Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: размышление (список заголовков)
18:20 

Не учёный, не поэт

В песенке о Буратино из знаменитого Нечаевского фильма есть такие слова:

Кто не учёный, не поэт,
А покорил весь белый свет,
Кого повсюду узнают,
Скажите, как его зовут?


И что-то я задумался, шутки ради, нет ли здесь намёка на Мальвину и Пьеро? В том смысле, что ни Мальвине с её занудной «учёностью» (типичный скучный рационализм), ни горе-поэту Пьеро, чей взгляд на мир уныло-сентиментально зациклился на единственной интересующей его теме, — им не дано превзойти озорника Буратино в обаянии и популярности.

Маловероятно, конечно, но вдруг?

По крайней мере, и Мальвина, и Пьеро — образы пародийные. Мальвина — пародия на типичную правильную девочку-отличницу; Пьеро — пародия на поэта. А Буратино — нет. Он-то как раз вполне настоящий.

@темы: буратино, книги, мелочи из сказок, размышление

05:13 

Два вида верности

Задумался я сегодня об одном противоречии в собственных взглядах.

Почему-то с давних пор, когда я слышал, что чья-нибудь семья распалась из-за супружеской измены, меня охватывало недоумение: «ну, подумаешь, кто-то кому-то изменил, муж жене, или жена мужу... стоило ли из-за этого рушить отношения?»

С другой стороны, я вообще-то очень ценю верность, преданность, постоянство в любви, в симпатиях и убеждениях, а вот «перебежчиков» всякого рода недолюбливаю.

Поразмыслив над этой нестыковкой, я пришёл к выводу, что верность бывает двух видов: верность на уровне чувств и верность на уровне поступков. Соответственно, и предательство тоже бывает таких же двух видов.

И ценю я именно верность в чувствах. А значит, если человек любит свою вторую половинку, и любовь эта никуда не делась, то не всё ли равно, что он там делает с кем-то третьим? А вот если измена означает прекращение прежней любви, тогда да, это гадость. Но «прекращение любви», на мой взгляд, — само по себе гадость, даже без всяких измен. Потому что это предательство чувств. И измена (предательство действием) тут уже роли не играет, ибо это нечто вторичное.

Обратная же ситуация — когда чувств уже нет, но человек упорно хранит верность в поступках, — у меня тоже вызывает мало радости. Ибо в этом случае, поступки, внешне кажущиеся символом верности, на самом деле оказываются фальшивыми, неискренними. Фактически это имитация, суррогат.

Любопытно ещё, что ни за первый, ни за второй вид предательств, получается, нельзя человека осуждать. За предательство действием — нельзя потому, что действия вторичны, а важны лишь чувства. А за предательство чувств — тоже осуждать нелепо, поскольку над своими чувствами человек не властен: сердцу-то не прикажешь.

Единственное, что хорошо бы как-то сходу уметь определять людей, склонных к «предательству чувств», и тогда уже заведомо с ними не связываться.

P.S. Все рассуждения чисто теоретические, к реальным людям никак не относятся.

@темы: интроспекция, неполиткорректное, размышление

17:22 

«Хроники Нарнии: Покоритель зари»

Посмотрел я наконец третьи «Хроники Нарнии».

Юстэс прекрасен. Насколько отвратителен он был в книге, настолько же великолепен в фильме.

Люси — я понял, кого она мне напоминает. Религиозно-фэнтезийную версию Элли. В финале, кстати, тоже возникает невольная перекличка: это твоё третье и последнее путешествие, девочка, теперь ты выросла, и больше тебе сюда ходу нет.

А ещё в ходе просмотра мне придумалась очередная гипотеза о добре и зле. Смотрю на Аслана и думаю в стотысячный раз: если ты такой всесильный и добрый, почему нельзя просто сделать так, чтобы всё у всех было хорошо? Почему, несмотря на всемогущество вроде бы добра, остаются все эти злодеи, битвы, работорговцы, гибель, разлука длиною в жизнь и прочие безобразия?

И тут вспоминается мне теория о материи и антиматерии. Физики задавались вопросом: а почему вообще наша Вселенная не аннигилировала сразу же после Большого взрыва? По идее, при Большом взрыве должно было образоваться равное количество вещества и антивещества. И значит, в первые же доли секунды все частицы с античастицами должны были взаимоуничтожиться без остатка. Однако этого не произошло. Объясняют это вроде бы тем, что доля материи оказалась на самую малость больше, чем антиматерии — буквально на какой-то там энный знак после запятой.

Вот и подумалось мне, что, может быть, с добром и злом дело обстоит точно так же? Добро действительно, в общей сложности, сильнее зла, но лишь на исчезающе ничтожную величину. Этой величины достаточно, чтобы могла существовать Вселенная, но слишком мало, чтобы истребить в ней зло.

@темы: размышление, кино, изумрудное, идеи, впечатления

06:32 

Убийство Бориса Немцова

Стиль убийства (если можно так выразиться) — очень похож на Кадыровский: самый центр Москвы, белое авто, наглость не знает границ. Так ведут себя люди, которые знают, что им всё позволено. Сразу вспоминаются убийство Политковской и расстрел на Ленинском проспекте 2006 года. Возможно, Кадыров, в свойственной ему манере, решил порадовать Путина. Немцовская брошюра «Путин: Коррупция» — вполне достаточная причина, чтобы попасть в чёрный список личных врагов хоть чокнутого горца, хоть самого Путина.

Не исключены впрочем и чисто коммерческие разборки. Немцов был человеком небедным, финансировал митинги оппозиции в 2011–2012 годах.

Из конспирологических версий обращает на себя внимание высокая смертность несостоявшихся преемников Ельцина. Насколько я помню, до того как «официальным» преемником в 1999 году был объявлен Путин, — на эту же роль поочерёдно рассматривались два других Ельцинских фаворита.

В 1996 году фаворитом был генерал Лебедь, которому Ельцин почти что открытым текстом предрёк победу на грядущих президентских выборах 2000 года. Однако Ельцинские симпатии к Лебедю иссякли уже через несколько месяцев. А в 2002 году, уже при Путине, давно сошедший с вершин политического Олимпа Лебедь погиб в авиакатастрофе. (Кстати, так же, как и его коллега по президентским выборам 1996 года Святослав Фёдоров, которого впрочем никто на роль преемника не рассматривал.)

