• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: изумрудное (список заголовков)
16:14 

«Оранжевый портрет с крапинками», Владислав Крапивин

Одна из лучших крапивинских повестей, имхо. Но почему-то недооценённая: упоминают её заметно реже, чем «Мальчика со шпагой», «Колыбельную для брата» и т.д.

Фаддейка, уж не знаю по каким причудливым ассоциациям, живо напомнил Волковского Страшилу, каким тот был в первой книге. Хотя навскидку общего между ними мало. Фаддейка и бойчее, и ближе к реальной жизни, несмотря даже на все свои марсианские не то фантазии, не то путешествия.

Про отношения...

Предвестие девяностых...

Крапивин и Волков...

@темы: книги, изумрудное, гендерное, впечатления, респект, крапивин

17:51 

«Урфин Джюс и его деревянные солдаты», мультфильм студии «Мельница»

Несмотря на серьёзные недостатки, мультфильм всё же получился настоящий. Не канонический, но и не бездарно-бездушный, как можно было опасаться, исходя из анонсов.

Хотя душевности в нём всё же заметно меньше, чем в сказке Волкова.

Урфин...

Роскошен медведь Топотун (оставшийся однако безымянным). Очень обаятельны саб-тигры, но их, увы, мало. Шестилапый вообще няшечка – жаль, с ним только секундный эпизод.

Элли и Тотошка...

Мелочи пунктиром...

izumgorod.borda.ru/?1-2-0-00000295-000-0-0#000....

@темы: эсмерология, крапивин, изумрудное, впечатления

08:52 

Знакомый типаж

Похоже, что образ Страшилы из 10-серийного кукольного мультфильма «Волшебник Изумрудного города» (1973–1974) восходит к Снеговику-почтовику из одноимённого советского мультика 1955 года. Та же фигура, и очень схожая манера речи с оговорками вроде «этого... как его?» и т.д.

@темы: эсмерология, мультфильмы, изумрудное

12:52 

Итоги 2016 года: Творчество

Всего на конец 2016 года у меня набралось 68 законченных работ, в том числе написанных в соавторстве. Из них:
— 36 фанфиков (в т.ч. 35 по фандому Изумрудного города);
— 1 фанфик-стихотворение (тоже по ИГ);
— 1 макси-постканон (по ИГ);
— 27 рассказов-ориджей;
— 3 стихотворения-ориджа.

Из них за минувший год добавились: 1 фанфик (по ИГ) и 9 рассказов (7 полностью новых, 1 дописан из брошенных ранее, 1 возвращён из небытия):

«Виолетта и Волк» — сказка
«Юная Эльфа» — сказочная притча (2003 г., возвращена из архива)
«Вирус» — фантастика (дописан рассказ, брошенный в 2002 г.)
«Край неба алеет» — дарк-фанфик по ИГ (неудачный)
«Вперёд, по небесной дорожке» — мелодрама, микс реализма и сказки
«Изгиб истории» — фантастика
«Весенний вальс солнечных зайчиков» — сказка
«Как Владик злую колдунью перехитрил» — сказка
«Волны шумят за кормой» — реалистическая драма с намёком на мистику
«Минутная встреча» — мелодрама (неудачная)

@темы: творчество, статистика, итоги, изумрудное

11:29 

Итоги 2016 года: Книги

Всего за 2016 год мне удалось прочесть 63 книги (из них 42 впервые и 21 повторно), а также 110 миниатюр (99 впервые и 11 повторно).

Сравнение с 2015 годом

Число книг, захватывающих настолько, что от них сложно было оторваться, в 2016 году возросло с 3 до 7:

«Пойди поставь сторожа» (Харпер Ли)
«На службе зла» (Роберт Гэлбрейт)
«Тереза Ракен» (Эмиль Золя)
«Девушка в поезде» (Пола Хокинс)
«КваZи» (Сергей Лукьяненко)
«Дочь» (Джейн Шемилт)
«Гарри Поттер и Проклятое дитя» (Джек Торн)

Оценку 5 и выше получили 9 книг и 2 миниатюры:

«Жёлтый Туман» (Александр Волков) = 5+6 (по старой памяти)
«Урфин Джюс и его деревянные солдаты» (Александр Волков) = 5+5 (по старой памяти)
«Альтист Данилов» (Владимир Орлов) = 5+4
«Разгром» (Александр Фадеев) = 5+3
«Понедельник начинается в субботу» (братья Стругацкие) = 5+2 (перечитано)
«За миллиард лет до конца света» (братья Стругацкие) = 5+2 (перечитано)
«Гиперболоид инженера Гарина» (Алексей Толстой) = 5+2 (перечитано)
«Убить пересмешника» (Харпер Ли) = 5+ (перечитано)
«Пойди поставь сторожа» (Харпер Ли) = 5
«Именем Земли» (Сергей Лукьяненко) = 5 (мини)
«Купи кота» (Сергей Лукьяненко) = 5 (мини)

@темы: стругацкие, статистика, респект, книги, итоги, изумрудное, гарри поттер

00:37 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
17:19 

«Остров Голубой Звезды», Борис Карлов

Книгу Бориса Карлова «Новые приключения Незнайки: Остров Голубой Звезды» я прочёл в 19 лет и долго считал образцом высококлассного «продолжательства». По моим меркам, она лишь немного недотягивала до уровня Носова.

В нынешнем году я её перечитал — и впечатления вынес противоположные.

