• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: крапивин (список заголовков)
16:14 

«Оранжевый портрет с крапинками», Владислав Крапивин

Одна из лучших крапивинских повестей, имхо. Но почему-то недооценённая: упоминают её заметно реже, чем «Мальчика со шпагой», «Колыбельную для брата» и т.д.

Фаддейка, уж не знаю по каким причудливым ассоциациям, живо напомнил Волковского Страшилу, каким тот был в первой книге. Хотя навскидку общего между ними мало. Фаддейка и бойчее, и ближе к реальной жизни, несмотря даже на все свои марсианские не то фантазии, не то путешествия.

Про отношения...

Предвестие девяностых...

Крапивин и Волков...

@темы: книги, изумрудное, гендерное, впечатления, респект, крапивин

17:51 

«Урфин Джюс и его деревянные солдаты», мультфильм студии «Мельница»

Несмотря на серьёзные недостатки, мультфильм всё же получился настоящий. Не канонический, но и не бездарно-бездушный, как можно было опасаться, исходя из анонсов.

Хотя душевности в нём всё же заметно меньше, чем в сказке Волкова.

Урфин...

Роскошен медведь Топотун (оставшийся однако безымянным). Очень обаятельны саб-тигры, но их, увы, мало. Шестилапый вообще няшечка – жаль, с ним только секундный эпизод.

Элли и Тотошка...

Мелочи пунктиром...

izumgorod.borda.ru/?1-2-0-00000295-000-0-0#000....

@темы: эсмерология, крапивин, изумрудное, впечатления

11:30 

«Портфель капитана Румба», Владислав Крапивин

Хорошая книга, с очень сказочной атмосферой. Но её конечно лучше было бы читать на бумаге, а не слушать вполуха в аудиоформате.

Дик-Гвоздик, папаша Юферс, шкипер Джордж, Тонга Меа-Маа, король Катикали Четвёртый — масса колоритных персонажей, сходу вызывающих симпатию. «Милый Дюк», «Фигурелла» и Нуканука — звучные, запоминающиеся названия. Словечки нуканукского языка вообще сплошной анекдот.

Злодей на всю книгу один — сыщик Шпицназе по прозвищу Нус-Прошус. Правда, мне показалось, что автор этим образом намекает на явление, не слишком уместное в детской сказке.

История с кладом капитана Румба — своего рода переложение «Острова сокровищ» на более современный и весёлый манер.

Порадовало мимолётное появление клипера «Кречет» и чуть ли не гнома Гоши из другой Крапивинской повести.

Немного странной показалась мне смена жанра посреди книги: две трети текста выдержаны в более-менее реалистических тонах, потом внезапно добавляется фэнтезийный элемент: джинн, исполняющий желания; корабельные гномы, и т.д.

Главные герои (что, по-моему, для Крапивина нехарактерно) иностранцы; само действие начинается в Голландии и в целом идёт за пределами России. Тем не менее, отсылки к российским и особенно к одесским реалиям так многочисленны, что это довольно быстро надоедает.

В финале автор использует нелюбимый мной ход: благородный отказ героя от чудесных возможностей, исполнения желаний и т.п. Иногда такие отказы хорошо мотивированы (например, в «Гарри Поттере»), иногда кажутся спорными (см. сожжение Урфином живительных сорняков), иной раз вообще смотрятся крайне глупо (как в последнем фильме Хилькевича о мушкетёрах), — но у меня они в любом случае вызывают досаду.

В целом же книга получилась добрая и, в отличие от поздних Крапивинских вещей, не жестокая.