А в 1997 году Ельцин привёз из Нижнего Новогорода молодого перспективного политика Бориса Немцова, дал ему ключевой пост в правительстве, пообещал не увольнять в течение 2-х лет, и на какой-то международной встрече представил Немцова как своего будущего преемника. Правда, уже через год о своём обещании Ельцин забыл, Немцов был отправлен в отставку, и с тех пор карьера его пошла на убыль. А финальная точка была поставлена несколько часов назад.

Впрочем, в конспирологию я не верю. Былую популярность Немцов давным-давно растерял, и для Путина его фигура никакой угрозы не представляла. Разве что лишь нагнетание Кремлём ненависти в обществе могло побудить к действию каких-нибудь полоумных Антимайданщиков, подобных приснопамятному Квачкову, пытавшемуся взорвать Чубайса. Однако и это маловероятно, ибо дальше словесных угроз сторонники Антимайдана обычно не шли; те же из них, кто всерьёз готов убивать, воюют сейчас в Донбассе, а не охотятся на оппозиционных политиков. Да и разъезжают отнюдь не на иномарках.

@темы: размышление, политика, дегенерация

06:47 

Статика, динамика, фандом и постоянство

Всё же не оставляют меня мысли о текучке посетителей форума. Люди приходят, люди уходят... Кто-то задерживается надолго, кто-то не очень... Изредка некоторые возвращаются, но, как я когда-то писал уже, настоящих возвращений практически не бывает.

Для меня однако отношение к людям всегда в значительной мере зависело от постоянства их собственных симпатий. Уж не знаю, хорошо это или плохо, но люди, способные годами, а то и десятилетиями сохранять живой интерес к тому, что когда-то запало им в душу, мне всегда казались более настоящими, чем те, кто склонен к частой смене увлечений.

В постоянстве симпатий мне виделась своего рода незыблемость человека как личности. А глубина увлечений вызывала уважение. Люди же неспособные чем-либо увлечься всерьёз, те, у кого симпатии недолговечны и поверхностны, казались мне эмоционально недоразвитыми несостоятельными и воспринимались с той же иронией, с какой я отношусь к тем, кто имеет обыкновение гнаться за модой.

Ещё в школе я насмотрелся на типаж «человек-флюгер», чьи взгляды, интересы и желания всегда соответствуют тому, что популярно и сиюминутно. Затем у меня среди знакомых появился «человек-кузнечик»: для него популярность не играла роли, но усидеть на каком-то одном увлечении он не мог и, за несколько лет, что мы общались, успел сменить едва ли не 50 фандомов. Потом мне встретился «человек-полуфабрикат», у которого все чувства, в том числе и в реальной жизни, были как бы наполовину; сильных же чувств и привязанностей этот человек панически боялся из опасения утратить самого себя.

Тем не менее, в последнее время я стал замечать, что и в постоянстве имеется немало негативных сторон.

Есть в фандоме, например, человек, добрейший и обаятельный, но зацикленный на одной-единственной сюжетной идее: Элли в плену в подземном царстве теряет память, становится фрейлиной и влюбляется в подземного принца. Больше ничего. И вот эта идея в разных, но незначительных вариациях мусолится уже лет шесть, всплывая при каждом удобном и неудобном случае. Автору не надоедает. У всех остальных уже, по-моему, хронический фейспалм перешёл в стадию нулевой реакции, которая однако автора ничуть не смущает.

Другой человек, знаменитый форумский энциклопедист — тоже пример редчайшего постоянства. Уже тридцать с лишним лет он пишет свой сиквел к гексалогии Волкова. Проблема лишь в том, что столь завидное постоянство исключает для него всякую тягу к диалогу с собратьями по фандому. Он настолько свыкся со своим собственным фаноном, что чужие фаноны, версии, дискуссии, фанфики — ему просто неинтересны. Он и без них «знает, как правильно».

Однако обособленность эта имеет обратный эффект. Как дерево не может жить без корней, так и творческий человек вряд ли может что-то создавать вне общения с себе подобными. Без столкновения точек зрения, без подпитки новыми идеями, без критиков и читателей — даже «самая правильная» Волшебная страна в конце концов перестала быть интересна своему автору, и он всё реже возвращается к работе над своей нетленкой.

Таким образом, оптимальная стратегия — найти баланс между динамикой и статикой. Но возможно ли это?

Абсолютная статика ведёт к омертвению, одиночеству и творческому бесплодию.
Динамика же, разноскоростная, приводит к тому, что «птицы вылетают из гнезда»: кто раньше, кто позже, но люди покидают фандом, уходят с форума, меняют круг общения и интересов.

Я лично прощаться с Изумрудным городом категорически не собираюсь. Но моё увлечение им сейчас уже превратилось из фактора, сблизившего меня когда-то со многими людьми из фандома, в фактор разделяющий: часть моих друзей и приятелей, приобретённых благодаря форуму, сейчас уже увлечены чем-то другим, Изумрудный город для них пройденный этап. Проникнуться их новыми интересами я, к сожалению, не сумел. А грузить по-прежнему интересами собственными — значит, постепенно превращаться в такого же фаната подземных фрейлин, злоупотребляющего долготерпением слушателей.

@темы: тусовка, размышление, неполиткорректное, изумрудное

01:43 

Юность

Придумалось очередное определение (как всегда, косноязычное):

Юность это состояние души, при котором безнадёжность не является окончательным аргументом.

@темы: идеи, неомаксимализм, размышление, терминология

23:18 

Народный сход на Манежной

Были мы сегодня с Из Дикого Леса Дикая Тварь на митинге в поддержку братьев Навальных, он же народный сход, он же несанкционированная акция в поддержку всего хорошего против всего плохого.

Основные мои впечатления такие:

1. Народу было мало. Думаю, в общей сложности не больше 2–3 тысяч человек.

2. По сравнению с прошлым митингом, в котором я участвовал (а было это сразу после выборов мэра Москвы в сентябре 2013 года), народ сделался злее, целеустремлённее. Меньше стало веселья, шуток, всеобщего добродушия.

3. Но, учитывая уменьшение числа протестующих, нынешнее озлобление можно квалифицировать как маргинализацию протеста.

4. Вместе с тем, даже маргинализованный протест всё ещё не настолько радикален, чтобы кого-то свергать или даже всерьёз помыслить об этом.