Впечатления и выводы

@темы: продолжательство, незнайка, книги, изумрудное, впечатления

13:25 

Два фактора привлекательности персонажей

Есть много причин, по которым тот или иной персонаж может нравиться публике. Бывают герои-харизматики, бывают хацешные страдальцы, бывает, что видишь в персонаже родственную душу или воплощение идеала. Часто симпатию вызывают определённые качества или черты характера: благородство, острый ум, смелость, невозмутимость, иронический взгляд на мир и т.д. и т.п.

Поразмыслив, я обнаружил ещё пару факторов (связанных между собой), которые повышают привлекательность вымышленных героев.

Первый фактор — Наличие устойчивого эпитета, зачастую слившегося с именем: комиссар Каттани, оружейник Просперо, доктор Ватсон, альтист Данилов, Пачкуля Пёстренький, кардинал Ришелье, звёздный штурман Кау-Рук, инженер Клёпка, профессор Преображенский, папа Карло, капитан Грант, дон Корлеоне, фрекен Бок, синьор Помидор, магистр Йода, Лысый Пер, братец Кролик...

В самом деле, к примеру, Страшила Рэдли звучит гораздо выразительнее, чем заурядное Артур Рэдли.

Как видно из приведённого списка, большинство эпитетов можно поделить на несколько категорий: профессия; воинское, учёное или почётное звание; термины родства; прозвища.

Второй фактор привлекательности — Владение в совершенстве каким-либо умением, сверхпрофессионализм.

Особенно впечатляет, когда это умение помогает персонажу спастись от гибели или спасти других: канатоходец Тибул уходит от преследователей по канату над Площадью Звезды; сыщик Холмс защищает доброе имя, жизнь и свободу неправедно обвинённых клиентов; альтист Данилов осаживает судей, усомнившихся в его профессионализме; доктор Сальватор, оперируя, казалось бы, безнадёжного пациента, создаёт человека-амфибию...

@темы: буратино, дюма, звёздные войны, изумрудное, имена, карлсон, книги, незнайка, размышление, спрут, три толстяка, чиполлино, шерлок холмс

12:35 

Волков и Баум как праздники)

Подумалось, что различие между сказками Волкова и Баума напоминает разницу между Новым годом и Рождеством.

Во всём западном мире главный праздник — Рождество. Именно его ждут целый год и именно с ним связаны традиции — ёлка, Санта-Клаус, олени, подарки, ощущение снега и зимней сказки. А Новый год проходит гораздо формальнее, как нечто вторичное.

В России же последние лет 80 безусловно «лидирует» Новый год. Притом традиции свои он почерпнул как раз у Рождества — рождественская ёлка сделалась новогодней, Дед Мороз стал приходить в ночь на первое января... Рождество в советскую эпоху не отмечалось, я в детстве вообще не знал такого праздника, но после распада СССР позиции Рождества окрепли. Однако до сих пор Новый год у нас остаётся как бы главнее.

Так же и Волков: его сказки в России известнее Баумовских, хотя восходят именно к ним. Баум у нас стал широко издаваться только с распадом СССР. Зато на Западе Баум знаменит, а Волкова там практически не знают.

И мне, например, что-то родное видится в Новогоднем празднике и в Волковских сказках, в то время как Страна Оз и Рождество кажутся словно бы немного чужими. Хотя к Бауму я очень тепло отношусь, несмотря ни на что.

@темы: эсмерология, размышление, книги, изумрудное

11:30 

«Портфель капитана Румба», Владислав Крапивин

Хорошая книга, с очень сказочной атмосферой. Но её конечно лучше было бы читать на бумаге, а не слушать вполуха в аудиоформате.

Дик-Гвоздик, папаша Юферс, шкипер Джордж, Тонга Меа-Маа, король Катикали Четвёртый — масса колоритных персонажей, сходу вызывающих симпатию. «Милый Дюк», «Фигурелла» и Нуканука — звучные, запоминающиеся названия. Словечки нуканукского языка вообще сплошной анекдот.

Злодей на всю книгу один — сыщик Шпицназе по прозвищу Нус-Прошус. Правда, мне показалось, что автор этим образом намекает на явление, не слишком уместное в детской сказке.

История с кладом капитана Румба — своего рода переложение «Острова сокровищ» на более современный и весёлый манер.

Порадовало мимолётное появление клипера «Кречет» и чуть ли не гнома Гоши из другой Крапивинской повести.

Немного странной показалась мне смена жанра посреди книги: две трети текста выдержаны в более-менее реалистических тонах, потом внезапно добавляется фэнтезийный элемент: джинн, исполняющий желания; корабельные гномы, и т.д.

Главные герои (что, по-моему, для Крапивина нехарактерно) иностранцы; само действие начинается в Голландии и в целом идёт за пределами России. Тем не менее, отсылки к российским и особенно к одесским реалиям так многочисленны, что это довольно быстро надоедает.

В финале автор использует нелюбимый мной ход: благородный отказ героя от чудесных возможностей, исполнения желаний и т.п. Иногда такие отказы хорошо мотивированы (например, в «Гарри Поттере»), иногда кажутся спорными (см. сожжение Урфином живительных сорняков), иной раз вообще смотрятся крайне глупо (как в последнем фильме Хилькевича о мушкетёрах), — но у меня они в любом случае вызывают досаду.

В целом же книга получилась добрая и, в отличие от поздних Крапивинских вещей, не жестокая.

@темы: гарри поттер, впечатления, дюма, изумрудное, книги, крапивин, респект

14:58 

Смена поколений в постканоне

Есть в фанфикшене одно направление, которое вызывает у меня глухое неприятие. Это фанфики, в которых главными героями становятся не персонажи канона, а их дети, внуки и прочая неканоническая родня. При этом по умолчанию предполагается видимо, что читательская симпатия к «родоначальному» персонажу должна автоматически перейти на его потомков.

