• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: респект (список заголовков)
03:34 

Оригинал взят у geneura в Леонид Владимирский об Александре Волкове

В телесюжете 1990-х гг. о математике, переводчике и писателе Александре Волкове рассказывает художник Леонид Викторович Владимирский, создатель самых известных иллюстраций к циклу сказок Александра Волкова:


В передаче "Отчего и почему", в рубрике "История одной сказки" художник Леонид Викторович Владимирский рассказывает о Фрэнке Бауме и Александре Волкове, "Стране Оз" и своих иллюстрациях к "Волшебнику Изумрудного города":



Записи из архива Максима Митрофанова

@темы: эсмерология, респект, книги, изумрудное, видео

14:27 

«Королевство полной луны»

Один из лучших фильмов, просмотренных за последний год)
Романтика, юмор, сквозная мелодия, блистательный актёрский состав)

Тем, кто меня знает, известно моё отношение к церкви. Но в этом фильме — пожалуй, самая красивая свадебно-церковная церемония, которую я когда-либо видел) Точнее не сама церемония, а праздничная процессия на выходе из церкви...

@темы: респект, кино, впечатления

00:18 

Хвостатое ядро доброты)

Из новостей науки:

Ученые связали две области мозга с чувством доброты
04.03.2014, 15:32 | «Газета.Ru»

Бразильские ученые идентифицировали две области мозга человека, отвечающие за чувство доброты, сообщается в статье, опубликованной в научном журнале PNAS.

Первой из идентифицированных областей является предклинье полушарий головного мозга, которое, как оказалось, отвечает за проявление сочувствия к людям, кооперации с ними и прочие элементы взаимодействия.

Вторая область — хвостатое ядро головного мозга, которое обеспечивает чувство сопереживания.

По мнению ученых, вместе эти области отвечают за то, что люди привыкли описывать словом «доброта».
www.gazeta.ru/science/news/2014/03/04/n_5989305...


Вот такие новости мне нравятся))) Осталось стимулировать это самое предклинье и хвостатое ядро — и человечество мгновенно подобреет)))

@темы: прогресс, респект

15:22 

Отель "Гранд Будапешт"

Пока погода хмурилась, мы с мамой выбрались в кино на «Отель "Гранд Будапешт"».
Действительно, грустная история, рассказанная с юмором. (Я даже почти не удивился, когда узнал, что режиссёр тот же, что в «Королевстве полной луны».)
Сюжет увлекательный, хотя юмор местами жестковат. Визуально фильм вообще прекрасен — всё смотрится ярко, притом гармонично и, если можно так выразиться, геометрично.

Актёрский состав также впечатляет. «Вольдеморта» в главной роли я, правда, не распознал. Зато Эдриен Броуди вполне узнаваем. И ещё, конечно, Сирше Ронан, одна из моих любимых актрис))

@темы: впечатления, кино, респект

00:08 

«Рыцарь Катерино»

Итак, я дочитал первую книгу из серии «Страна Остановленного времени» Дмитрия Суслина.

Что понравилось:
1. Стиль повествования — увлекательно-сказочный, с мягким юмором, больше всего напоминает сказки Софьи Прокофьевой, но с более рыцарским уклоном.
2. Имена персонажей — рыцарь Катерино, принц Евгений, колдунья Руина, ворона Эсмеральда, ведьма Ареатанута, первый министр Гаргулио, королева голубей Воркулина, Двухголовый Саймон, конь Мирко, оруженосец Кристиан Тринадцатый, трольчонок Друль...
3. Удачное сочетание волшебного мира с современным реалистическим.
4. Симпатичная дружеская компания главных героев.
5. Переклички с Волковым — Фея Вечной юности, гигантские орлы, подневольные лебеди (аналог Летучих Обезьян).
6. Художественное оформление — рисунки Анны Власовой.

Что не понравилось:
1. Повышенная смертность персонажей (хотя и в основном второстепенных), более высокий уровень жестокости сказочного мира по сравнению, например, со сказками Волкова или той же Прокофьевой.
2. Изобилие отступлений от основного повествования — экскурсы в древние времена, камео капитана Краснобаева.
3. Чрезмерное количество поединков, сражений и вообще опасностей.
4. Отсутствие концовки — книга обрывается почти что на полуслове, развязка переносится как минимум на следующую повесть.

Вообще в последнее время я довольно много штудирую детских сказок, но с интересом читается лишь малая часть из них (что поделать, возраст уже не тот))). Таких книг, что трудно оторваться, встречается, к сожалению, мало. Но сказка Суслина — одна из них.

