• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: незнайка (список заголовков)
17:19 

«Остров Голубой Звезды», Борис Карлов

Книгу Бориса Карлова «Новые приключения Незнайки: Остров Голубой Звезды» я прочёл в 19 лет и долго считал образцом высококлассного «продолжательства». По моим меркам, она лишь немного недотягивала до уровня Носова.

В нынешнем году я её перечитал — и впечатления вынес противоположные.

Впечатления и выводы

@темы: продолжательство, незнайка, книги, изумрудное, впечатления

13:25 

Два фактора привлекательности персонажей

Есть много причин, по которым тот или иной персонаж может нравиться публике. Бывают герои-харизматики, бывают хацешные страдальцы, бывает, что видишь в персонаже родственную душу или воплощение идеала. Часто симпатию вызывают определённые качества или черты характера: благородство, острый ум, смелость, невозмутимость, иронический взгляд на мир и т.д. и т.п.

Поразмыслив, я обнаружил ещё пару факторов (связанных между собой), которые повышают привлекательность вымышленных героев.

Первый фактор — Наличие устойчивого эпитета, зачастую слившегося с именем: комиссар Каттани, оружейник Просперо, доктор Ватсон, альтист Данилов, Пачкуля Пёстренький, кардинал Ришелье, звёздный штурман Кау-Рук, инженер Клёпка, профессор Преображенский, папа Карло, капитан Грант, дон Корлеоне, фрекен Бок, синьор Помидор, магистр Йода, Лысый Пер, братец Кролик...

В самом деле, к примеру, Страшила Рэдли звучит гораздо выразительнее, чем заурядное Артур Рэдли.

Как видно из приведённого списка, большинство эпитетов можно поделить на несколько категорий: профессия; воинское, учёное или почётное звание; термины родства; прозвища.

Второй фактор привлекательности — Владение в совершенстве каким-либо умением, сверхпрофессионализм.

Особенно впечатляет, когда это умение помогает персонажу спастись от гибели или спасти других: канатоходец Тибул уходит от преследователей по канату над Площадью Звезды; сыщик Холмс защищает доброе имя, жизнь и свободу неправедно обвинённых клиентов; альтист Данилов осаживает судей, усомнившихся в его профессионализме; доктор Сальватор, оперируя, казалось бы, безнадёжного пациента, создаёт человека-амфибию...

@темы: буратино, дюма, звёздные войны, изумрудное, имена, карлсон, книги, незнайка, размышление, спрут, три толстяка, чиполлино, шерлок холмс

02:34 

Мультфильм «Незнайка на Луне»

По-настоящему классный мультик. Я даже не ожидал настолько высокого качества от нашей мультипликации 1990-х годов, когда, как известно, «большой» отечественный кинематограф пребывал в глубоком упадке.

В мультфильме масса мини-приколов, «гэгов» и шуток, которых не было в книге — вроде полёта Незнайки верхом на вентиляторе при первом появлении невесомости или эпизода, где Незнайка своей грозной тенью перепугал злого жука, собиравшегося на него напасть. Или игры слов, когда вывеской соляного промысла Пончика стала музыкальная нота «соль». В книге эти моменты были бы лишними, но в ткань мультфильма вписались идеально, и без них мультик, пожалуй, вышел бы пресным.

Вообще я не сторонник переделки сюжетных линий в экранизациях, но замена Козлика на журналистку Звёздочку мне понравилась. Сразу появилась некая «искра» в гендерном смысле, чего мне не хватало в книге, да и вообще у Носова. Тем более, Звёздочка получилась по-настоящему живая, а не такая безупречно правильная, как Синеглазка или зануда Кнопочка из первых двух сказок. И не настолько страждущая, как Козлик, на которого у Носова постоянно сыпались всякие неприятности. Так что всему своё место: пусть в книге будет Козлик, а в мультике Звёздочка. Любопытно впрочем, что и сам Козлик не был вырезан полностью, а появился в качестве камео в сцене под мостом.

Также забавной мне показалась замена собак на крокодилов. Правда, эта режиссёрская находка — не просто отдельный шуточный элемент, а часть целой системы переделок в сюжете, призванных заменить Носовскую классово-идеологическую основу аполитично-политкорректной темой экологии. Согласно мультфильму, Луна претерпевает экологическую катастрофу: из всех животных смогли выжить только хищные крокодилы, а растения не просто маленькие, как в книге, но вообще отсутствуют. Пища же производится из синтетических суррогатов. И именно с этой бедой земные коротышки должны помочь справиться лунатикам.

Учитывая эпоху выхода мультфильма, подобная идеологическая цензура выглядит естественной, да и все логические ниточки увязаны грамотно, вплоть до того, что даже Дурацкому острову придумана новая роль, связанная с загрязнением окружающей среды. Но всё же я предпочёл бы, чтобы идеологию сохранили Носовскую.

Вместе с тем, чувствуется, что создатели мультфильма с уважением отнеслись к книжному канону. Внешние образы персонажей созданы на основе рисунков Генриха Валька, чьи иллюстрации к третьей книге считаются классическими. Сюжет содержит также отсылки к первой и второй книгам: эпизод с майским жуком, изобретение воздушного шара, финальная ссора Незнайки со Звёздочкой, дословно копирующая аналогичную сцену с Кнопочкой, которую задела реплика про влюблённость.

Правда, обыгрывая сцены из первых книг, мультфильм как бы исключает их сюжеты из своей гипотетической предыстории: если, скажем, воздушный шар изобретён только теперь, значит никакого полёта коротышек в Зелёный город попросту не было.

Экранное время распределено между персонажами в иной пропорции, нежели в книге. Заметно расширена роль редактора Гризля. Больше стало самогО Незнайки — в книге он порой надолго исчезал из сюжета или превращался в пассивного наблюдателя. Зато сократились сюжетные линии Спрутса, Скуперфильда и прочих членов Большого Бредлама. Не знаю, можно ли вообще разобраться в кознях этих злодеев, если смотреть мультик, не прочитав предварительно книгу.