Помню, одно время на прилавках валялась книжица «Сын Портоса». Встречался мне и фильм «Дочь Д'Артаньяна», сам по себе неплохой. Ещё в одном издании главным героем был сын Арамиса. Вообще мушкетёрам как-то особенно «везёт» на продолжения такого рода — возможно потому, что и сам Дюма не раз пользовался подобным приёмом: то наградил Миледи посмертным сыном-мстителем, то увлёкся жизнеописанием юного Рауля (которого я, по правде, терпеть не могу). А уж с каким зубовным скрежетом я продирался через 2й том «Виконта де Бражелона» — до сих пор вспоминаю с содроганием: так нудно было читать про любовные интриги всех этих унылых Гишей, и так отчаянно хотелось наконец прочесть ещё что-нибудь про старых друзей — Атоса, Портоса, Арамиса и д'Артаньяна.

В нашем изумрудном фандоме тенденцию обрастания героев роднёй тоже заложил сам автор. Сначала у Элли появляется дядя, затем троюродный брат и наконец дублёрша-сестра. Маленькую Энни я в детстве так и не принял, поскольку, в отличие от Чарли и Фреда, она действовала не заодно с Элли, а призвана была её заменить, фактически вытеснить.

Но Волков есть Волков, с ним не поспоришь. В его книгах столько хорошего, что можно примириться и с Энни. Однако когда следом приходят фанфишеры и по своей доброй воле устраивают Волковским персонажам смену поколений — меня охватывает недоумение. И рождается вопрос: «Зачем???» ))

То встречались попытки писать фанфик про сына Урфина Джюса. То появлялись какие-то дети у Элли. То фанфишер на полном серьёзе объясняет, что Ментахо, мол, старенький, поэтому скоро помрёт, а главной героиней сделается его внучка.

Я ещё понимаю, когда смена поколений оправдана сюжетной необходимостью: задался автор целью, допустим, заглянуть в постканон лет на 30, 50 или 100, а вечной юностью снабжать героев не хочет, дабы не повредить достоверности. Но если веской причины сдвигать таймлайн нет — тогда зачем?? Страна волшебная, герои могут жить гораздо дольше, чем в Большом мире, не дряхлея и не впадая в маразм. Лишь от воли фанфишера зависит, когда отправить их на покой. Зачем же тогда с этим спешить?

Мне вот, например, абсолютно неинтересна никакая дочь Ментахо, никакой сын Урфина или зять Чарли Блека. Точнее, я не исключаю, что такой персонаж тоже может вызвать симпатию и интерес, однако родство тут скорее помеха. Удастся ли автору создать героя, который мне как читателю приглянётся, вызовет сопереживание, восхищение и т.д. — это зависит лишь от поступков самого героя, а вовсе не от того, что на нём изначально висит бирка «сын / внук / племянник такого-то».

Возможно поэтому я так и не проникся образом Фродо из «Властелина колец». Да и Кайло Рена из новых «Звёздных войн» пока воспринимаю скорее как пародию на Дарта Вейдера, чем как его наследника и продолжателя.

@темы: продолжательство, неполиткорректное, книги, кино, изумрудное, звёздные войны, дюма, размышление

19:05 

«Аэлита», Алексей Толстой

За эту книгу я брался лет 20 назад, по следам «Гиперболоида», но так и бросил ближе к началу. Слишком неверибельной уже казалась идея обитаемости Марса, и до нелепости чрезмерными — сходства марсианской цивилизации с земной.

Теперь же мне удалось отрешиться от подобных частностей и взглянуть на Марс Толстого просто как на аллегорию в удобных автору декорациях, которые не следует принимать слишком всерьёз.

Книга оказалась неплоха, но как-то вторична. Злой тиран, его прекрасная дочь, кровавая революция, несчастная любовь, перепев легенд Ветхого и Нового заветов. Концовку впрочем я не угадал: тональность книги вся пронизана обречённостью; я так и думал, что из четвёрки главных героев погибнут Аэлита, инженер Лось, Ихошка, и только доблестный красноармеец Гусев возвратится на Землю к своей жене Маше, ведь он же ей обещал)) Однако прогноз мой не сбылся.

Позабавила внезапная перекличка с Волковской (точнее пост-Волковской) «Тайной заброшенного замка»: тема гипноза, посредством которого злой диктатор на враждебной планете подавляет волю пламенного народного вождя (между прочим, голубокожего).

Любопытно также, что в литературе, создававшейся до выхода человечества в космос, типичным оказалось совмещение в одном персонаже теоретика-изобретателя космических перелётов, конструктора первого космического корабля и первого же их испытателя. Как бы Циолковский, Королёв и Гагарин в одном лице: сам изобрёл, собрал, и сам же в космос полетел. У Толстого в таком качестве выступает инженер Лось, у фантаста Мартынова в «220 днях» — «Лунный Колумб» Камов, у дописчика Волковской «Тайны» (вышедшей впрочем лишь в 1982 году) — частичное совмещение ролей выпало на долю Ильсора.

Также видимо для докосмической эры характерно представление, что построить звездолёт можно чуть ли не кустарным образом — почти в одиночку, силами чудака-энтузиаста с немногими помощниками, в каком-нибудь ангаре. Так, собственно, зарождалась авиация, но вот покорение космоса уже шло по иным законам, с настоящим государственным размахом.