5. Помимо привычных уже кричалок ничего примечательного на сегодняшнем митинге не было. Разве что только привнесли некоторую движуху ряженые «казаки», сновавшие «паровозиком» сквозь толпу с явным желанием спровоцировать драку.

6. Если в начале массовых митингов в декабре 2011 года казалось, что народ наконец прозрел, осознал, что за шушера сидит в Кремле, и готов положить этому конец, то теперь ощущение противоположное: тех, кто понимает, что творится в стране, и кому это небезразлично, — осталось очень-очень мало. Основная же масса народонаселения погрязла в каком-то нескончаемом крымнаше, предновогоднем оливье и прочем бытовом анабиозе, свидетельствующем то ли о затмении мозга, то ли о полном его отсутствии.

7. Так что мысли мои на сей счёт невесёлые и примерно соответствуют известному стихотворению классика:
Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.


8. Зато к Навальному я проникся уважением после его отчаянного и смелого поступка. Когда человек в безнадёжной ситуации, рискуя загреметь в тюрьму на долгие годы, тем не менее выходит на площадь, потому что там собрались люди, пришедшие поддержать его самого и его брата, и он просто не может позволить себе отсиживаться в тепле и уюте — в этом есть что-то одновременно и несгибаемо-патетическое, и очень человечное.

Пожалуй, это и есть самая наглядная противоположность той бессердечной слякоти, которую являет собой Путин и весь его чекистско-воровской режим.

@темы: впечатления, дегенерация, жутко-паффосный-пост, неполиткорректное, политика, размышление, реал, респект, стихи

19:30 

Нетривиальность положительных героев

Несколько лет назад мне встретилась точка зрения, что положительные персонажи, как правило, неинтересны. Я тогда поразмыслил и в общем согласился. В самом деле, как писал Д.Пелагейченко, «поступки всех тех, кто добр и честен, так легко предсказать».

Положительный герой ограничен собственной добротой, загнан в жёсткие рамки. Шаг влево, шаг вправо — уже выход из образа. А к этому ещё нередко добавляется нравоучительность, превращающая героя из возможного примера для подражания в тошнотворного зануду. Или пафос, вызывающий инстинктивное отторжение у нормального человека.

У злодея диапазон возможностей шире. Как персонаж — злодей зрелищнее и увлекательнее. В литературе и кино мне в последние годы интересны были именно злодеи, либо хотя бы люди колеблющиеся, терзаемые сомнениями, срывающиеся, ищущие свой особый путь.

Однако недавно мне встретились сразу два персонажа, разорвавшие этот шаблон. Оба положительны и оба интересны — настолько, что сразу приковывают к себе внимание и затмевают всех остальных героев, в том числе харизматиков-злодеев.

Один — Тимур из повести Гайдара «Тимур и его команда». Другой — комиссар Каттани из фильма «Спрут».

И тот, и другой мне знакомы с детства, но нетривиальность их бросилась мне в глаза только сейчас, при очередном перечите/пересмотре.

«В чём же тут секрет?» — подумал я. И пришёл к выводу, что здесь задействованы два фактора:

1. Чтобы быть интересным, положительный герой должен прежде всего проявлять инициативу. Не сидеть-дожидаться развития событий, сводя все свои поступки к реактивному поведению, а действовать на опережение. По сути это признак иррациональности, отличительная черта всего по-настоящему живого (ведь на реактивное поведение способен и робот).

2. Сам герой, пусть он даже насквозь положительный и все его поступки пролегают выше планки, отделяющей добро от зла, — тем не менее должен в самом себе содержать как бы второе «я», внутренний голос-антагонист, оспаривающий правоту действий героя и подталкивающий его к преступлению. Пусть даже он никогда этого преступления не совершит, но внутренний голос будет напоминать, что эта возможность не закрыта и диапазон поведения совсем не так узок, как у классических шаблонных добряков.

Да и сами поступки героя, оставаясь в глубине своей положительными, должны часто быть на грани фола, нарушать общепринятые рамки и, иной раз, до поры до времени производить на окружающих негативное впечатление.

У Тимура таких ситуаций как минимум три: сначала его принимают за хулигана, ложно истолковав его разговор с Квакиным; затем возникают подозрения в воровстве, когда он допускает ошибку с одеялом; и наконец — взлом гаража и «угон» мотоцикла, переполнившие чашу терпения Тимурова дяди.

Комиссар Каттани тоже оказывается вовсе не типичным слугой закона. Улики против подозреваемых он добывает, забравшись без ордера в чужую квартиру; затем крадёт окровавленный коробок спичек — мелочь, но показательная. Дальше больше: с помощью хитро продуманной лжи комиссар провоцирует бандита Чиринну на отчаянный шаг — тот устраивает покушение на самого комиссара и попадает в тщательно подготовленную ловушку.

Когда прокурор отказывается дать комиссару Каттани разрешение на полицейскую операцию против финансовых махинаторов, комиссар не стесняется прибегнуть к протекции, приводит в действие давние связи, чтобы важный чиновник из Рима надавил на несговорчивого прокурора.

В финале же, после насилия бандитов над дочерью Каттани, он вообще отставляет попытки действовать в рамках закона и начинает говорить с мафией на её собственном языке: требует приватно выдать ему насильника в течение 24-х часов, чтобы свести с негодяем личные счёты.

В итоге складывается впечатление, что хоть Тимур с Квакиным, хоть комиссар Каттани с мафией — не из разных, полярных друг другу миров, а имеют где-то в самой потаённой глубине общую точку, общий корень, из которого, по причине какой-то неведомой читателю (зрителю) давней размолвки, выросли два соперничающих ствола.

Иными словами, положительный герой интересен тогда, когда имеет некое глубинное родство со злодеями, против которых он борется.

@темы: впечатления, кино, книги, размышление, спрут, цитаты

00:38 

Упадническое настроение

Сегодня что-то грусть-тоска меня снедает. (c)
Безумно надоела суета с продвижением текста: ходить тормошить людей, уговаривать, навязываться со своей дурацкой нетленкой, преодолевать какие-то искусственные преграды, просить чтобы уделили внимание, прочли, посодействовали. Потом ждать отведённые сроки, напоминать, снова ждать, проявлять назойливость, упрашивать об одолжениях...

В конце концов, если никому оно настолько не нужно, то может быть и вправду чёрт с ним. Проще признать, что творчество, увы, не мой путь, чем тыкаться всю жизнь в закрытые двери, выматывая нервы себе и людям.