Финальная часть сюжета, к сожалению, оказалась скомкана. Спрутс как-то очень вскользь лишился своих заводов, но и только. Судьба остальных миллионеров не оговаривается. Могущества, денег и власти у них никто не отнял. Нет ни «парадного шествия» невесомости по планете, ни «победы трудового народа», ни диверсии Спрутса и Жулио со взрывом ракеты. Незнайкина драматичная ностальгия, едва не стоившая ему жизни в финале, тоже пошла под нож.

Остались некоторые мелкие неувязки. В частности, должна была как-то «выстрелить» подмена чемоданов, но этого не случилось.

В целом сюжет мультфильма построен на удивление увлекательно: хоть я уже давно вышел из возраста, в котором мультики идут «на ура», а всё равно «Незнайку на Луне» посмотрел с удовольствием. Для сравнения, разрозненные серии советского мультфильма по первым книгам я уже лет в 12–15 смотреть не мог — слишком они казались скучными.

Озвучка в мультфильме выше всяких похвал. Интонации Незнайки и других коротышек живо напомнили мне любимую с детства пластинку-инсценировку по мотивам первой сказки. Голоса Клары Румяновой и Михаила Кононова неподражаемы. А озвучка Кононовым крысоподобного редактора Гризля явно подразумевает преемственность с образом пирата Крыса из знаменитой «Гостьи из будущего».

Также хочется отметить красивое музыкальное сопровождение на основе классической музыки. Вообще мне мало что нравится из инструментальной классики, но композиции, выбранные для мультфильма, пришлись по душе, в частности фрагменты сюиты «Пер Гюнт».

Так что, пожалуй, зря я столько лет откладывал знакомство с этим мультфильмом. Несмотря на некоторые недочёты, он оказался настолько симпатичен, что, думаю, можно пересматривать его каждый год.

@темы: респект, незнайка, мультфильмы, гендерное, впечатления, булычёв, алиса

11:24 

«Путешествие Незнайки в Каменный город», Игорь Носов

Как ни странно, вторая книга Игносова оказалась значительно лучше первой. Хотя, конечно, до сказок настоящего Носова не дотягивает.

Прежде всего, в «Путешествии» есть связный сюжет. Имеется и некое морально-социальное звучание — борьба против экологического вырождения: тема хоть и не самая интересная, и далеко не новая, но по крайней мере достойная уважения.

Завязка повести маловразумительна, и десять лет назад я сквозь неё не продрался, отложив книгу где-то на стадии занудного плавания коротышек на плотах. Оказалось, зря. Едва герои добрались до затерянного в пустыне Каменного города, очага техногенной цивилизации, — сюжет сделался намного увлекательней.

Автор вводит много новых персонажей — жителей Каменного города. Типажи их в целом удачны, имена подобраны красочно: художники Грифель и Ластик, архитектор Шпиндель, экскурсоводы Архивчик со Скороговорочкой, академики Твердолобик и Шишка, модельер Кармашкин, фотограф Объективчик и т.д.

Заметен пародийный смысловой пласт, высмеивающий современное общество потребления. Сеть ресторанчиков «Жуй-Жуй-Глотай» напоминает Макдональдс, KFC или прочие сети фастфуда. «Железобетонный музей современного искусства», выставляющий бессмысленные нумерованные кубы, шары и пирамиды и столь же геометрическую «живопись», — тоже акцентирует нехватку естественности, безжизненность искусства, некую бездушность, свойственную идеологии Каменного города. При этом сами горожане вовсе не бездушны, им лишь нужно осознать необходимость живительных перемен.

Из неологизмов Игносова мне приглянулось стёбное словечко «сюсюр» (главенствующий стиль искусства в Каменном городе), но не понравились «коротышкоиды», «сиропоплан» и «Офонаревшая набережная» — не звучат они, увы.

Образ Незнайки не так примитивен, как в предыдущей книге, но, честно говоря, самого Незнайки в сюжете мало. Среди мощного «десанта», прибывшего из Цветочного города, Незнайка как-то теряется. А роль главного спасителя вымирающей «Каменной» цивилизации вообще достаётся Пачкуле Пёстренькому. Пачкуля зато вполне аутентичен. Возможно, Игносову лучше было бы писать сказки именно о нём, а не о Незнайке.

Чего мне не хватило в «Путешествии» — это переплетения судеб «наших» коротышек с «аборигенами». У Носова такое переплетение всегда занимало опорную позицию в сюжете. В первой сказке Незнайка сдружился с Синеглазкой. Во второй сошёлся, хоть и не так тесно, с Клёпкой и Кубиком, спасаясь в то же время от милиционера Свистулькина и верша судьбы сначала бедного Листика, а затем ослов-ветрогонов. В «Лунной» книге — Незнайка с Козликом становятся неразлучными товарищами по несчастью.

А вот в Игносовском «Путешествии» подобного нет. Полемизируют Цветочные и Каменные художники, знатоки, мастера, однако Незнайка остаётся лишь наблюдателем. Он комментирует увиденное, но не вмешивается в ход событий, не становится инициатором приключений. Поэтому и драматизма в повести Игносова не хватает. Как в «Острове Незнайки» — интрига слаба, масштаб мелковат, эмоциональное насыщение текста поверхностное, до глубины души не пронимает.

Сам настрой книги — скорее водевильный, чем драматический. Такова же кстати тональность кульминационной сцены в финале — диверсии Шпинделя, задумавшего силой сохранить в Каменном городе старые порядки. Замысел Шпинделя — явная калька со сцены из «Незнайки на Луне», где злодеи Спрутс и Жулио решили взорвать ракету земных коротышек. Но в вылазке Спрутса чувствовалось подлинное отчаяние, настоящая злоба, и последствия едва не обернулись непоправимой трагедией. А эпизод со Шпинделем автор обратил в забавную юмористическую сценку.

Тем не менее, несмотря на все огрехи, «Путешествие в Каменный город» книга вполне читабельная (за вычетом первых глав). У меня даже порою возникало ощущение, что писал её Игносов не в одиночку.