Специфическим для творчества Толстого я бы назвал отношение к инженерам. Если в западной фантастике изобретателем чудо-приборов и устройств, опережающих своё время, зачастую оказывается какой-нибудь эксцентричный профессор, то у Толстого эта роль прочно отдана инженерам: в «Гиперболоиде» — инженер Гарин, в «Аэлите» — инженер Лось, в «Союзе пяти» один из главных героев — инженер Корвин. Заодно и верховную власть на Марсе в «Аэлите» представляет Совет инженеров.

Кстати, я раскопал в интернете текст ранней редакции «Аэлиты», изданной ещё в период эмиграции Толстого. К моему удивлению, оказалось, что образ красноармейца Гусева там вовсе не столь положительный. Чего стоит пассаж: «Гусев продал камушки и золотые безделушки, привезенные с марса, ... изолгался вконец, заскучал, и, вернувшись в Россию, основал "Ограниченное Капиталом Акционерное Общество для Переброски Воинской Части на Планету марс в Целях Спасения Остатков его Трудового Населения"». Это уже не герой чапаевского типажа, а какой-то флибустьер-шарлатан, получается. В поздней версии этот абзац заметно сокращён, ирония смягчена.

В целом, «Аэлита» показалась мне слабее «Гиперболоида», но как-то лиричнее, что ли.

@темы: изумрудное, книги, впечатления

12:24 

Отголосок России в Волшебной стране

Недавно Фейна предположила, что Волшебную страну могли посещать и русские. Ибо раньше уже звучала гипотеза об испанцах, потомках конкистадоров Кортеса, а у русских ведь тоже были в Америке целые поселения — в Калифорнии и на Аляске.

Я тогда возразил, что от испанцев в Волшебной стране можно отыскать хоть какие-то следы, например, в именах рудокопов. А от русских — никаких следов не просматривается.

...Что ж, приходится признать, что я был неправ)) Сейчас до меня дошло, что как минимум один русский след в сказках Волкова есть: а именно — квас, из которого Гудвин приготовил «смелость» для Трусливого Льва.

Насчёт испанских имён рудокопов я, кстати, тоже ошибся. Точнее, по форме-то имена и вправду похожи на испанские — Ортега, Эльгаро, Ментахо, Арриго и т.д. Но хронология явно не сходится. Система имён рудокопов сложилась не меньше тысячи лет назад, а с момента прибытия в Америку Кортеса прошло лишь пять веков.

@темы: изумрудное, имена, историческое, книги, мелочи из сказок, эсмерология

15:55 

«Гиперболоид инженера Гарина», Алексей Толстой

«Гиперболоид» я читал единственный раз лет 20 назад. Многое забылось. Сейчас с удовольствием осилил аудиокнигу.

Гарин — привлекательный типаж, но не до фанатения. Самовлюблённый авантюрист и циник, немного напомнил Остапа Бендера, только глобальнее масштабом и без позёрства. Кроме того, Бендер, думаю, не дошёл бы до массовых убийств.

Исходя из внешнего сходства, авантюрной жилки и стремления к власти, не ограниченного никакой моралью — Гарин также вызывает ассоциации с Наполеоном III. А ещё, внезапно, с Лениным. Тут и эта постоянно акцентируемая бородка, и малый рост (странно: помнилось, будто Гарин высок), а заодно неиссякаемый оптимизм, быстрота в принятии решений, отчаянность, легкомыслие, плюс заимствование основных своих идей у учителя-предшественника.

По части заимствования, между прочим, в романе чувствуется некоторый контраст: то Гарин преподносится как гениальный изобретатель, развращённый, но оригинальный острейший ум. А то вдруг сообщается, что все свои коронные идеи Гарин на самом деле украл у геолога Манцева. Но, похоже, дело объясняется просто: в википедии сказано, что Толстой четырежды переделывал роман, в том числе кардинально, вплоть до воскрешения ключевых персонажей. И однозначное указание на кражу Гариным идей Манцева появилось только в последней редакции. Вероятно, до этого Гарин и вправду был гением, а затем автор решил принизить его роль.

Революционный пафос главного положительного персонажа, инспектора Шельги, и полнейшее бессердечие героев отрицательных (белоэмигрантского генерала Субботина и акулы капитализма Роллинга) — сейчас уже воспринимается как гротеск. Впрочем, автору удалось показать злодеев не картонно-однотонными персонажами, а живыми людьми со своей, пусть и чудовищной системой взглядов, стремлений, помыслов.

Задумался я попутно о секрете обаяния Гарина. Ещё Евгений Неёлов, ссылаясь на критика Бенедикта Сарнова, отмечал: «читатель-подросток искренне и безоговорочно сочувствует авантюристу Гарину, постоянно желает ему успеха во всех его авантюристических начинаниях... Потому что он — один против всего мира, он борется и побеждает». Неёлов даже усматривал сходство между Гариным и Урфином Джюсом — оба героя реализуют сюжетную схему «властелин мира».

Мне однако тут видятся существенные различия. Урфин привлекателен ещё и потому, что воплощает черты байронического героя, «снейпоида». А у инженера Гарина иной тип обаяния. Отталкиваясь от терминологии Стругацких, я бы обозначил Гарина как homo ludens, «человека играющего» — в самом прямом значении этого слова. Вся его авантюра от начала и до конца — игра, азарт, танец об руку со смертью. Игра словно бы снимает всякую ответственность: играющие дети невинны, и таким же невинным подсознательно кажется Гарин несмотря на все свои преступления: разве можно обижаться на ребёнка? разве можно принимать игру всерьёз?