@темы: нытьё, размышление

18:40 

Аркадий Гайдар

Перечитываю сейчас рассказы Аркадия Гайдара. О самих рассказах — как-нибудь в другой раз напишу, а пока что для меня интереснее всего фигура автора.

Всё-таки очень хотелось бы узнать, был ли Гайдар порядочным человеком, в общем и целом, или же кровавым маньяком, как о том ходят упорные слухи, вышедшие наружу в постсоветскую эпоху.

Насколько я понял, основная борьба развернулась между двумя мнениями: за Гайдара — биограф Борис Камов, против — писатель Владимир Солоухин. Притом тенденциозны оба. А документальной убедительной базы в подтверждение хоть одной, хоть другой точки зрения — вообще нет.

@темы: книги, размышление

13:23 

Невозможность машины времени

Подумалось мне тут... Пожалуй, самым ярким доказательством невозможности машины времени является история человечества — со всеми её войнами, геноцидами, эпидемиями и прочими зверствами.

Если бы машину времени удалось создать, пусть даже в отдалённом будущем, — главнейшим её назначением было бы исправление ошибок прошлого, т.е. гуманизация истории: избавление человечества от уже свершившихся катастроф, от лагерей смерти, разгула нацистов, инквизиции и т.д. и т.п.

Но так как этого не сделано, и история по-прежнему пестрит кровавыми пятнами, — можно с уверенностью заключить, что даже в будущем никакую машину времени создать не удастся. Либо же, на худой конец, такая машина окажется бесполезной игрушкой: заглянуть одним глазком в прошлое, ничего там не трогая, ни во что не вмешиваясь, — вот и весь прок от путешествий во времени. Такую машину, на мой взгляд, даже изобретать не стоит.

@темы: размышление

03:47 

Медицинская реформа в Москве

Нынешняя реформа московского здравоохранения, всколыхнувшая волну протеста медицинских работников, у меня вызывает неоднозначные чувства.

Сразу вспоминается прошлогодняя реформа Академии наук, свалившаяся на учёных как снег на голову.

Сейчас отчётливо видны те же признаки:

1. Самоуправство властей: реформа проводится внезапно, без обсуждения с теми, чьи интересы она затрагивает напрямую. Год назад поставили перед фактом учёных. Сейчас не спрашивают мнения врачей и, тем более, пациентов.

2. Методы реформы — варварские: устоявшуюся систему режут по-живому, бездарно, разрывая десятилетиями складывавшиеся связи, разрушая механизмы взаимодействия между людьми, организациями и т.д.

3. Информационное сопровождение реформы — лживое: чиновники играют словами, прячут свои истинные намерения за благостной демагогией: ликвидацию называют реорганизацией, увольнения — оптимизацией, закрытие — объединением...

4. И при всём при том, потребность в реформе давно назрела. Другое дело, что методы и направление реформ должны быть совсем иными. Сказать же, что до сих пор, до вмешательства чиновников, всё было прекрасно в московской медицине или в Академии наук — этого сказать нельзя.

Бюджетная медицина давно уже «прославилась» массовым взяточничеством, бесчеловечным отношением к пациентам. В 31-й московской больнице я сам насмотрелся такого скотства, о котором вслух говорить не хочется; а ведь это ещё считалась одна из лучших больниц.

В академической системе свои уловки — фиктивные публикации, фиктивные конференции, имитация научной деятельности с единственной целью распила бюджетных денег, плюс ещё сдача в аренду помещений. Огромная бюрократическая махина, занимающаяся не столько наукой, сколько бессмысленным бумагомаранием.

Есть безусловно и хорошие врачи, талантливые профессионалы, самоотверженные люди, которые лечат больных не за мзду, спасают жизни. Есть настоящие учёные, старающиеся несмотря ни на что двигать науку, вести исследования, разрабатывать что-то новое и полезное. Однако сама система в обоих случаях порочна.

А значит, реформа необходима. Вот только сильно сомневаюсь, что нынешняя власть своими методами добьётся чего-то путного. Эти люди, как в похабном анекдоте про царя Мидаса, — всё, за что берутся, превращают в известную субстанцию.

5. Что же касается жертв реформирования — учёных и врачей — тут наблюдается печальная картина. Да, есть небольшое протестное ядро, кто всерьёз готов бороться с произволом властей и не боится назвать вещи своими именами. Но таких меньшинство, и на них даже их коллеги по протестам смотрят с опаской, как на буйных или не вполне адекватных.

Основная же масса недовольных реформами — привыкла молчать в тряпочку, либо позволяет себе высказываться очень осторожно, с оглядкой.

Я это хорошо помню по прошлому году, когда в академической среде поднялся протест против реформы РАН. Ругали министра Ливанова, неких анонимных реформаторов, изредка поминали премьера Медведева. Но высказаться против Путина — ни-ни. Как можно! Это же эль шкандаль!

Причём это не тупоумие в стиле «царь хороший, он не знает, это всё бояре плохие». Будь так, можно было бы даже извинить такую позицию наивным прекраснодушием: мол, люди до последнего стараются верить в лучшее, в то, что там наверху сидит хороший человек, которого просто ввели в заблуждение.

Ничего подобного. Уже когда ежу было понятно, что Путин всё прекрасно знает, и именно он продавливает реформу, вытирая ноги об учёных, о депутатов, обо все регламенты, — даже тогда критиковать Путина учёные всеми силами избегали, предпочитая срывать зло на пешках и исполнителях.

И сейчас, во врачебной среде, по-моему та же картина. Что, впрочем, не удивительно, если вспомнить, как совсем недавно именно врачи в тандеме с учителями брали «под козырёк» в избиркомах, куда мэрия спускала разнарядки по фальсификации выборов.

Фактически, это не что иное как въевшееся в характер холуйство, и пока люди сами из себя этого не выцарапают, — власть так и будет обращаться с ними как со скотом, подвергая «реформам», «оптимизациям», уплотнениям, переселениям и прочему беспределу.

@темы: воспоминания, дегенерация, политика, размышление

10:20 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:20 

Судьба Шотландии

По поводу референдума о независимости Шотландии... Решать, конечно, шотландцам, а мои симпатии всё-таки на стороне единства Великобритании.

Ибо, во-первых, назвать шотландцев угнетённой нацией никак нельзя.