@темы: гарри поттер, впечатления, дюма, изумрудное, книги, крапивин, респект

23:58 

«Лето кончится не скоро», Владислав Крапивин

Об этой книге мне почти нечего сказать. Читается с интересом, главгерой Шурка Полушкин вызывает сочувствие. Нагнетаемые страсти-мордасти оставляют впечатление жутковатое и удручающее: автор открыто показывает бандитский беспредел, зверства в милиции, жестокие и отвратительные порядки в детдоме. У меня это вызвало двойственную реакцию: с одной стороны, я понимаю, что о таких вещах писать нужно и дОлжно, раз уж они происходят в действительности. Замалчивание недопустимо. С другой стороны, читать о них было не слишком приятно.

Финал, хотя и открытый по-своему, и даже побуждающий к действию, всё же показался мне чересчур пессимистическим. Впрочем, чтО такое лето как не метафора быстротечной жизни...

@темы: впечатления, книги, крапивин

13:31 

«Самолёт по имени Серёжка», Владислав Крапивин

Очередной Крапивин, мрачнее всех предыдущих. Типично крапивинская смесь сказки и жизненной правды, снов и реальности.

Вызывает уважение то, что автор не побоялся взяться за темы сложные и тяжёлые: главный герой повести — мальчик-инвалид Ромка, с пяти лет прикованный к инвалидному креслу. Подругу его, девочку Сойку, бабушка принуждает заниматься попрошайничеством. Дети, чтобы выручить немного денег, собирают бутылки, оставшиеся после всякой пьяни. Среди взрослых тоже не всё гладко: есть в сюжете вор-домушник, есть подленький аферист, желающий «жениться на квартире» и ради этого разбивающий сердце хорошей женщине.

Притом, несмотря на внешний мрак, повесть получилась пронзительная и светлая. Мечты, надежды, полёты во сне и наяву, смертельная опасность, самопожертвование, горечь вечной разлуки — всего этого в повести вдоволь, в лучших крапивинских традициях.

Тема мальчишеской дружбы в этой книге, пожалуй, даже слишком гипертрофирована. Привязанность Ромки к своему другу настолько отчаянна и всеобъемлюща, что приобретает чуть ли не мелодраматическое звучание. Невольно вспомнились мне отзывы о творчестве Чарской, где так же зациклены друг на дружке были девочки. Впрочем, сам я Чарскую не читал, а обозначить Крапивина как своего рода «Чарскую для мальчиков», думаю, было бы неоправданным упрощением.

Не вполне этичным писательским решением мне показалось чудесное выздоровление главного героя. В сказке такое, конечно, возможно, но зачем дразнить напрасными надеждами тех читателей-детей, кто, подобно Ромке из повести, тоже лишён возможности ходить? Думается, таких читателей у книги наберётся немало. Всё же, полёты во сне это одно дело, а медицинский «научный феномен» полного исцеления — слишком рискованная тема для ответственного писателя. (Впрочем, припоминаю, в какой-то из давным-давно читанных крапивинских повестей тоже встречался мальчик, поначалу слепой, а потом прозревший.)

Финал книги неоднозначный и мрачный. Автор так тонко балансирует на грани между сбывшимся и пригрезившимся, желаемым и действительным, — что грань стирается, и остаётся полная неопределённость. То ли погибли оба главных героя, то ли один уцелел, то ли живы и тот и другой. Ясности нет, а все оптимистические заверения в финале оставляют ощущение тревожное и зыбкое. Словно автор играет с читателем, намекает, что кончилось всё очень плохо, но при этом не хочет совсем уж убить надежду...

@темы: крапивин, книги, впечатления

17:30 

«Возвращение клипера "Кречет"», Владислав Крапивин

Первый раз эту вещь я читал наверно лет 20 назад и с тех пор почти всё забыл. А сейчас с удовольствием к ней вернулся. Стилистически написано классно, сюжет увлекательный, сама атмосфера повести оставляет ощущение солнца и свежести — море, стеклянный звон, летающий зонтик, капли дождя...

Вместе с тем, концовка царапнула недосказанностью. Корабельный гном Гоша, которого дети так упорно старались вернуть из небытия, — вопреки всей сюжетной логике так в кадре и не появился. Сбылась ли мечта Владика? Возвратился ли Гоша? Скорее всего, конечно, да, но... домысливать радость встречи автор предоставил читателю.