А проиграв, Гарин реагирует с обезоруживающей лёгкостью. Потеряв всё, лишившись поста диктатора, едва ускользнув от гибели, от преследования разъярённой толпы, Гарин ничуть не теряет оптимизма:
«Он спрыгнул в шлюпку, с улыбочкой, как ни в чём не бывало, сел рядом с Зоей, потрепал её по руке:
— Рад тебя видеть. Не грусти, крошка. Сорвалось, — наплевать. Заварим новую кашу… Ну, чего ты повесила нос?..
».

В самом деле, трудно не сочувствовать такому персонажу))

@темы: впечатления, изумрудное, книги, размышление, стругацкие, эсмерология

01:18 

Дилогия Волкова

До сих пор я считал, что у Александра Волкова есть только одна книжная серия — сказки о Волшебной стране. Однако обнаружилось, что ещё две его книги, уже не сказочные, объединены общими персонажами: у историко-приключенческого романа «Чудесный шар» есть своего рода приквел «Два брата». В обоих книгах действуют выходцы из семейства Марковых — Ракитиных.

Правда, есть у меня гипотеза, что родство с Марковыми главному герою «Чудесного шара» Волков приписал не сразу, а только при переработке книги спустя лет тридцать после первого издания. Но чтобы это установить, потребуется добыть «Чудесный шар» 1940 года.

@темы: продолжательство, книги, изумрудное, хроники жирафа

17:58 

Имя Тилли-Вилли

Возможно, имя Железного Рыцаря Тилли-Вилли тоже восходит к реалиям сказок Баума.

В 4-й сказке Озовского цикла, «Дороти и Волшебник в Стране Оз», есть примечательный пассаж, где Волшебник рассказывает о происхождении девяти крошечных поросят, с помощью которых он показывает свои цирковые фокусы:
«— Почему они такие маленькие? – спросила Дороти. – Я никогда не видела таких маленьких поросят.
— Они с острова Тини-Вини, – пояснил Волшебник, – где всё маленькое, потому что и сам остров невелик. Один моряк привез их в Лос-Анджелес и продал мне за девять билетов в цирк.
»

Естественно, упоминание моряка, острова и склАдного названия «Тини-Вини» сразу наводит на мысль о Волковском острове Куру-Кусу, откуда моряк Чарли привёз фигурку деревянного божка Тилли-Вилли, послужившего затем образцом при создании Железного великана.

Впрочем, гипотеза о заимствовании не столь однозначна. В оригинале фраза Волшебника звучит так: «They are from the Island of Teenty-Weent». То есть, вариант «Тини-Вини» появился с лёгкой руки переводчика уже в 1990-е годы, и Волков, разумеется, этого видеть не мог.

С другой стороны, согласно словарям, конструкция «teenty-weent» близка к целому ряду синонимичных словечек «teensy-weensy», «teentsy weentsy», и в том числе «teeny weeny». Насколько я понял, они представляют собой «детский» разговорный вариант слов «tiny» и «wee», а значение у всех у них одно: маленький, крошечный. И это довольно забавно смотрится на контрасте с гигантским ростом Волковского Великана Тилли-Вилли.

@темы: эсмерология, слова, мелочи из сказок, книги, имена, изумрудное

20:42 

Промежуточные итоги творческой деятельности

Всего на сегодняшний день у меня имеется 57 законченных работ, в том числе написанных в соавторстве. Из них:
— 34 фанфика (в т.ч. 33 по фандому Изумрудного города);
— 1 фанфик-стихотворение (тоже по ИГ);
— 1 макси-постканон (по ИГ);
— 18 рассказов-ориджей;
— 3 стихотворения-ориджа.

Было впрочем ещё несколько законченных рассказов, которые затем по разным причинам пришлось изъять из общего списка.

@темы: статистика, итоги, изумрудное, творчество

18:33 

95-летие со дня рождения Л. В. Владимирского

Сегодня исполнилось бы 95 лет Леониду Викторовичу Владимирскому.
Он немного не дожил до этой даты.

Рисунки Владимирского создали тот образ Волшебной страны, без которого моё детство было бы наверно иным. Для меня очень много значили сказки Волкова, а Владимирский дал им живое, зримое воплощение. Настолько яркое и родное, что по-другому я уже Волшебную страну не воспринимаю. Иллюстрации всех остальных художников, несмотря на все их достоинства, для меня стали чем-то вроде арт-фанфиков, если понимать под фанфиком — фантазию на тему, игру в настоящее.

Мне довелось дважды видеть Владимирского вживую — в 2005-м и 2006-м годах. Среди моих друзей есть люди, которые общались с ним довольно близко на протяжении многих лет. Пожалуй, я бы тоже хотел что-то значить в его жизни и хоть как-то отблагодарить его за волшебные сказки моего детства. Но скованный характер не давал мне проявить инициативу в этом направлении, а навязываться не хотелось. Хотя сам Леонид Викторович был человеком очень открытым.

В каком-то смысле я воспринимал Владимирского не только как живую легенду, но и, если можно так выразиться, как источник подлинности нашего изумрудного фандома. Пока был жив Владимирский — оставалась ниточка, связующая нас с Волковым, он был живым участником и свидетелем того, как создавались Волковские сказки. Можно было задать ему вопрос, уточнить какую-то деталь, узнать предысторию того или иного рисунка, персонажа, сюжетного поворота...