Во-вторых, нет у меня оснований желать Великобритании распада, поскольку это давно уже не империя, тянущая щупальца по всей планете, а вполне образцовая современная республика (несмотря на формально сохраняющийся королевский двор).

А в-третьих (и в главных) — мне кажется важным, чтобы в мире сохранялись успешные примеры союзных государств, объединяющих разные народы на равноправной основе.

Если такая форма государственного устройства докажет свою эффективность и жизнеспособность, то повысятся шансы на воссоздание в каком-нибудь варианте Союза и вокруг России. Лично мне бы этого очень хотелось.

Пока же динамика скорее разочаровывающая: СССР развалился, Югославия распалась (причём отнюдь не мирно), Чехословакия цивилизованно «развелась», в Бельгии сильны центробежные тенденции, и даже в Европейском Союзе объединительный порыв прежних десятилетий почти иссяк.

@темы: политика, размышление

17:35 

Коммунизм, часть 10

Проблема 11: догматизм

Особенность любой прогностической теории социального, экономического или политического свойства состоит в том, что в любой момент эта теория может разойтись с реальностью. Даже идеально работающая сегодня теория — завтра может дать сбой. И даже гениальный прогнозист способен ошибаться.

Жизнь не стоит на месте, постоянно появляется что-то новое, и в этих изменяющихся условиях зачастую выявляется неточность, неполнота или даже абсолютная несостоятельность тех теорий, которые ещё вчера казались непреложной истиной.

Марксизм не исключение. К примеру, Маркс предсказывал нарастание классовой борьбы между угнетателями (капиталистами) и угнетёнными (пролетариатом). В обществе должна была усугубляться поляризация: пролетариев должно было становиться всё больше и больше, пока наконец не накопится критическая масса для социально-политического взрыва. Этим взрывом должна была стать коммунистическая революция в крупных промышленных странах — Англии, Франции, Германии. А в силу прочнейших экономических и политических связей этих стран со всеми остальными — революция должна была вскоре перейти национальные границы и стать всемирной.

Предполагалось, что установленный после революции новый уклад, основанный на обобществлении хозяйствования и упразднении частной собственности, окажется эффективнее свободной конкуренции, бытовавшей в эпоху капитализма. Справедливое общество сформирует нового человека.

Но ничего этого не сбылось. Условия жизни пролетариата постепенно улучшились без всяких революций. Поляризация общества ослабла. Коммунистические революции происходили спорадически (Парижская коммуна во Франции, Октябрь 1917 года в России, восстание спартакистов в Германии), но они не были подкреплены достаточной массой пролетариата и потому в большинстве случаев окончились провалом. Там же, где коммунистический режим уцелел, пожар мировой революции всё равно не разгорелся, — взаимосвязь между странами оказалась недостаточно крепкой. Обобществление собственности не привело к изобилию. Социализм не только проиграл капитализму в экономике, но ещё и оказался чрезвычайно нестойкой формацией: вместо того, чтобы с годами наращивать мощь, он прогнил изнутри и развалился.

Здравомыслящий человек в такой ситуации задался бы вопросом: почему теория не подтвердилась практикой? В чём была ошибка теоретиков? Насколько эта ошибка фундаментальна? Т.е. можно ли её исправить, улучшив тем самым теорию, или вся теория в целом никуда не годится?

Однако наследникам Маркса крайне редко хватало смелости признать ошибку в расчётах. Учение Маркса-Энгельса, а затем и Ленинские цитаты стали восприниматься чуть ли не как Священное писание, сомневаться в котором недопустимо, а подчас и опасно.

Тем самым, теория превратилась в догму. Ленин ещё мог исправить какие-то несоответствия — например, убедившись, что «военный коммунизм» не работает, Ленин объявил переход к нэпу, но и то предполагалось, что это лишь временная уступка. Последователи же Ленина всё чаще старались подогнать реальность под негодную теорию, вместо того, чтобы теорию развивать на основе фактов.

Возникавшие при этом расхождения между теорией и практикой принципиально игнорировались, либо, когда разрыв становился уж слишком заметным, вопиющим, — этому подыскивались объяснения ложные, фальшивые, лишь бы только не ставить под сомнение привычные догмы («В стране голод? Виноваты кулаки и вредители, а не коллективизация»; «Рабочие на Западе уже обзаводятся автомобилями? Такого не может быть, это буржуазная пропаганда, на самом деле западные рабочие изнемогают от непосильного труда и скоро уже совершат революцию».)

Казалось бы, в такой принципиальной слепоте есть свои достоинства: люди упорно защищают теорию от нападок, хранят верность своим убеждениям. Догматизация бережёт теорию от разложения и распада, продляет ей жизнь на века.

Однако на самом деле всё наоборот. Теория при таком отношении погибает. Ибо, как известно, догма есть истина убитая и мумифицированная. А живая истина возможна только в развитии, в движении.

В догматизированной теории отрыв от реальности рано или поздно становится настолько кардинальным, что эту теорию перестают воспринимать всерьёз.

Применение же такой теории напоминает попытку открыть замОк не тем ключом. Человек настойчиво втискивает непригодный ключ в замочную скважину, пока в конце концов не сломается либо замОк, либо ключ.

Отсюда вывод: чтобы вернуть коммунистической теории жизнеспособность, нужно исправить ошибки, допущенные Марксом. И впредь избегать любой догматизации.

Гипотезы о том, как можно было бы осовременить учение Маркса, я изложу в следующих записях.

@темы: размышление, политика, ленин, коммунизм, идеи, философия

17:45 

Коммунизм, часть 9

Проблема 10: отсутствие правильных коммунистов

Эта проблема вплотную примыкает к предыдущей. Суть её в том, что даже среди людей, считающих себя коммунистами или позитивно относящихся к коммунистической идее, — большинство на самом деле смутно представляют себе, что такое коммунизм, и в глубине души являются сторонниками совсем иных идеологий.

Возьмёшь одного такого «коммуниста», присмотришься, — а оказывается, он имперец. Живой пример — писатель и журналист Александр Проханов. Ему важнее великая империя, православная святая Русь, и он рассматривает Советский Союз лишь как одну из форм реализации великой Руси.

Возьмёшь другого — он просто ностальгирует по временам своей молодости, когда деревья были выше, трава зеленее, а девушки благосклоннее.

Третий — скучает по стабильной зарплате и колбасе по 2.20.

Четвёртый — романтик революционной борьбы. Если революция вдруг победит, он сам не будет знать, что делать дальше.