Напоследок отмечу прекрасное оформление книги художником Ольгой Зобниной (издательство Махаон, 2005 год). Возможно, без рисунков Зобниной моё отношение к повести было бы более придирчивым.

@темы: продолжательство, незнайка, книги, впечатления, размышление

19:12 

«Остров Незнайки», Игорь Носов

Я долго медлил с отзывом, но нельзя откладывать до бесконечности.

«Остров Незнайки» — сборник рассказов, мозаика, не имеющая центрального стержневого сюжета. Насколько понимаю, эта книга стала пробой пера для Игоря Носова, внука знаменитого автора «Незнайки» Николая Носова.

Чтобы не было путаницы, фамилией «Носов» я буду далее называть только Носова-старшего, а для обозначения его внука введу сокращение «Иг-носов» (по аналогии с Нобелевской и Игнобелевской премиями).

В целом, «Остров Незнайки» мне не понравился. Возможно, как рассказы для детей, сами по себе Иг-носовские истории и неплохи. Но я могу их оценивать прежде всего в сравнении с классическим каноном «Незнайки», и сравнение тут, увы, не в пользу молодого автора.

Во-первых, Иг-носову плохо удаются концовки рассказов. Зачастую они лишены внятности и остроты, присущей концовкам у Носова. В каких-то случаях остаётся ощущение недовершённости, будто рассказ оборван на полуслове: для взрослой литературы это было бы преимуществом, но для детской мне кажется недостатком. Либо же в финале рассказа Иг-носов выдаёт какую-нибудь шутку, в которой, на мой взгляд, ребёнок просто не увидит юмора (а я хоть этот юмор и вижу, но как-то он меня тоже не смешит).

Во-вторых, сам мир «Острова Незнайки» незаметно, но существенно отличается от мира классической трилогии. Коротышечий мир Носова-деда динамичен, устремлён к развитию. Это касается и технического прогресса, и обычных человеческих отношений. Начиная с самой первой книги коротышки-путешественники Носова преобразуют Цветочный город, обустраивают его для лучшей жизни, налаживают «межкультурные связи» с другими городами, а затем и с Луной, расширяют границы познанного, активно заимствуют чужой прогрессивный опыт и делятся собственным опытом с отстающими.

Социум коротышек, хоть и остаётся детским по сути, всё же претерпевает развитие. В первой книге общество изживает гендерную дискриминацию. Во второй и третьей — исчезает изоляция Цветочного города, обособленность его от прочих очагов науки и культуры: исключительное по меркам 2-й книги путешествие из Цветочного в Солнечный город и обратно — в 3-й книге уже становится общедоступным, рядовым событием, коротышки запросто мотаются туда-сюда, затевают совместные прожекты. В финале 3-й книги земные коротышки инициируют революцию на Луне, помогая тамошним жителям избавиться от угнетателей.

Масштабы хоть в технике, хоть в географическом охвате, хоть в социальной проблематике — от книги к книге неуклонно нарастают.

А в «Острове Незнайки» — мир статичный. Нет ни движения, ни устремлённости, ни размаха. Сценки сменяются одна другой, и кажется, так может продолжаться до бесконечности. Жизнь коротышек — спокойная, местечковая, приземлённая: просто забавные бытовые зарисовки, без цели и без особого смысла. Вечные каникулы, давно утратившие прелесть новизны.

Исчезают герои в высоком значении этого слова: нет больше ни отважных воздухоплавателей, ни смелых автомобилистов, ни покорителей космоса. Все жители довольны, сыты и словно бы ленивы душой. Как будто, все мечты их давно сбылись, и больше мечтать не о чем. Казалось бы, воплотившаяся Утопия? Но нет, воплотившуюся Утопию мы видели у Носова в Солнечном городе, и там она производила впечатление куда более задорное и энергичное.

Утопия Носова была на переднем крае между настоящим и будущим, манила прелестью неизведанного. А в «Острове Незнайки» перед нами не столько Утопия, сколько откат в пастораль, назад, в безвременье донаучной истории человечества, когда века и тысячелетия текли неспеша, сменялись целые поколения, а жизнь оставалась всё той же.

Так что, пожалуй, правильнее будет иная формулировка: коротышки в «Острове Незнайки» — не те, у кого сбылись все мечты, а те, кто вообще не способен мечтать. Им и без этого «тепло, светло и мухи не кусают» (c).

Впрочем, нельзя сказать, что такой подход однозначно плох. Просто Носов в своих книгах строил коротышечий мир, а Иг-носов этот мир обживает. Развивает его не ввысь, а вширь, или даже точнее внутрь, населяет персонажами, житейскими заботами, мелкими детальками.

Третье важное отличие касается образа самого Незнайки. Хотя на первый взгляд Иг-носову удалось воспроизвести характер Незнайки довольно точно, однако встроен этот образ в мир по-другому. Незнайка Иг-носова — обычный шалун и фантазёр, нельзя сказать, что он какой-то особый оригинал, скорее он напоминает младшего ребёнка в окружении более сознательных старших. Поэтому в каждом случающемся с ним происшествии — окружающие правы, а он нет. Он глуповат, он не дорос, он чего-то не понимает, — и в этом смысле он персонаж нижестоящий по отношению к обществу. Он — жертва сюжета. Он не движет сюжет своей находчивостью, смекалкой, оригинальным мышлением, а скорее беспомощно барахтается в сюжетных перипетиях.

Носовский же Незнайка, хоть и был часто неправ по «общественным» меркам, тем не менее обладал некой собственной, нетривиальной правотой. К тому же, Носовский Незнайка — гений интуиции. У него есть явные лидерские качества. В негласном диалоге с обществом он держится на равных, а часто и превосходит своих сотоварищей. Носовский Незнайка — ярко выраженный иррационал, он являет собой альтернативу обыденности и скуке мира «порядочных коротышек», он может увлечь, повести за собой.