А теперь нить оборвалась. И меня не покидает ощущение, что фандом остался неприкаянным, потерял идентичность и плывёт незнамо куда по воле волн. Кто мы и где мы теперь без Владимирского — не очень понятно. Да, по-прежнему есть Тотошка, есть Стас, есть энциклопедист Дмитрий, остаются Сухинов, Кузнецов и Попов. Но фигура, державшая нас всех вместе — исчезла.

Опустел форум, виртуальный фандом разошёлся по личным дневникам. В сообщества на дайри всё чаще приходят люди, которые в сказках Волкова видят что-то иное, не то, что закладывал туда автор. Для них тексты Волкова преходящи, а сюжеты его — лишь материал для рейтинговых фантазий и вычурных пейрингов. К счастью, не все читатели таковы, но общая тенденция удручает.

Мне жаль, что мы не успели записать для Владимирского аудиокнигу по «Урфину Джюсу» и по «Буратино в Изумрудном городе». Жаль, что я так и не прочёл его сказку «Буратино ищет клад» — возможно, Леонид Викторович был бы рад услышать отзыв.
Теперь этого, к сожалению, уже не исправить.

@темы: воспоминания, впечатления, изумрудное, книги, размышление

08:28 

Три толстяка, пост № 8

Несколько месяцев назад я узнал, что к сказке «Три Толстяка» один современный автор написал продолжение.

Продолжением оказалась повесть «Четыре друга народа» некого Тимофея Алёшкина, изданная в 2010 году в толстом сборнике «Герои. Новая реальность». Впрочем, текст доступен и в интернете.

Я разыскал эту книгу, начал читать... и с отвращением бросил на первых же страницах.

К сожалению, сиквел Алёшкина оказался написан в крайне нелюбимом мною «жанре отрицания» — когда весь нравственный лейтмотив первоисточника переворачивается с ног на голову, а мир, заявленный автором канона как чистый и светлый, — старательно оплёвывается, окунается в грязь.

Здесь я стараюсь не смешивать два похожих, но всё-таки разных случая: одно дело, когда фанфишер приходит с желанием поиграть, пошутить, творчески поэкспериментировать, и ради этого в своём фанфике заменяет какие-то реалии канона на противоположные. Например, изображает колдунью Гингему в фанфике по Волкову не злобной выжившей из ума ведьмой, а вполне здравомыслящей старой леди, пусть и нелюдимого нрава. Или когда Страшила с Дровосеком у фанфишера оказываются недовольны своими искусственными телами и хотят снова стать как все люди (что напрочь противоречит канону).

Совсем другое дело, когда фанфишер подходит к канону с высокомерным апломбом и предвзятым желанием опоганить всё, что там есть хорошего. Мол, автор канона был наивным дурачком, а уж я-то сейчас покажу, как всё было на самом деле, разнесу в пух и прах его беспомощный жалкий мирок, рвану недрогнувшей рукой его весёленькие декорации, и все увидят, что за ними — труха и гниль.

По этому принципу построено большинство продолжений к книгам Стругацких, изданных в серии «Время учеников». Сходные мотивы проскальзывают в «Звёздной» дилогии Лукьяненко, в сиквелах Незнайки от Бориса Карлова и Л.Осеевой—П.Солодкого, в продолжении к «Вам и не снилось», написанном дочерью Г.Щербаковой. Не удержался от такого подхода и Сергей Сухинов по отношению к Александру Волкову.

И вот теперь Тимофей Алёшкин – решил преподать урок Олеше.

Что ж, преподал. Вот, например, портрет Тибула:

«На трибуне стоял Тибул.

Мы должны предупредить читателя, что это был вовсе не тот ловкий акробат с копной густых черных волос, любимец цирковой публики в зеленом плаще и трико из чёрных и жёлтых треугольников, с которым читатель, конечно, знаком по замечательной книге про Трёх Толстяков. Шесть лет прошло с тех пор, шесть лет тяжёлой борьбы за дело революции, за укрепление власти народа и против его тайных и явных врагов – толстяков, богачей, иностранных королей, генералов и шпионов. Конечно, Тибул, первый из друзей народа, не щадил себя в этой борьбе. И она изменила его.

Этот новый Тибул, Тибул – Неподкупный, Тибул – председатель всемогущего Бюро, был бледный высокий человек в строгом синем сюртуке и черных брюках. Он гладко зачёсывал назад свои длинные чёрные волосы и собирал их за спиной в аккуратную косичку синей лентой. Складки перечеркнули его лоб. От его голоса, резкого, как удар сабли, враги народа цепенели. Он носил круглые очки.
»

Облик, прозвище, характер этого «Тибула» — Алёшкин, не мудрствуя лукаво, списал с Робеспьера.

А вот о чём беседует народ в ожидании выступления «Тибула»:

«— Говорят, даже казнь врагов народа сегодня отменили, чтобы никто не пошёл к Табакерке на площадь Справедливости и не пропустил речь, – говорил седой ремесленник в серой суконной куртке с зелеными обшлагами торговке.

— А я слышала, это из-за палачей, они попросили выходной, тоже не хотят пропустить речь Тибула, – отвечала та.
»

Ну а вот, пожалуйста, добрый доктор Гаспар:

«Дело в том, что седой старик в карете был сам Верховный Народный обвинитель Республики, гражданин Гаспар Арнери.

