кай, ни Тутти так и не стали до конца бессердечными.

И ещё одна любопытная деталь. Свободу Каю должно принести слово «вечность», сложенное из льдинок. В одиночку Кай не может справиться с задачей, и только радость от встречи с Гердой помогает льдинкам самим сложиться в заветное слово. Ну а наследника Тутти символически «освобождает» встреча с Суок, чьё имя означает «вся жизнь». «Вечность» и «вся жизнь» — налицо перекличка смыслов.

...Вторая возможная параллель — не столь явная и гораздо менее радужная. Мне думается, что образ наследника Тутти мог отчасти восходить к судьбе реального исторического персонажа, Людовика XVII. Семнадцатый Людовик, как известно, никогда не правил: когда Французская Республика упразднила монархию, он был ещё ребёнком, наследником низложенного короля Людовика Шестнадцатого. Вся королевская семья была заточена в замке Тампль. Затем король и королева отправились на эшафот, а малолетний наследник остался в зАмке под присмотром сапожника, который обращался с ним грубо и стремился перевоспитать на революционный лад. В конце концов, заключение подорвало здоровье принца, и он умер.

Трагическая участь маленького Людовика до сих пор считается одной из самых позорных страниц Французской революции: получилось, что революционеры уморили ни в чём не повинного ребёнка. От этой истории на века остался неприятный осадок. Даже противники монархии признавали, что как-то уж очень некрасиво всё вышло.

И возможно, счастливый конец сюжетной линии Тутти — своего рода попытка закрыть исторический гештальт, т.е. как-то откреститься от грязного пятна на лице революции. Попытка показать идеализированную альтернативу судьбе Людовика XVII: как всё могло бы быть замечательно, если бы... если бы... Например, если бы во главе победившего народа стояли Тибул и Просперо, а не Марат и Робеспьер.

Такой метод, кстати, задействован и в повести «Динка» Валентины Осеевой. Повесть написана по мотивам реальных событий, которые однако были хорошенько «причёсаны». В частности, мальчик Лёня, беспризорник и сирота, с которым подружилась Динка, после чего мать Динки его усыновила, — в реальности тоже существовал. Только в отличие от книги, в усыновившей его семье не прижился и пробыл там недолго. «Эксперимент» по усыновлению закончился провалом. А в книге наоборот воплощена реализация мечты: Лёня стал надёжным членом семьи, братом и защитником Динки, опорой для приёмной матери. Изжил своё бродяжническое прошлое, пошёл учиться...

@темы: андерсен, динка, историческое, книги, мелочи из сказок, политика, размышление, три толстяка

записки Чугунного Дровосека

главная