Пятый — вообще расист. Помню, в 90-е годы мне встретилась листовка на столбе с лозунгом: «Наше дело правое, наша кожа белая, наше знамя красное!» Какое, спрашивается, отношение имеет цвет кожи к красному знамени?

И так далее. Найти человека, который верил бы именно в коммунистические идеалы, не перемешивал бы их ни с чем лишним, и притом сохранял бы приверженность здравому смыслу, гуманности и объективности, без которых, на мой взгляд, никакой коммунизм просто не существует (а точнее очень быстро вырождается в бредовое умопомешательство, садизм или враньё), — такого человека найти крайне сложно, почти нереально.

Но даже среди тех, кто разделяет все основные принципы коммунизма, — тоже царит полнейшая разноголосица. Каждый второй — мнит себя самым точным интерпретатором коммунистической идеи. Со стороны же такие претензии на идейное лидерство чаще всего смотрятся смешно и глупо, и уж точно не смогут объединить разрозненное коммунистическое движение в сколь-нибудь значимую политическую либо идейную силу. Такова, кстати, участь и моих нынешних набросков (хотя на полноценное воссоздание теоретической базы коммунизма они заведомо не претендуют, ибо слишком примитивны и ненаучны).

@темы: философия, размышление, политика, коммунизм, идеи

12:52 

Коммунизм, часть 8

Проблема 9: Сталин и репутация

Это то, что в современной социологии, если не ошибаюсь, называется негативным рейтингом. У коммунизма как идеологии — негативный рейтинг очень высок. «Спасибо» Сталину и прочим «выдающимся деятелям» коммунистического движения.

Негативный рейтинг означает наличие жёстких, непримиримых противников. Тех, кто настроен категорически против данной идеологии.

Для сравнения, среди российской политической элиты индивидуальный негативный рейтинг очень высок у Жириновского, Зюганова, Чубайса, т.е. при соцопросах существенный процент людей заявляет, что за данную личность не проголосовал бы никогда и ни при каких обстоятельствах.

Это же относится и к коммунистической идеологии. Если бы, к примеру, речь шла не о коммунизме, а о каком-нибудь условном «тапулосизме», там негативного рейтинга бы не было. Была бы группа сторонников и существенная масса людей безразличных. Коммунизм же, в отличие от выдуманного мной тапулосизма, очень сильно скомпрометирован, отягощён тяжелейшим балластом совершённых во имя его преступлений.

Сюда же добавляется ощущение «отыгранной карты», появившееся после коллапса СССР в 1991 году. Т.е. люди, не вдаваясь в подробности, заведомо считают эту идеологию устаревшей и провальной.

И таких людей большинство, а особенно велика их доля среди правящей элиты. Для них любой намёк на реальное возрождение коммунизма или восстановление СССР — звучит так же дико, как предложения вернуть в России юлианский календарь, короновать президента, обуться в лапти, отрастить хвост и залезть на дерево, поближе к обезьянам. Коммунизм для этих людей — в лучшем случае прошлый век, к которому нет возврата.

Как ни странно, сторонники Сталина только усугубляют такое отношение. Ибо когда очередной современный сталинист начинает доказывать, что массовых репрессий не было, или их было мало, или они осуществлялись «за дело», или их можно извинить тем, что одновременно шёл экономический подъём, от сохи страна шагнула семимильно к атомной бомбе, и вообще время было такое, — у более гуманно настроенного человека просто вянут уши.

А если современный сталинист начинает ещё и высказываться, что неплохо бы сейчас тех-то расстрелять, этих-то подавить железной рукой, то-то запретить, то-то прекратить — речи эти помимо неприязни к данному сталинисту и Сталину среди среднестатистических современных более-менее образованных людей формируют также ощущение устарелости всего, что связано со Сталиным, с его методами, с коммунизмом, Советским Союзом и т.д.

Сказать, например, нынешнему подростку, что нужно запретить фильмы о Джеймсе Бонде и, скажем, мини-юбки, — так он посмотрит на такого советчика как на динозавра, выползшего незнамо из какого музея (и правильно сделает). Или предложить расстрелять всех либералов, мол, «в Китае же применяются расстрелы, например, к коррупционерам», — что ж, посмотрят как на Брейвика.

Если же речь заходит о том, что «предали великую страну», «продали родину злобным пиндосам», «пятая колонна осуществила жидомасонский заговор, а Горбачёв и Ельцин были агентами ЦРУ», — тут уже небольшое здравое зерно, содержащееся в подобных рассуждениях, полностью тонет в злобной паранойе, и тем самым лишний раз компрометирует коммунистическую идею. Ибо что хорошего в идее, которую защищают злобные параноики?

Объективности ради, отмечу, что среди сталинистов на самом деле немало людей добрых и порядочных, которые никаких преступлений в жизни не совершали и совершать бы не стали. Даже мои дед и бабушка до последних своих дней были сталинистами. Однако современное общество и, особенно, интеллектуальная элита подобную систему взглядов в большинстве своём отвергают категорически.

Решение этой проблемы мне видится в поиске новой терминологии. Скомпрометирована конкретная идея (коммунистическая), конкретные способы её воплощения (советский режим, маоистский, полпотовский), конкретные люди (Сталин, Ленин и т.д.). Но в основе этой идеи лежат принципы и стремления куда более древние, чем коммунистический манифест Маркса середины XIX века, и куда более чистые, чем застенки ГУЛАГа.

В основе лежит тяга людей к справедливости, к всеобщему равенству, к идеально-устроенному государству и обществу. Эти стремления гораздо старше понятия «коммунизм», более того, они присущи человеческой натуре. А значит, спустя какое-то время эти идеалы воскреснут, хотя и, возможно, под другими названиями. Правда, лично мне отказываться от слова «коммунизм» не хотелось бы, но, в конце концов, дело в сути явления, а не в его вывеске.

Мне также думается, что возрождение коммунистической идеи в обществе произойдёт тем скорее, чем быстрее прекратятся споры о Сталине и его роли в истории. Ибо Сталин, как бы к нему ни относиться, всё же элемент прошлого, причём всё более отдалённого, а коммунизм, как хочется надеяться, — идеология будущего. Ну а как говорил Страшила Мудрый, «стоя на месте, вперёд не продвинешься». Иными словами, пока нынешние коммунисты и их оппоненты спорят о Сталине, они так все и остаются в эпохе как минимум 60-летней давности, которая с каждым годом становится всё более замшелой и всё менее актуальной для новых поколений.