Носовский Незнайка вызывает сопереживание и симпатию. Когда читаешь о его приключениях, хочется быть с ним рядом, вместе, заодно, — мчаться на чудесном автомобиле, спасаться от милицейской погони, тайком пробираться в ракету накануне старта к Луне. Читая же о Незнайке Иг-носова — словно наблюдаешь за чудачествами несмышлёныша в ожидании, когда ж ему эти чудачества выйдут боком.

@темы: продолжательство, незнайка, книги, впечатления, размышление

02:17 

29.12.2015 в 23:21
Пишет Седьмая Вода:

Пишет Гость:
28.12.2015 в 09:53


Люк с Лейкой им, видите ли, нормально, а Кайло - нет :lol:
Это семейная традиция, правнуков должны звать Винтик и Шпунтик.

URL комментария

URL записи

@темы: звёздные войны, кино, книги, незнайка

00:06 

Форум, посвящённый Незнайке и творчеству Николая Носова



Приглашаем всех, кому интересен «Незнайка» или другие книги Николая Носова, на форум «Солнечный город».

Форум открылся совсем недавно, и мы будем рады новым участникам.

@темы: незнайка

08:28 

Три толстяка, пост № 8

Несколько месяцев назад я узнал, что к сказке «Три Толстяка» один современный автор написал продолжение.

Продолжением оказалась повесть «Четыре друга народа» некого Тимофея Алёшкина, изданная в 2010 году в толстом сборнике «Герои. Новая реальность». Впрочем, текст доступен и в интернете.

Я разыскал эту книгу, начал читать... и с отвращением бросил на первых же страницах.

К сожалению, сиквел Алёшкина оказался написан в крайне нелюбимом мною «жанре отрицания» — когда весь нравственный лейтмотив первоисточника переворачивается с ног на голову, а мир, заявленный автором канона как чистый и светлый, — старательно оплёвывается, окунается в грязь.

Здесь я стараюсь не смешивать два похожих, но всё-таки разных случая: одно дело, когда фанфишер приходит с желанием поиграть, пошутить, творчески поэкспериментировать, и ради этого в своём фанфике заменяет какие-то реалии канона на противоположные. Например, изображает колдунью Гингему в фанфике по Волкову не злобной выжившей из ума ведьмой, а вполне здравомыслящей старой леди, пусть и нелюдимого нрава. Или когда Страшила с Дровосеком у фанфишера оказываются недовольны своими искусственными телами и хотят снова стать как все люди (что напрочь противоречит канону).

Совсем другое дело, когда фанфишер подходит к канону с высокомерным апломбом и предвзятым желанием опоганить всё, что там есть хорошего. Мол, автор канона был наивным дурачком, а уж я-то сейчас покажу, как всё было на самом деле, разнесу в пух и прах его беспомощный жалкий мирок, рвану недрогнувшей рукой его весёленькие декорации, и все увидят, что за ними — труха и гниль.

По этому принципу построено большинство продолжений к книгам Стругацких, изданных в серии «Время учеников». Сходные мотивы проскальзывают в «Звёздной» дилогии Лукьяненко, в сиквелах Незнайки от Бориса Карлова и Л.Осеевой—П.Солодкого, в продолжении к «Вам и не снилось», написанном дочерью Г.Щербаковой. Не удержался от такого подхода и Сергей Сухинов по отношению к Александру Волкову.

И вот теперь Тимофей Алёшкин – решил преподать урок Олеше.

Что ж, преподал. Вот, например, портрет Тибула:

«На трибуне стоял Тибул.

Мы должны предупредить читателя, что это был вовсе не тот ловкий акробат с копной густых черных волос, любимец цирковой публики в зеленом плаще и трико из чёрных и жёлтых треугольников, с которым читатель, конечно, знаком по замечательной книге про Трёх Толстяков. Шесть лет прошло с тех пор, шесть лет тяжёлой борьбы за дело революции, за укрепление власти народа и против его тайных и явных врагов – толстяков, богачей, иностранных королей, генералов и шпионов. Конечно, Тибул, первый из друзей народа, не щадил себя в этой борьбе. И она изменила его.

Этот новый Тибул, Тибул – Неподкупный, Тибул – председатель всемогущего Бюро, был бледный высокий человек в строгом синем сюртуке и черных брюках. Он гладко зачёсывал назад свои длинные чёрные волосы и собирал их за спиной в аккуратную косичку синей лентой. Складки перечеркнули его лоб. От его голоса, резкого, как удар сабли, враги народа цепенели. Он носил круглые очки.
»

Облик, прозвище, характер этого «Тибула» — Алёшкин, не мудрствуя лукаво, списал с Робеспьера.

А вот о чём беседует народ в ожидании выступления «Тибула»:

«— Говорят, даже казнь врагов народа сегодня отменили, чтобы никто не пошёл к Табакерке на площадь Справедливости и не пропустил речь, – говорил седой ремесленник в серой суконной куртке с зелеными обшлагами торговке.

— А я слышала, это из-за палачей, они попросили выходной, тоже не хотят пропустить речь Тибула, – отвечала та.
»

Ну а вот, пожалуйста, добрый доктор Гаспар:

«Дело в том, что седой старик в карете был сам Верховный Народный обвинитель Республики, гражданин Гаспар Арнери.

Да, читатель, и доктор Гаспар тоже сильно изменился за эти пять лет. Теперь его имя произносили шёпотом, оглядываясь по сторонам, а от его кареты прятались. Он арестовал, добился осуждения Народным Трибуналом и отправил на смертную казнь, или, как в Столице говорили, посадил в Табакерку, множество граждан и иностранцев. Конечно, честным людям, беднякам и худым, нечего было бояться гражданина Арнери, он арестовывал и обвинял только врагов народа. Ведь доктора и выбрали Верховным обвинителем потому, что он был самым справедливым человеком во всей Республике.
»

Дальнейшие откровения Алёшкина читать я не стал. Поэтому не могу сказать, интересный ли там сюжет, драматичная ли развязка, победит ли в итоге добро, и чем такое добро лучше зла.