@темы: впечатления, книги, респект, с.прокофьева, эсмерология

15:35 

«Бессильные мира сего», С. Витицкий (Борис Стругацкий)

«Бессильных мира сего» я взялся читать с опаской. Последняя книга последнего из братьев... одна из последних, ранее мной не читанных. А вдруг БНС исписался? Тем более, витали слухи, что его сольное творчество заметно уступает книгам, к которым причастен АН. Говорили также, что «фандом последнюю книгу не принял». Кроме того, я знал, что в одиночку Борис Натанович писал уже не о будущем, и даже не об альтернативных мирах, наподобие «Града обреченного», а об актуальной российской реальности постсоветского образца. А у меня к этой реальности давно сформировалось устойчивое отвращение.

Ну и наконец мне сложно было представить творчество Стругацких в отрыве от привычного фона советской эпохи. Всё-таки, как ни эволюционировали их книги за 30 с лишним лет совместной работы, основная их направленность всё равно оставалась увязана с советской идеологией — сначала как её перспектива, затем как вариация, лучшая альтернатива, позже как полемика с ней и, наконец, яростное и едкое отрицание. Характер связи менялся, но связь оставалась всегда. И сверхпопулярность Стругацких тоже была возможна только в закрытом вакууме Советской страны. На Западе книги АБС воспринимались едва ли не как бульварное чтиво, приключенческие боевики-однодневки. В России времён поздней перестройки объявленная гласность фактически заглушила последние АБС-книги: среди хлынувших потоков ранее запретной, невозможной информации, публике стало не до творческих изысков гениальных братьев.

Вот с такими примерно мыслями я приступил к «Бессильным мира сего». В целом чтение шло туговато — сквозь первые две трети книги я продирался медленно. Местами становилось интересно, словно включался моторчик, хотелось узнать, что же дальше. Но следом натяжение спадало, повествование расползалось в разные стороны, сюжет ветвился, и поначалу не удавалось понять, какие из этих ветвей тупиковые, а где магистральный ствол. Текст местами казался затянутым, избыточным.

Впрочем, до сих пор мне у Стругацких скучной показалась лишь одна книга — знаменитая «Улитка на склоне» (точнее та её часть, которая про Управление, ибо линия Атоса-Сидорова была мне уже знакома по роману «Беспокойство»). Однако «Бессильные» до тягомотности «Улитки» не дошли. На последней трети роман наконец раскочегарился: выявилось ядро основных персонажей, прорезалась ведущая сюжетная линия, свелись к минимуму лирические и прочие отступления.

Правда, герои пока ещё не цепляли. Казалось, что все они не только «бессильны», но и чужеродны прежнему творчеству Стругацких: вместо блистательных идеалистов «Полудня» населением «БМС» оказались безвольные, серые, вялые, угасающие в собственной старости и окружающем мраке усталые люди, разочаровавшиеся не только в былых идеалах, но и в самой жизни.

Антураж очень к этому подходил. Поначалу мне вообще резала слух ненормативная лексика, грязь словесная и житейская. Мелькала давняя крамольная мысль, что снятие цензуры не всем авторам пошло на пользу. Мешало обилие персонажей с их многочисленными прозвищами, вариациями имён, запутанной системой фактов «кто каким сверхъестественным талантом обладает» и «кто кому кем приходится»: складывалось ощущение головоломки, решать которую почему-то не тянет.

Затем вдруг произошло что-то незаметное, и — чернушности в антураже сразу стало меньше, у персонажей, казавшихся до сей поры безразличными эгоистами, вдруг прорезалась взаимовыручка, всплыли старые знакомые темы Стругацких — Наставничество-Учительство («Полдень», «Жук», «Волны», «Град»), нерешённый вопрос о пользе вмешательства в чужую судьбу и в судьбы мира («ТББ», «ЗМЛдКС», «ОО», «ПкБ», «Малыш», те же «Жук» и «Волны»), о границах человечности («Отель», «Стажёры», «Пикник», «Волны», «Хищные вещи века»).

И уже после финальной сцены, когда клубок сюжетных линий эффектно развязался, а всё непонятное удалось прояснить при помощи интернета, — впечатление от «Бессильных» само собой как-то обрело стройность в моей голове, и мне стало ясно, что ведь это — роскошная книга. Может, конечно, и не в числе самых-самых среди творчества АБС, но уж точно не худшая, не провальная и отнюдь не бездарная.

Более того, даже по настроению она не упадническая (хотя многие ей это ставят в вину). Общее настроение: ничто ещё не дорешено, и поражения не окончательны, и столько всего предстоит ещё сделать...