Также не понравилось мне превращение стеклянного барабанщика Тильки в живого мальчишку. Зачем?? Что за синдром Пиноккио? Тилька был так прекрасен в ипостаси маленького хрупкого прозрачного человечка, жителя сказки. Какой смысл превращать его в обычного ребёнка-семилетку? Он что, стал от этого более «настоящим»? Да ничуть.

Очень удачная авторская находка — имя «Рептилий Казимирович», жаль что сам персонаж второстепенный. Я кстати предполагал, что он и окажется по-совместительству профессором Чайнозаварским, специально отвлекающим внимание человеческого общества от жизни корабельных гномов.

Симпатичен ворчливый мастер-волшебник. Неплохо показана Ника — боевая, смелая и отзывчивая девчонка. Главный герой, Владик, хоть и кажется порой излишне сентиментальным, но в решающие моменты способен действовать самоотверженно и отважно.

Хороша повесть и тем, что в ней нет политики, а всё зло олицетворяют лишь гротескные тётки-верёвочницы да парочка неумных хулиганов в финале.

@темы: впечатления, имена, книги, крапивин

14:23 

«Дырчатая Луна», Владислав Крапивин

В недавнем споре о «крапивинских мальчиках» я обещал оставить отзыв, когда обновлю впечатления о творчестве Крапивина. Вот сейчас этим и займусь.

«Дырчатую Луну» я раньше не читал. Написана она в первой половине 90-х годов, и таким образом стала для меня пока что самым поздним из прочитанных Крапивинских произведений — другие его вещи, с которыми я сталкивался, были созданы ещё в 70-е – 80-е годы.

Главное ощущение: талант автора нисколько не ослаб. Мне очень понравилась идея с солнечными кузнечиками — очаровательно-сказочная и притом достоверно встроенная в реальность.

По-рыцарски благородное противостояние главгероя и его соперника Вязникова внушает симпатию и уважение к ним обоим, но всё же мне оно показалось несколько вычурным. Вязников со своим обещанием – ну прямо герой рассказа Пантелеева «Честное слово», только хуже, потому что пантелеевский мальчик держал слово из высоких побуждений и в ущерб себе, а не затем чтобы ради чистоты собственной совести прилюдно и упорно унижать другого человека.

Да и сомневаюсь я, что дети младше-школьной поры способны сами устраивать некую ежегодную «традицию»: в их возрасте год это слишком долго.

Вообще уважительное соперничество, переходящее затем в дружбу — очень крапивинский мотив. Где-то у него такое уже несколько раз встречалось.

Субъективно не понравилось мне имя главгероя — Лесь. На мой взгляд, мальчишке такое имя не идёт. Также не вполне удачным мне показалось само название повести — «Дырчатая Луна». Имхо, можно было бы найти вариант поинтереснее. Зато вот Гайка (имя-прозвище девочки) — звучит прикольно.

По характерам симпатичны все четверо основных персонажей-детей: деловитый, изобретательный и отзывчивый Лесь; застенчивая, но верная Гайка; загадочный, вредный и всё-таки положительный Вязников; ранимый и грустный Ашотик.

Ашотика в финале жаль. Невольное ощущение, что автор «разменял» его на Вельку, весёлого гигантского кузнечика. Разменял внезапно и оттого особенно страшно. Впрочем и спасение Вельки описано с неким намёком на то, будто ткань событий перешла из жестокой реальности в воображаемый мир главгероя, которому страстно хочется, чтобы всё закончилось хорошо, а на самом деле... на самом деле, в мире взрослых людей чудес не бывает.

Любопытен «политический» компонент повествования, и то, как, причудливым образом, эта тема вновь обрела актуальность уже за рамками крапивинской повести, два года назад. В книге по-моему ни разу напрямую не называется ни место, ни время действия, но по множеству примечательных деталей можно заключить, что дело происходит в Севастополе вскоре после распада Советского Союза, когда шёл делёж Черноморского флота.