@темы: идеи, коммунизм, политика, размышление, философия

13:56 

Коммунизм, часть 7

Проблема 8: радикализм

Если же оставаться в пространстве политических партий и течений, то тут у коммунизма есть ещё одна серьёзная проблема. Дело в том, что по классическому разделению политического спектра на левых, центристов и правых, — коммунистические партии вполне справедливо причисляются к левым радикалам.

Коммунисты левее социалистов, которые в свою очередь левее социал-демократов, которые левее центристов.

Левее коммунистов — только т.н. «леваки», т.е. маргинальные крайне-малочисленные группы буйных революционеров и террористов, типа «Фракции Красной Армии» (РАФ), действовавшей в ФРГ в 1968—1998 годах и занимавшейся терактами и политическими убийствами ради высоких коммунистических идеалов. Де-факто это либо революционеры, опоздавшие со своими идеалами лет на 100 (и потому их деятельность воспринимается уже не как героизм, а как анахронизм и криминал), либо просто одухотворённые бандиты.

Соседство для компартии, откровенно говоря, невыигрышное.

Но проблема, разумеется, не в леваках, а в том, что нормально развивающееся более-менее обеспеченное общество никогда не голосует за радикалов. Общество западного типа, т.е. достаточно сытое и живущее десятилетиями без существенных потрясений, голосует всегда за центристов с тем или иным небольшим уклоном — маятник качается туда-сюда, и левоцентристы сменяются правоцентристами, а потом обратно.

В такой системе у радикалов (в т.ч. у коммунистов) — нет никаких шансов. Шансы появляются лишь на крутых поворотах, в острые кризисные периоды. Тогда да, к власти могут прийти левые радикалы (вариант Чили времён Альенде, правда там у власти оказались не коммунисты, а социалисты, но, говорят, социалисты в силу местной специфики были там даже радикальнее коммунистов), либо правые радикалы (вариант Германии 1933 года).

В остальное, более спокойное время — коммунисты могут прийти к власти лишь силовым путём, после чего им потребуется так или иначе избавиться от честных выборов, чтобы власть не отдавать, и далее см. Проблему № 7.

Впрочем даже честный приход к власти парламентским путём в кризисный период — тоже неминуемо ведёт к Проблеме № 7, поскольку, как только кризис окажется преодолён, радикальная идеология перестанет быть востребована обществом.

Либо же сами коммунисты в такой ситуации подвергнутся перерождению (о чём я подробнее скажу ниже), т.е. сместятся от радикальных позиций к центру и, значит, де-факто перестанут быть коммунистами, сохранив, быть может, только название.

@темы: идеи, коммунизм, политика, размышление, философия

14:21 

Коммунизм, часть 6

Проблема № 7: несовместимость коммунизма с современной демократией

Современная демократия предполагает, что власть должна обновлять мандат доверия, полученный от народа, каждые несколько лет (где-то 4, где-то 5, 6 или 7). Т.е. происходят выборы, в идеале честные, в результате которых власть может смениться цивилизованным путём.

Однако не вызывает сомнения, что построить коммунизм ни за 4 года, ни за 7, ни за 14 — практически не реально. Тут речь идёт по самым оптимистическим прогнозам о многих десятилетиях, а по более правдоподобным — о веках, если не тысячелетиях.

При этом коммунизм является целью лишь для одного политического сектора — т.е. для собственно коммунистических партий. У всех остальных партий — социалистических, социал-демократических, либеральных, националистических, консервативных, республиканских, монархических, зелёных, христианских, исламских и т.д. и т.п. — конечные идеалы иные.

Если выборы не профанация, то легко может сложиться ситуация, что даже в том государстве, где власть принадлежит коммунистической партии, эта самая компартия обязана будет уйти в оппозицию, уступив власть другой политической силе.

Но разница в идеологии между коммунизмом и другими политическими течениями настолько фундаментальна, что смена власти потребовала бы слома всех существующих принципов устройства государства и общества.

В этом заключается важное отличие от, скажем, американской политической системы: там демократы преспокойно чередуются у власти с республиканцами, но чередование это не затрагивает основ общественного устройства. Изменения, привносимые победившей на очередных выборах партией, скорее косметические.

Проводя метафору с постройкой дома, можно сказать, что американские демократы дискутируют с республиканцами о том, какого цвета обоями обклеивать стены на 120-м этаже выстроенного небоскрёба, в то время как приход к власти коммунистов означал бы, что весь этот небоскрёб надо снести до основания, чтобы строить на его месте здание совсем иного архитектурного стиля и назначения.

Такие фундаментальные вопросы нельзя решать раз в 4 года. Иначе на месте стройки так и останется котлован. За 4 года возведут несколько этажей, затем власть сменится — и значит снова смена концепции, все этажи под нож, и заново, с чистого листа, по кардинально иному проекту придётся возводить дом, рискуя, что через 4 года он так же пойдёт на слом.

Но и упразднить выборы тоже нельзя, хотя это, возможно, многим кажется самым простым делом: «подумаешь, какие-то выборы, обходились же без них в прежние века, а потом наловчились успешно фальсифицировать».

Сложность в том, что, конечно, можно обойтись без реальных выборов (или ограничиться мухлежом) раз, другой, третий, сохраняя тем самым у власти компартию, но рано или поздно в таком обществе сформируется поколение людей, которое перестанет понимать, по какому праву компартия удерживает власть, на каком основании эта компартия ведёт страну к коммунизму и, самое главное, — чего ради самим людям прикладывать усилия к достижению той цели, которую они себе не выбирали.

Возникнет разрыв между правящей верхушкой и обществом. Верхушка будет высокопарно вещать о коммунизме, а общество будет мысленно слать эту верхушку к чёрту и заниматься вместо строительства коммунизма своими личными делами.

(Тут мне подумалось в шутку, что, возможно, более подходящим историческим периодом для построения коммунизма могла бы быть эпоха абсолютизма, века, например, 17-го, когда народ слепо подчинялся государю, веря, что власть его от Бога, а вера в Бога ещё была незыблема в массовом сознании. Попадись в ту пору коммунистически-настроенный король или царь, возможно в истории появился бы любопытный прецедент. Впрочем, такого царя, вероятнее всего, весьма оперативно удавили бы бояре, боясь лишиться сословных привилегий.)