Боюсь, это тот самый случай, когда «осудить Пастернака» позволительно не читая. Точнее – прочитав только первые страницы. Чтобы понять, что в кастрюле помои, не обязательно хлебать содержимое до конца. И даже если среди помоев затерялся какой-нибудь деликатес — что ж, пусть повар съест его сам.

Тем не менее, надо отдать Алёшкину дань справедливости. Он довольно точно уловил атмосферу первоисточника, сопоставив события «Трёх Толстяков» с эпохой Великой французской революции. Недаром сам Олеша одним из источников вдохновения для своей сказки называл «Девяносто третий год» Виктора Гюго.

Образный стиль Олеши – кое-как Алёшкин пытается соблюсти, но тонет в многословии. И всё же основная проблема сиквела в другом.

В каноне, характеризуя учителя танцев Раздватриса, для которого богатство было мерилом таланта и который не мог понять, зачем Суок танцует для бедняков, – Олеша замечает: «Как видите, Раздватрис был не глуп по-своему, но по-нашему – глуп».

Нечто похожее, на мой взгляд, можно сказать и о Тимофее Алёшкине: по-своему он в чём-то прав, но в самом главном, глубинном смысле – сей автор слеп и глух, как Раздватрис.

Да, действительно, если рассматривать «Трёх Толстяков» в реалистичном ключе, как летопись не сказочной, а реальной революции, – тогда придётся признать, что безоблачных побед не бывает. Увы, но вместо светлого будущего зачастую и вправду наступает охота на ведьм, вместо молочных рек с кисельными берегами – текут реки крови, а народные кумиры перерождаются в безжалостных палачей.

«Друг народа» Марат с упоением составлял списки обречённых на казнь «врагов». «Дедушка Ленин» с ласковым прищуром добрых глаз – санкционировал массовые расстрелы. А если кто-то из революционеров оставался верен светлым идеалам и не хотел превращаться в дракона – тогда вступал в силу другой закон истории: «революция пожирает своих детей».

Но какое отношение всё это имеет к сказке Олеши, к его героям?

Мог ли добрейший доктор Гаспар заняться вынесением смертных приговоров (да ещё с таким размахом)? Мог ли Тибул переродиться в Робеспьера – в скованный бледный манекен, шипящую, всегда готовую ужалить, змею? Это Тибул-то, с его жизнелюбием и открытым сердцем!

...Сейчас, дописывая пост, я всё же пролистал опус Алёшкина до конца. Ну что можно добавить?.. Мораль там всё-таки есть, и не самая гнусная, как можно было бы ожидать. Но стоило ли ради этой морали выворачивать наизнанку одну из лучших сказок мировой литературы? Вещь, которую Мандельштам назвал «хрустально-прозрачной прозой, насквозь пронизанной огнём революции» и «книгой европейского масштаба»?

Я допускаю, что Алёшкин мог из лучших побуждений написать книгу-предостережение. Притчу о том, что будет, если очередные сторонники всеобщего счастья чересчур заиграются в сказку о свержении Толстяков.

Но если в основу притчи Алёшкина положено кардинальное искажение любимых с детства образов, то есть, попросту, грубая ложь, – тогда чего стОит вся конструкция, возведённая на таком шатком фундаменте?

И последнее упущение Алёшкина. Создавая свой опус, он препарирует «Трёх Толстяков» в слишком узком, однобоком ракурсе. Заочно полемизируя с Олешей, он воспринимает его сказку сугубо как книгу о революции. Но ведь в том и прелесть настоящей литературы, что она всегда многомерна, её не втиснешь в кандалы узких толкований.

Сказка Олеши — она ведь ещё и о любви — не явленной открыто, но согревающей изнутри, струящейся между строчек. Это книга о верной дружбе и самопожертвовании, о геройстве и обывательстве, о родственных душах, о разлуке и обретении друг друга. Сказка Олеши – это мистика, и феерия, история полная тайн и загадок. И карнавал, и готический роман, и тонкая лирика – всё уместилось на её страницах.

Алёшкин же прочёл «Трёх Толстяков» лишь как книгу о ненависти.

@темы: стругацкие, продолжательство, политика, незнайка, мелочи из сказок, книги, историческое, изумрудное, дегенерация, впечатления, антиреклама, три толстяка

14:45 

Три толстяка, пост № 4

Теперь скажу о минусах сказки Олеши.

Главным (и чуть ли не единственным) недостатком мне показалась сцена казни Суок. Автор очень достоверно и с пронимающей до глубины души сентиментальностью описывает последние минуты храброй девочки: как ей горько прощаться с жизнью в такой ясный погожий день, как жаль, что не увидит она больше доброго клоуна Августа, лисичку в клетке, смелого Тибула... Как гордо отказывается Суок отвечать на вопросы своих палачей.

И читатель, незнакомый с развязкой, принимает всё это за чистую монету. А потом — хоп! — и всё наоборот, очередной цирковой фокус! На месте Суок всё это время была кукла!

Безусловно, я очень рад, что Суок спаслась. Но сама сцена «прощания с жизнью», вся её глубина и весь героизм — оказались обманом. Поэтому при перечитывании уже не получается воспринимать эту сцену всерьёз, переживая за бедную девочку-циркачку.

Возможно, именно это ощущение как-то повлияло на отзыв Лидии Чуковской, приведённый мною в позапрошлом посте.

Вторым минусом (впрочем условно, ибо таковы законы жанра) я считаю чёрно-белую нравственную палитру сказки. Все бедняки — по умолчанию «хорошие». Все богачи — «плохие». Любой толстяк — непременно обжора, а стало быть, богач, угнетатель трудовых масс. Любой франт и лавочник — заведомый враг простого народа. Все восставшие бедняки — вершат праведное дело революции и руководствуются при этом самыми чистыми помыслами: мечтой о справедливости, о свободе, о заре новой, благословенной эпохи всеобщего счастья.

Получается, сущность человека зависит исключительно от его социального положения. Душа, разум, совесть — ничего не значат. Если ты богат — будешь желать победы Толстякам, подавления мятежа и казни бунтовщиков. Если беден — значит, ты на стороне Тибула и Просперо, а любой, кто богаче тебя, — твой злейший враг.