Да, читатель, и доктор Гаспар тоже сильно изменился за эти пять лет. Теперь его имя произносили шёпотом, оглядываясь по сторонам, а от его кареты прятались. Он арестовал, добился осуждения Народным Трибуналом и отправил на смертную казнь, или, как в Столице говорили, посадил в Табакерку, множество граждан и иностранцев. Конечно, честным людям, беднякам и худым, нечего было бояться гражданина Арнери, он арестовывал и обвинял только врагов народа. Ведь доктора и выбрали Верховным обвинителем потому, что он был самым справедливым человеком во всей Республике.
»

Дальнейшие откровения Алёшкина читать я не стал. Поэтому не могу сказать, интересный ли там сюжет, драматичная ли развязка, победит ли в итоге добро, и чем такое добро лучше зла.

Боюсь, это тот самый случай, когда «осудить Пастернака» позволительно не читая. Точнее – прочитав только первые страницы. Чтобы понять, что в кастрюле помои, не обязательно хлебать содержимое до конца. И даже если среди помоев затерялся какой-нибудь деликатес — что ж, пусть повар съест его сам.

Тем не менее, надо отдать Алёшкину дань справедливости. Он довольно точно уловил атмосферу первоисточника, сопоставив события «Трёх Толстяков» с эпохой Великой французской революции. Недаром сам Олеша одним из источников вдохновения для своей сказки называл «Девяносто третий год» Виктора Гюго.

Образный стиль Олеши – кое-как Алёшкин пытается соблюсти, но тонет в многословии. И всё же основная проблема сиквела в другом.

В каноне, характеризуя учителя танцев Раздватриса, для которого богатство было мерилом таланта и который не мог понять, зачем Суок танцует для бедняков, – Олеша замечает: «Как видите, Раздватрис был не глуп по-своему, но по-нашему – глуп».

Нечто похожее, на мой взгляд, можно сказать и о Тимофее Алёшкине: по-своему он в чём-то прав, но в самом главном, глубинном смысле – сей автор слеп и глух, как Раздватрис.

Да, действительно, если рассматривать «Трёх Толстяков» в реалистичном ключе, как летопись не сказочной, а реальной революции, – тогда придётся признать, что безоблачных побед не бывает. Увы, но вместо светлого будущего зачастую и вправду наступает охота на ведьм, вместо молочных рек с кисельными берегами – текут реки крови, а народные кумиры перерождаются в безжалостных палачей.

«Друг народа» Марат с упоением составлял списки обречённых на казнь «врагов». «Дедушка Ленин» с ласковым прищуром добрых глаз – санкционировал массовые расстрелы. А если кто-то из революционеров оставался верен светлым идеалам и не хотел превращаться в дракона – тогда вступал в силу другой закон истории: «революция пожирает своих детей».

Но какое отношение всё это имеет к сказке Олеши, к его героям?

Мог ли добрейший доктор Гаспар заняться вынесением смертных приговоров (да ещё с таким размахом)? Мог ли Тибул переродиться в Робеспьера – в скованный бледный манекен, шипящую, всегда готовую ужалить, змею? Это Тибул-то, с его жизнелюбием и открытым сердцем!

...Сейчас, дописывая пост, я всё же пролистал опус Алёшкина до конца. Ну что можно добавить?.. Мораль там всё-таки есть, и не самая гнусная, как можно было бы ожидать. Но стоило ли ради этой морали выворачивать наизнанку одну из лучших сказок мировой литературы? Вещь, которую Мандельштам назвал «хрустально-прозрачной прозой, насквозь пронизанной огнём революции» и «книгой европейского масштаба»?

Я допускаю, что Алёшкин мог из лучших побуждений написать книгу-предостережение. Притчу о том, что будет, если очередные сторонники всеобщего счастья чересчур заиграются в сказку о свержении Толстяков.

Но если в основу притчи Алёшкина положено кардинальное искажение любимых с детства образов, то есть, попросту, грубая ложь, – тогда чего стОит вся конструкция, возведённая на таком шатком фундаменте?

И последнее упущение Алёшкина. Создавая свой опус, он препарирует «Трёх Толстяков» в слишком узком, однобоком ракурсе. Заочно полемизируя с Олешей, он воспринимает его сказку сугубо как книгу о революции. Но ведь в том и прелесть настоящей литературы, что она всегда многомерна, её не втиснешь в кандалы узких толкований.

Сказка Олеши — она ведь ещё и о любви — не явленной открыто, но согревающей изнутри, струящейся между строчек. Это книга о верной дружбе и самопожертвовании, о геройстве и обывательстве, о родственных душах, о разлуке и обретении друг друга. Сказка Олеши – это мистика, и феерия, история полная тайн и загадок. И карнавал, и готический роман, и тонкая лирика – всё уместилось на её страницах.

Алёшкин же прочёл «Трёх Толстяков» лишь как книгу о ненависти.

@темы: стругацкие, продолжательство, политика, незнайка, мелочи из сказок, книги, историческое, изумрудное, дегенерация, впечатления, антиреклама, три толстяка

15:06 

Три толстяка, пост № 7

Вопрос о революции, который ставит сказка «Три Толстяка», не имеет однозначного решения. В сказочном мире – да, всё очевидно и естественно: с одной стороны угнетатели, с другой угнетённые; терпеть несправедливость больше невозможно, поэтому восстание оправданно, и остаётся только радоваться, что злодеи в итоге повержены, а народ победил.

В реальном же мире, революции зачастую оказывались настолько кровавы и ужасны, а последствия их настолько губительны для целых народов, не говоря уже об отдельных человеческих судьбах, – что трудно не согласиться с Достоевским, заклеймившим самих революционеров и движущие ими мотивы ёмким эпитетом «Бесы».