Реально же, чтобы преодолеть эту проблему, нужно чтобы все партии политического спектра стали в основе своей коммунистическими, аналогично тому, как в США все мало-мальски влиятельные партии являются капиталистическими (хотя, может быть, и сами того не осознают).

Причём приобрести коммунистический характер партии должны не принудительным способом, т.е. не запретом и подавлением альтернативных идеологий, ибо запрет юридический не означает запрета в умах людей. Например, в СССР не было ни одной капиталистической партии, однако это не мешало поколению 70-х годов грезить о шмотках из-за железного занавеса, о джинсах и магнитолах, о музыке Битлз и прочих завлекалках «тлетворного Запада». Наоборот, запрет и труднодоступность придавали всему этому дополнительный шарм.

Фактически требуется, чтобы коммунизм стал чем-то бОльшим, нежели просто политическая платформа. Чем-то более глубинным, и значит не меняющимся при смене политических платформ. Но об этом я уже писал раньше: коммунизм должен стать наукой, доминирующим научным направлением, причём наукой достаточно точной, не гуманитарной, поскольку в гуманитарных науках всегда есть риск, что через 10 или 20 лет придёт новый мыслитель и все имеющиеся факты ещё более успешно опишет какой-нибудь новой теорией или трактовкой, кардинально отметающей наработки прежней теории (и тут произойдёт то же самое, что выборы делают в политике — тот же взрыв недостроенного дома).

А вот возможно ли вообще превращение коммунизма в полноценную точную науку — вопрос неоднозначный. Есть риск, что это в принципе недостижимо.

@темы: философия, размышление, политика, коммунизм, идеи

17:40 

Коммунизм, часть 5

Проблема № 5: равенство

Один из составляющих компонентов коммунистической идеи — принцип всеобщего равенства. Но, как показывает проблема № 1, — принудительное экономическое равенство препятствует развитию общества.

Более того, даже безотносительно экономики, к принципу равенства есть ряд серьёзных вопросов:

Равны ли в самом деле люди от природы или это только красивый миф, идеализация, утопия?

Равны ли между собой человек среднего ума, гений и клинический дебил?

Равны ли труженик и бездельник?

Равны ли законопослушный гражданин и преступник? Ребёнок и взрослый? Профессор и алкоголик? Старший и младший? Здоровый и больной? Изменник и герой? Начальник и подчинённый?

В чём должно состоять это равенство? В достатке? В правах политических, экономических, социальных? В обязанностях? В уважении?

Можно ли в конце концов считать равными даже мужчину и женщину, если у мужчин не бывает беременности, а женщины по статистике живут дольше на несколько лет?

(Известно, что работодатель, при прочих равных условиях предпочитает взять на работу молодого мужчину, а не женщину, ибо женщина может уйти в декрет, и предприятию от этого будет убыток.)

Эти вопросы не так уж банальны. Но главное в них даже не то, что ответить на них трудно, а то, что никакой ответ не будет обладать всеохватной убедительностью.

Проблема № 6 (примыкающая к предыдущей проблеме): неизбывность ксенофобии

Помнится, «Кортик» А.Рыбакова начинался с того, что мальчику Мише ребята с соседней улицы запрещали на той улице появляться. Было разделение: у каждой группы ребят «своя» улица, заходить на чужую — нельзя, если не хочешь получить камнем по лбу.

Когда Миша совершил подвиг, напав на бандита и пострадав в драке с ним, за такую доблесть ему «чужая» группа ребят предоставила небывалую привилегию: «Ты, Миша, по нашей улице ходи, если хочешь!»

Что ж, допустим, это годы гражданской войны, коммунистические идеи о равенстве ещё не проникли в народное сознание. Но у меня есть ещё два похожих примера, которые дают исчерпывающую картину.

Конец 20-х — начало 30-х годов. Из воспоминаний моего деда. Дед жил в станице Вёшенской, на Дону. А через речку, кажется, располагалась станица Базки. И между мальчишками из Вёшек и мальчишками из Базков — была необъяснимая, но очень лютая ненависть, вплоть до того, что ребята собирались в команды и шли бить команду противника.

И это при том, что у них не было различий ни по национальному, ни по классовому, ни по материальному признаку.

Предположим снова, что в ту пору это мог ещё быть пережиток дореволюционных времён, когда идеи равенства не владели массами.

Но такую же историю я слышал и от своего приятеля Дмитрия с Изумрудного форума: он рассказывал про свои школьные годы, пришедшиеся на середину 80-х. Летом, на даче, в Московской области, он с группой знакомых ребят точно так же ходил «лупить пионеров». При том, что сам он, как и вся его группа, вообще-то тоже были пионерами, да и сам Дмитрий тогда чистосердечно верил в коммунизм.

То есть адекватных причин «бить пионеров» — не было. Но всё равно били. Почему?

Потому, что ксенофобия, т.е. неприязнь к чужим, — есть видимо неотъемлемое свойство человеческой натуры, по крайней мере для большинства людей. Ксенофобия, плюс потребность делить мир на своих и чужих, и объединяться со своими в группу, настроенную против чужой группы. Это свойство может быть сглажено воспитанием, но избавиться от него полностью — невозможно.

А если так, значит коммунизм не решит проблему неравенства. Даже при полном равенстве люди найдут из-за чего враждовать, завидовать, ненавидеть друг друга. Раз есть к тому глубинная потребность, значит повод найдётся.

Социализм старался убрать причины для раздоров, связанных с неравенством: отменил сословные привилегии, свёл к минимуму различия в достатке, признал равноправие мужчин и женщин, пропагандировал интернационализм (равенство народов). И тем не менее, бытовая вражда процветала. Завидовали тому, что у соседей есть роскошный ковёр или дублёнка; завидовали статусным благам, хоть проку от них и было в разы меньше, чем на Западе; делили профессии на престижные (директор института, офицер, лётчик) и презираемые (дворник).

Но даже если бы материальное и социальное неравенство было ликвидировано полностью, всё равно. Всеобщего счастья бы не наступило. Люди враждовали бы из-за различия в талантах, из-за безответной любви, из-за пристрастий к разным футбольным командам или музыкальным группам...

Таким образом, сама цель коммунизма, понимаемая как счастье человечества, оказывается недостижима.

@темы: философия, размышление, политика, коммунизм, идеи

записки Чугунного Дровосека

главная