Крапивин не упоминает ни Союз, ни Россию, ни Украину, и даже всеми силами пытается удержаться от того, чтобы внятно заявить, на чьей стороне его симпатии. Но две вещи он передаёт очень чётко. Во-первых, ощущение безумия, охватившего страну и людей, внезапно превратившихся во врагов, ожесточившихся, воспылавших вдруг какими-то новыми губительными идеалами, вынуждающими разрушать, убивать, отрекаться от собственного прошлого... А во-вторых — что в этом конфликте нет «чёрно-белого» решения, ни одну сторону нельзя назвать полностью правой, ибо у каждой стороны есть какая-то своя правота; нельзя сказать, что вот здесь герои, а там негодяи. И линия разлома зачастую проходит прямо сквозь семьи.

Так или иначе, хоть Крапивин и пытается остаться над схваткой, видно, что для него все эти вопросы вовсе не праздное теоретизирование, и ему по-настоящему горько от всего происходящего.

Своего рода нравственным якорем в этом бушующем море страстей Крапивин изображает детей, которые, в отличие от взрослых, не заражены бациллой ненависти и раздоров. Дети умудряются сохранять удивительное здравомыслие, великодушие и даже прозорливость, не превращаясь притом в ходячих моралистов, а оставаясь совершенно нормальными детьми со своими детскими заботами, играми, радостями и огорчениями.

Несколько странно на этом фоне смотрится «религиозный» аспект, аккуратно добавленный автором к мировоззрению главных героев. В одном из доверительных разговоров Лесь и Гайка, как само собой разумеющееся, признаются в своей вере в Бога. Здесь для меня возник некоторый диссонанс: отметая все политические новшества той поры, Крапивин однако слёту подхватил другое веяние времени — распространение веры, и мгновенно привил его своим героям. Для меня всё-таки остаётся некая грань между детьми пионерско-советской поры и новым поколением, воспитанным уже в эпоху возвратившейся религии. По всем своим взглядам и поступкам крапивинские мальчишки и девчонки оставались всё же типично советскими, и такой мировоззренческий вираж нарушает имхо цельность образа.

Жаль также, что, как и в большинстве других Крапивинских повестей, распределение сюжетного внимания между мальчиками и девочками страдает диспропорцией. Тот же Лесь гораздо сильнее поглощён своим соперничеством с Вязниковым, чем приятельством с Гайкой. А вообще я думал, что Вязников в финале окажется инопланетным гостем, как кузнечик Велька. Но гипотеза не подтвердилась.

@темы: крапивин, книги, имена, гендерное, впечатления, политика

06:12 

Аполитичность и «Гарри Поттер»

На протяжении уже лет шести, если не больше, в качестве своеобразного бонуса-развлечения за обедом и ужином я слушал записи передач радио «Эхо Москвы». Политические передачи критического толка вполне отвечают моему мировоззрению. Однако в последние месяцы что-то переменилось. Мировоззрение осталось прежним, а вот интерес почти пропал.

В августе я попытался было перечитать «Гарри Поттера», но поначалу дело не пошло. Страдания старого Вернона в первой книге меня совсем не увлекли, и книгу я бросил. Но потом нашёл компромиссный выход из положения — скачал аудиокниги. Всё сразу стало проще: утруждаться чтением не нужно, достаточно сидеть развесив уши и внимать неторопливой начитке. А чтобы освободить место для «ГП», пришлось вычеркнуть из распорядка дня политическую болтовню.

Эффект для меня оказался неожиданным. Во-первых, без каждодневной политики, льющейся из динамиков, жизнь сразу сделалась спокойнее, меньше стало озлобленности. Безусловно, к нынешней российской власти я не стал относиться лучше ни на йоту, но сама возможность не слышать больше о её «подвигах» и «достижениях» оказалась очень приятной.