Есть исключения, конечно. Силача Лапитупа, родом из народа, Тибул называет предателем — за то, что тот продался богачам. Наследник Тутти, хоть и воспитанный, как «волчонок», в неге и роскоши, — волчонком однако не оказывается. Доктор Гаспар явно не бедствует, и пользуется при этом уважением всех слоёв общества. Гвардейцы — колеблющаяся масса: часть ещё за старый режим, другие переходят на сторону народа.

Я, естественно, понимаю, что «Трёх толстяков» не следует в этом смысле трактовать буквально. Сказка аллегорична, многие моменты в ней утрированы. Появись там положительный толстяк, или добрый, без подвоха, лавочник, или пьяный жестокий люмпен среди прогрессивных народных масс — тем самым поэзия сказки бы нарушилась, а в голове у юных читателей возник бы раскордаж. Да и не факт, что советская цензура пропустила бы такие, диссонансом к коммунистической идеологии звучащие образы.

Тут, для сравнения, вспоминается взгляд Александра Дюма на события Великой французской революции 1789 года: в романах «Анж Питу» и «Графиня де Шарни», писатель, не кривя душой, показывает не только благородных революционеров или обездоленных, но в глубине души порядочных людей, пошедших против власти в честный бой. Дюма изображает и восставшую, озверевшую «чернь», мерзавцев, для которых нет ничего святого, извергов и насильников, опьянённых вкусом крови — бушующую толпу, которая без суда и следствия сажает на пики головы всех тех, кто ей не мил, и без грана сострадания творит бесчинства на улицах Парижа.

Это всё тоже было в истории. Но в «Трёх толстяках» на сей счёт нет ни слова.

Впрочем, и сам Олеша, насколько мне известно, всю жизнь мучился неполнотой своей принадлежности новому советскому миру. Но видя изъяны этого мира, испытывая инстинктивное отвращение к наиболее уродливым его гримасам, он тем не менее искал проблему в себе самом — именно себя он ощущал недозревшим до новой, коммунистической эпохи.

Так или иначе, мне было бы очень интересно узнать авторское вИдение судьбы толстяков в постканоне. В книге их сюжетная линия заканчивается на том, что богачи пытались бежать на кораблях заграницу, но были арестованы в порту матросами. Просьбы о прощении не помогли: народ им больше не верил. А самых главных Трёх Толстяков посадили в ту самую клетку в зверинце, где недавно томился Просперо.

Но мне интересно: что дальше? Казнят Толстяков? Оставят навечно в звериной клетке? Засадят в тюрьму? Отпустят, дав коленом под зад? Попробуют перевоспитать? Заставят честно трудиться?

Детская литература даёт разные примеры. В «Незнайке на Луне» всё устроилось бескровно и весело. «Раскулаченные» богачи (кроме Спрутса) худо-бедно вписались в новую жизнь. «Чиполлино» Родари в этом смысле реалистичнее, но и там автор старается удержаться в рамках гуманности; впрочем, там и разнообразия больше — очень неодинаково сложились судьбы синьора Помидора, барона Апельсина, герцога Мандарина, принца Лимона...

Реальность однако, тем более та, в которой жил Олеша, была куда менее радужна. Но желал ли Олеша гибели всем тем негодяям (действительным и мнимым), которых он так убедительно изобразил на страницах своей сказки? Думаю, нет. Хотя вопрос этот остаётся открытым.

@темы: историческое, впечатления, воспоминания, книги, коммунизм, мелочи из сказок, незнайка, политика, три толстяка

02:07 

Трилогия о Незнайке

Книги про Незнайку Николая Носова я в детстве очень любил и часто перечитывал, хоть и не до такой степени, как гексалогию Волкова. Но в 2000-м году эти перечитывания как-то сами собой прервались, завертелась личная жизнь, и стало уже не до Незнайки.

В 2012-м году я однако решил вернуться к Носовскому канону, обновить впечатления.

К сожалению, первая книга у меня пошла туго. Я её мусолил с большими перерывами 2 с лишним года, всё никак не мог вчитаться, откладывал, потом снова продолжал. Уже текст казался слишком детским и каким-то архаичным: порой я себя ловил на глупой мысли — «а чем занимаются целыми днями эти коротышки в своих полудеревенского типа городках, если у них даже компьютеров дома нет?»

Несмотря на благообразие Цветочного и Зелёного городов и довольно миленькое описание обустройства коротышечьих домиков, меня уже такой стиль жизни как-то не увлёк, хотя в детстве всё казалось очень здорово.

А вот со второй книгой вышло лучше. Её я осилил за 3 месяца, и мне она показалась вдохновляющей даже больше, чем в детские годы. Раньше-то я считал, что в ней маловато приключений: автор слишком увлёкся бытописанием и техницизмами, а самое интересное начиналось лишь под конец, с появлением ветрогонов.

Сейчас однако мне описания утопии Солнечного города показались довольно остроумными, а нехватки приключений я не ощутил: вроде как всё на месте, сюжет нигде не провисает. Ещё стал заметнее авторский юмор.

Ну а третья книга, «Незнайка на Луне», вызвала двойственное чувство. Вводная, земная часть — очень увлекательная и как бы правильная по атмосфере. Зато лунные перипетии уже смотрелись довольно едкой пародией на вполне узнаваемые теперь реалии жестокого современного мира. (Впрочем, прочитал я сейчас третью книгу ещё быстрее, чем вторую, всего за два месяца.)

Кроме того, в третьей книге не хватало самогО Незнайки. В большинстве лунных глав он либо вообще отсутствовал, либо оставался пассивен, превратившись из «двигателя сюжета», каким он был для первых двух книг, в «щепку, качаемую по воле волн».