Вместе с тем, история знает примеры и гуманных революций (хотя, опять же, многие из них, одержав формальную победу, впоследствии зашли в тупик). Относительно бескровными были – Славная революция в Англии (1688), в какой-то степени Февральская революция в России (1917), революция гвоздик в Португалии (1974), бархатные революции в Восточной Европе (конец 1980-х гг.), революция роз в Грузии (2003), Оранжевая революция на Украине (2004), тюльпановая – в Киргизии (2005)...

В советские времена общество воспитывалось в сознании, что революции – это хорошо и правильно. При этом, правда, те революции, которые не соответствовали советскому представлению о прогрессе, – объявлялись контрреволюциями и жёстко порицались.

Но мне стало интересно: а как относится к революции общество сейчас, в России постсоветской?

Вообще само слово «революция» исторически принято противопоставлять «эволюции»: эволюция = плавное, поступательное развитие, а революция = рывок вперёд «скачком», с разрывом преемственности, выход на новый уровень.

Изначально, однако, смысл был немного другим. Корень «vol» в словах «evolutio» и «revolutio» – означает вращение, т.е. в данном случае как бы движение колеса истории. Приставка «e» – показывает, что вращение (движение) идёт в правильном направлении, т.е. вперёд. А приставка «re» — указывает на обратное направление движения. Таким образом, изначально «революция» означала «откат назад»: колесо истории сбилось с правильного пути и покатилось вспять, в направлении неестественном, противном нормальному ходу вещей.

Из такой трактовки следовали однозначно негативные коннотации термина «революция». Однако идеалы свободомыслия, завладевшие умами европейской интеллектуальной элиты с середины XVIII века, смогли пересилить сложившееся отношение к революции. Народные восстания были романтизированы и героизированы, стремление к свободе и справедливости стало цениться выше, чем верность традиционным устоям.

В периоды реакции в той или иной стране картина менялась. Аналогичный период сейчас претерпевает и Россия. На мнение нашего общества о революциях повлияли несколько факторов:
1) генетическая память о катастрофических последствиях Октябрьской революции 1917 года;
2) нежелание возврата в «лихие девяностые» (наследие де-факто революции августа 1991 года);
3) государственная пропаганда, отражающая желание Кремля навечно законсервировать свою власть и подстёгиваемая страхом перед цветными революциями на постсоветском пространстве;
4) довольство общества нынешней властью, уровнем благосостояния и патриотической риторикой.

Тем не менее, пропаганде так и не удалось до конца окрасить слово «революция» в негативные тона. В последние пару лет в речах охранителей, патриотов и штатных телепропагандистов «революция» вытеснилась более звучным термином «майдан». Бороться с «майданом» оказалось приятнее и понятнее, чем с революцией.

В сферах же неполитических, «революция» по-прежнему сохраняет позитивные смысловые оттенки: «революционный прорыв в медицине», «настоящая революция в авиастроении», «революционные для сложившейся научной парадигмы идеи» — это всё похвалы, а не ругательства.

Занятно, что в самом тексте «Трёх Толстяков», в отличие, например, от «Чиполлино» и сказок Волкова, слово «революция» ни разу не употребляется.

Зато там есть любопытный атрибут, знаменующий создание нового мира, победу, единение добра: это песня победившего народа. Триумфально-сокрушительный эффект песни (хотя ни мелодии, ни слов Олеша не приводит) – сразу вызывает в памяти Марсельезу или Интернационал. Но стоит вспомнить, что некую особую, великую Песню – пел и лев Аслан, при создании Нарнии. Сама песня Аслана создавала новый мир.

Здесь мне видится перифраз библейской формулы «в начале было слово». Возможно, мир, созданный словом, лишённым поэзии и мелодичности, – показался Льюису недостаточно совершенным, и в «Хрониках Нарнии» он пожелал исправить это упущение: началом Нарнии стало не слово, а песня.

Сюда же можно отнести и цитату из Пелевина: «Я никогда не понимал, зачем Богу было являться людям в безобразном человеческом теле. По-моему, гораздо более подходящей формой была бы совершенная мелодия – такая, которую можно было бы слушать и слушать без конца».

Так и у Олеши: поющий народ – может, ещё, конечно, и не народ-богоносец, но песня его несомненно обладает высшей, едва ли не сверхъестественной (сакральной) силой, и символизирует высшую правоту:

«Плотная пёстрая волнующая стена обступила Толстяков.

Люди размахивали алыми знамёнами, палками, саблями, потрясали кулаками. И тут началась песня. Тибул в своём зелёном плаще, с головой, перевязанной тряпкой, через которую просачивалась кровь, стоял рядом с Просперо.

– Это сон! – кричал кто-то из Толстяков, закрывая глаза руками.

Тибул и Просперо запели. Тысячи людей подхватили песню. Она летела по всему огромному парку, через каналы и мосты. Народ, наступавший от городских ворот к дворцу, услышал её и тоже начал петь. Песня перекатывалась, как морской вал, по дороге, через ворота, в город, по всем улицам, где наступали рабочие и бедняки. И теперь пел эту песню весь город. Это была песня народа, который победил своих угнетателей.

Не только Три Толстяка со своими министрами, застигнутые во дворце, жались, и ёжились, и сбивались в одно жалкое стадо при звуках этой песни, – все франты в городе, толстые лавочники, обжоры, купцы, знатные дамы, лысые генералы удирали в страхе и смятении, точно это были не слова песни, а выстрелы и огонь.

Они искали места, где бы спрятаться, затыкали уши, зарывались головами в дорогие вышитые подушки.
»

@темы: терминология, слова, размышление, политика, книги, историческое, изумрудное, достоевский, впечатления, чиполлино, три толстяка

записки Чугунного Дровосека

главная