Во-вторых, продравшись через малоинтересную завязку «ГП», я внезапно для себя вновь проникся этим каноном. И уже 6-ю – 7-ю книги слушал часами, не в силах оторваться. Даже пришлось пересмотреть прежние впечатления: раньше самой захватывающей я считал 3-ю книгу, но теперь пришёл к выводу, что 6-я и 7-я гораздо сильнее. Тру-фанатом «ГП» я, впрочем, не стал, в том смысле что читать фанфикшен по этому канону меня по-прежнему не тянет, равно как и сочинять собственные фанфики, однако лишний раз я убедился, что «Гарри Поттер», несмотря на неизбежные недостатки, всё-таки литература настоящая, глубокая и многослойная. И уж точно не однодневка-развлекаловка, случайно вознесённая на литературный Олимп дуновением рекламной раскрутки с «тлетворного Запада».

...На 7 аудиокниг у меня ушло 4 месяца. Но вот осталась позади последняя глава вместе со знаменитым флаффным эпилогом. А я оказался в дурацкой ситуации)) Ибо, как и всегда у меня бывает с хорошими книгами, — хочется продолжения. Ну или хотя бы чего-то похожего по настроению, увлекательности, стилю...

Однако найти замену «Гарри Поттеру» мне пока не удалось. Возвращаться к «политике» — сейчас не тянет абсолютно (как говорится, «унесите пудинг» (c)). Попробовал я переключиться на «Госпожу Бовари» Флобера, с которой уже лет 15 подумывал ознакомиться, да всё руки не доходили. Но, ёмнпт, какая же это оказалась нудьга! Особенно на контрасте с весёлыми и страшными приключениями Трио — все эти страдания скучающей мещанки с большими запросами, которые самой ей кажутся возвышенными, а на деле остаются такими же пошлыми, как и вульгарное сельское житьё-бытьё, с которым ей мечталось распрощаться, — слушать всё это настолько уныло, что впору застрелиться.

Тогда я скачал книжку Крапивина. Это однако не помогло. Слезливая сентиментальность и ранимость крапивинских мальчиков хороша в малых дозах. Крапивин тонок, и это, должно быть, прекрасно, но, на мой развращённый вкус, в его книгах не хватает здорового цинизма. Хотя бы на уровне разнообразия характеров. Очень не помешал бы герой вроде глуповатого, но весёлого и жизнеутверждающего Рона, или забавной всезнайки Гермионы. Или того же Гарри, которого не так просто довести до слёз, он и отпор дать умеет.

Что делать... На смену Крапивину я скачал Муми-троллей. С ними дело пошло получше. Но всё-таки чего-то не хватает. Да, всё очень мило, уютно — прекрасный светлый мир, избавленный от настоящей жестокости, обаятельные персонажи. Но все их заботы для меня уже звучат слишком по-детски. А это не увлекает.

Чем хорош в этом смысле «ГП» — там, при внешне-детском антураже, рассказана в общем-то очень взрослая, драматическая и мрачная история. Нечто, берущее за душу, даже когда тебе уже хорошо за тридцать (а многим, как я знаю, и за сорок, и за пятьдесят). Ну а «Муми-тролль» — да, мирный, хороший, добрый, бесспорно не лишённый и аллюзий, понятных только взрослому, но всё-таки принципиально избегающий подлинного накала страстей. Тихая заводь. Мне же хочется сейчас прочесть скорее о каком-нибудь противостоянии, о борьбе, ведущейся на переднем крае, о чём-то остросюжетном, но только не бездушно-тупом вроде детективчиков-боевиков с героями-мордоворотами. Что-то, где действуют люди, живые и интересные, а не манекены или детские игрушки.

Где бы только такое взять...

@темы: впечатления, гарри поттер, книги, крапивин, политика

записки Чугунного Дровосека

главная