Неудачей Носова я считаю женские образы. Если малыши у него получились вполне правдоподобны, то с малышками просто беда: в первой книге они как-то уж слишком пародийны; во-второй сказке — меня страшно бесила Кнопочка своим занудством и «правильностью»; а в-третьей — женские персонажи вообще почти отсутствуют: из земных малышек есть только эпизодические Фуксия и Селёдочка, из лунных ещё более эпизодическая и совсем несимпатичная госпожа Минога да какая-то противная безымянная журналистка. Весь остальной подлунный мир — сплошь мужской. И этот гендерный перекос мне кажется довольно странным, учитывая, что первую книгу Носов строил как раз на теме преодоления «гендерной дискриминации».

Ещё одним минусом «Незнайки на Луне» стало для меня недораскрытие образов симпатичных персонажей из Солнечного города — инженера Клёпки и архитектора Кубика. Кубик ещё ладно, но инженер Клёпка всегда был одним из моих любимых героев во 2-й сказке. А вот в 3-й Носов хоть и взял его вместе с Кубиком на Луну, но развернуться не дал, да ещё и слегка опримитивил в первых лунных сценах, выставив Клёпку совсем уж инфантильным дурачком.

Другой мой любимый персонаж — Знайка — тоже не везде показан в лучшем свете. Местами излишне груб, в двух сценах откровенно неприятен. Но, к счастью, ближе к концу привычный образ Знайки восстанавливается.

Не вполне удачными мне также кажутся концовки 2-й и 3-й сказок. Во 2-й — под самый конец случается ссора Незнайки с Кнопочкой, и вроде как разрыв отношений на веки вечные. Хоть я и недолюбливаю Кнопочку, но такие повороты мне тоже не по душе. И главное, так и осталось непонятным, всерьёз ли была эта ссора или они всё же потом помирились, — ибо в третьей сказке ничего на сей счёт не сообщается. Так и ломаю себе голову с детства над этой проблемой ))

Финал последней книги мне остро не нравился в детстве. Доведение Незнайки до клинической смерти всерьёз ужасало, и по степени мрака явно выбивалось из всего остального текста. При нынешнем перечитывании эта сцена показалась очень сильной в художественном смысле, но оттенок неприязни всё равно сохранился.

Заметил я также овзросление текста от книги к книге. Взять хотя бы такой формальный показатель как частота слов с основами «малыш» и «коротыш»: понятия эти позиционированы автором как синонимы для данного сказочного мира, но пропорция их употребления непостоянна. Я специально проверил в Ворде и получил следующий результат:
В первой сказке — «малыш-» встречается 372 раза, «коротыш-» 58 раз.
Во второй — «малыш-» 86 раз, «коротыш-» уже 233 раза.
В третьей — «малыш-» всего 1 раз (при упоминании малышек Фуксии и Селёдочки в начале текста), «коротыш-» 517 раз.

Отдельно хочется отметить умение Носова говорить о сложных вещах понятным, доступным ребёнку языком: хоть описание устройства какого-нибудь навороченного реактивного труболёта, хоть реалии монополистического капитализма с его биржами, акциями и безработицей — всё это Носов умел описать кратко, наглядно, с юмором и, главное, увлекательно. В этом он близок к Волкову и даже, возможно, превосходит его.

Что касается технической стороны коротышечьего мира, то здесь (не в обиду скажу для противников Волковской «Тайны заброшенного замка») получилось на мой взгляд вполне убедительное доказательство, что ни космическая тема, ни технический прогресс — нисколько не портят сказку и прекрасно вписываются в первоначально простой, чуть ли не пасторальный сказочный мир.

Пару слов добавлю о продолжениях «Незнайки», уже не Носовских.

Двухтомник Бориса Карлова я читал единственный раз в том же 2000-м году, и сейчас хочу перечитать. Помню, что там было много хорошего, но каноном эти книги я признать не смог.

Книги Носовского внука Игоря — я в очередной раз открыл на днях и снова убедился, что они слабоваты. «Остров Незнайки» — сборник рассказов, на уровне чуть хуже, чем вводная часть первой книги классической трилогии, там где Незнайка то на трубе играет, то на автомобиле без спросу катается. Подобных рассказов, думаю, Носов-старший мог написать и сам сколько угодно, причём в лучшем качестве, но в первую книгу они бы не вписались, поскольку утяжелили бы композицию: разрозненные маленькие сюжеты вводной части лаконично задают образ Незнайки, и дальше уже пора переходить к Большому приключению (полёту на Воздушном шаре), а не продолжать эту мозаику до бесконечности.

Вторую книгу Игоря Носова — «Путешествие Незнайки в Каменный город» — я уже пару раз пытался осилить, но безуспешно. Теперь попробую в третий раз. Впрочем, впечатление по первым главам неутешительное. Связный сюжет есть, но какой-то унылый и примитивный. Очередное путешествие — явная попытка сделать аналог полёта на шаре: коротышки в большом количестве плывут незнамо куда на семи плотах. При этом наблюдается ООС персонажей, местами хромает обоснуй: Незнайка сам себя назначил капитаном «флотилии», а Знайка так удивился, что не стал возражать (мол, скоро самозваный капитан наделает глупостей, и все сами поймут, что на эту роль он не годен). Канонический Знайка так никогда бы не поступил.

Но чего особенно не хватает в текстах Игоря Носова, так это социально-философской платформы. У деда его — такая платформа была основой каждой книги. А у внука — ну просто сценки из жизни коротышек, бесцельные путешествия маленьких человечков.

Помимо книг Карлова и Носова-младшего, я ещё заглянул в интернет-текст сказки Л.Осеевой и П.Солодкого «Новые похождения Незнайки, Футика и других коротышек». Эту вещь я пролистал по-диагонали, и она мне не понравилась. Морально-философская платформа там есть, и стилизация под тексты Носова неплохая, но ряд недостатков перечёркивает всё.

Во-первых, сюжет опять строится вокруг Луны, тем самым книга оказывается вторична; Носов в своих сюжетах не повторялся. Во-вторых, авторы решили вывернуть наизнанку итоги третьей сказки Носова, а такого рода ходы хороши только для игровых фанфиков, но не для книг, всерьёз претендующих на роль сиквела к канону. В-третьих, сами положительные персонажи с какого-то момента претерпевают отвратительную метаморфозу: Незнайкин друг Гунька, попав на Луну, становится «господином Гунявым»; Знайка и доктор Пилюлькин, вкусив власти, превращаются соответственно в тирана и в начальника чуть-ли-не-концлагеря. Всё это, правда, без зверств, и к тому же в конце все злодеи, как водится, перевоспитываются, но для меня очевидно, что Носов такого никогда бы не написал. (Кстати, финал повести явно заимствован из Волковского «Огненного бога Марранов».)

Как сообщает интернет, кроме вышеназванных авторов, продолжения «Незнайки» писали Дмитрий Суслин, Иван Ершов и восьмилетний школьник Гриша Вайпан. Но до их книг я пока не добрался. Впрочем, у Суслина, насколько я слышал, продолжение писалось как шуточное; у Ершова само название не сулит ничего хорошего — «Приключения Незнайки в ЛЕГО-парке и динозавры»; а от восьмилетнего школьника, при всём уважении, я канонического шедевра не жду.

@темы: продолжательство, незнайка, мелочи из сказок, книги, изумрудное, гендерное, впечатления, статистика

23:27 

Книга в книге

«— А как же с ветрогонами быть? – спросил Незнайка. – Может быть, с ними тоже надо что-нибудь сделать, чтоб они перестали обижать коротышек?
— Об этом не беспокойся, – ответил волшебник. – Я написал волшебную книгу, в которой рассказывается обо всём, что с вами случилось. Это очень поучительная история. Каждый ветрогон, который прочитает её, увидит, что он брал пример с обыкновенных ослов, и ему станет стыдно. После этого никто не захочет подражать ветрогонам.»
(c)

Сколько я раньше читал и перечитывал «Незнайку», и только сейчас до меня дошло, что слова волшебника рекурсивны. То есть, он имеет в виду не какую-то другую книгу, а именно «Незнайку в Солнечном городе», и таким образом сам волшебник выступает в роли альтер-эго писателя Носова.

@темы: хроники жирафа, незнайка, книги

07:04 

Технический аспект в литературе

Удалось отловить за собой небольшую странность в литературном восприятии. Так, я совершенно не могу читать научно-техническую литературу — статьи, методички, инструкции к бытовой технике и даже рассчитанные на малых детей популярные книжки из категории «Сделай сам». Весь этот жанр мне скучен, непонятен и вызывает глухое отторжение.

Однако в художественной литературе у меня всё наоборот: одни из самых любимых эпизодов — те, где что-то техническое сооружается, создаётся своими руками, и рабочий процесс живописуется во всём своём великолепии.

Например, работа Урфина по созданию деревянной армии — от борьбы с чудодейственными сорняками до воспитания капралов и генерала. Или труд того же Урфина, но уже в ОБМ, где подробно описана постройка дворца для «огненного бога».

В «Незнайке» такими моментами являются сооружение коротышками воздушного шара под Знайкиным руководством, а в более поздних главах — сбор урожая в Зелёном городе посредством механизации, т.е. с использованием тросов, пил, автомобилей...

Такие главы я всегда перечитываю с огромным удовольствием.

@темы: техническое, незнайка, книги, интроспекция, изумрудное

20:47 

По поводу отключения телеканала «Дождь»

Когда в декабре освобождённый Ходорковский давал своё первое интервью, онлайн-трансляцию мне удалось разыскать только на «Дожде». Но... — без звука и с плохим качеством картинки. Мол, оформляйте платную подписку, тогда будет и звук, и цвет, и все радости жизни.

Тут сразу вспоминается телевизор из «Незнайки на Луне», отключавшийся на самом интересном месте и возобновлявший показ только если закинуть в него монетку 5 сантиков.

Да, я понимаю, что цена подписки копеечная. Понимаю, что сейчас цензура с удовольствием потирает свои поганые лапки. Понимаю, что сам себя выставлю идиотом и жмотом. Но моё мнение — нафиг такой «Дождь», нафиг такие услуги и нафиг такую свободу «второй свежести».

@темы: политика, незнайка, книги, жутко-паффосный-пост, техническое

10:39 

Улица Колокольчиков

Занятно... Действие сказки про Карандаша и Самоделкина начинается на улице Весёлых Колокольчиков. Думаю: знакомое название) Открываю «Незнайку» — так и есть: там тоже улица Колокольчиков, правда без эпитета)


 

@темы: незнайка, мелочи из сказок, книги, совпадения

15:35 

Косплей

На днях в дневниках шло бурное обсуждение косплея с художественного конкурса: народ в костюмах изображал Жевуна, Виллину, Стеллу, Дина Гиора...

Мне подумалось: пожалуй, косплей — ещё одна вещь, недоступная моему пониманию в полной мере. Точно так же, как я не понимаю по-настоящему стихи, моду, эмиграцию, шипперство, измерение собственной состоятельности количеством поглощённого алкоголя и т.д. и т.п.

На самом деле, желание «перевоплотиться» в того или иного понравившегося персонажа меня в детстве охватывало довольно часто. В ту пору я успел «побывать» (в воображении, конечно) едва ли не десятком различных персонажей Волкова, из которых Тилли-Вилли был ещё не самым несуразным вариантом. Распространялось моё воображение и на сказки Родари, Линдгрен, Олеши, Носова, Джоэля Харриса... всех уже не упомнить. Из более взрослых произведений меня привлекали герои Симонова, персонажи фильма «Спрут»...

Но во всех этих играх и представлялках не было ни единого случая, чтобы меня волновал вопрос одежды «воплощаемых» героев. Мне важно было чувствовать себя тем персонажем, в которого я играю, в какой-то степени придерживаться манеры его поведения, разделять его взгляды на мир, — но совершенно не возникало потребности подражать его способу одеваться, копировать детали его костюма, и уж тем более — считать удачно скопированный костюм главной сутью подобного «перевоплощения».


 

@темы: незнайка, констатация фактов, книги, изумрудное, впечатления, воспоминания, тусовка, спрут

записки Чугунного Дровосека

главная