Если сравнивать с другими книгами Стругацких, то по антуражу «БМС» больше всего напомнила мне «Дьявола среди людей» — тоже одиночную книгу, но старшего из братьев. Там тоже обстановка крайне мрачная и реалистическая, безмерно далёкая от утопических картин. Правда, там, чётко и сразу, обозначен центральный герой, и на него с самого начала направлено сопереживание читателя. В то время как в «БМС» главный герой вырисовывается лишь ближе к середине, постепенно обретая чёткость очертаний и масштаб на фоне второстепенных фигур.

Как и в «Дьяволе» (и в большинстве «серьёзных» произведений Стругацких), в «БМС» почти нет юмора. Зато по количеству цитат и отсылок — этот роман явно выходит на первое место, соперничая лишь со «Страной багровых туч». Впрочем, в «Стране» цитаты тоньше встроены в основной текст; в «БМС» же автор даёт их впрямую, практически без огранки.

Стилистически я бы отметил ещё злоупотребление скобками — они встречаются почти в каждом абзаце, часто по многу раз. Впрочем, это мелочь.

Вязкость сюжета «БМС» — пожалуй, на уровне «Хромой судьбы», но ниже, чем у «Гадких лебедей», где мне очень долго вообще было непонятно, кто есть кто и чего хотят все эти люди.

Сильно не понравилась мне зверская сцена в самой первой главе. Однако зверств хватало и в прежних книгах Стругацких, достаточно вспомнить Арканар из «ТББ» или «Град обреченный».

Заодно сомнение вызывает сам метод, которым главгерой «БМС» решил подстегнуть нерадивого ученика. Тут по аналогии (или скорее по контрасту) вспоминаются «Фальшивые зеркала» Лукьяненко, где на то, чтобы вывести героя на новый уровень, хватило одной пощёчины.

Ещё в «БМС» меня поражала современность лексики — например, клише из рекламных слоганов, которые у меня самого до сих пор на слуху. Такой современности как-то не ждёшь от классика: это примерно как если бы Пушкин «заговорил» на олбанском. Местами впрочем было ощущение, что это хоть и современность, но уже вчерашнего дня: ходовые клише быстро устаревают. Однако и в этом ничего страшного нет — Стругацкие всегда были камертоном актуальной реальности.

* * *

...В завершение скажу о грустном, хоть к «БМС» это имеет весьма косвенное отношение. Зашёл я на официальную страничку Стругацких, где раньше хранились их книги в открытом доступе, и обнаружил вместо книг — текст письма двух наследников, по одному на каждого из Братьев. А в письме сказано, что отныне доступ к книгам АБС будет платным. Мотивировка дана невнятная: мол, БНС распоряжений на сей счёт не оставил, но много думал над этой проблемой и даже подписал когда-то письмо в защиту авторских прав в интернете. И вообще некрасиво, когда одни люди приобретают книги за деньги, а другие придут и скачают бесплатно. Заканчивается письмо угрозами преследований.

Мой вывод прост: наследниками движет обычная корысть. Причём корысть неумная. Потому что, к примеру, я в интернет заглянул не за тем, чтоб читать корифеев бесплатно. Книги таких авторов как Стругацкие я всегда покупаю в бумажном варианте, чтобы они всегда были под рукой и чтобы читать их можно было «с чувством, с толком, с расстановкой», а не прыгая глазами из файла на мониторе в соседнее окошко, оттуда на дайри, из дайри в аську и т.д. Хорошая книга требует внимания, и грех разменивать её об интернет. В интернет же я лезу просто уточнить ту или иную цитату или бегло вспомнить какой-нибудь эпизод, деталь, ускользнувшую из памяти, — в бумажной книге такие вещи искать труднее.

Что же касается Бориса Натановича, то он, конечно, мог защищать права других авторов, но распространению книг АБС он никогда не препятствовал. И даже на заимствование героев и реалий из своих с братом произведений всегда давал добродушное разрешение.

Посему, мне кажется так: кто знает толк в Стругацких, тот и так их книги покупал. А кто не знает, и потому просто скачивал по случаю, теперь просто махнёт рукой и покупать всё равно не станет. Выигрыш для наследников — ноль. Только множество новичков, которые могли бы проникнуться мирами Стругацких, сами стать в чём-то лучше, да заодно и влиться потом в число покупателей, если уж на то пошло, — теперь пройдут стороной.

Вот и получается: сколько сказано Братьями о воспитании человека будущего, о бескорыстии, идеалах и т.п., — а собственные дети их оказались обычными мелочными мещанами, оскудевшими умом и талантом, и способными лишь паразитировать на наследии великих родителей. Детей этих не мне судить, но вот то, что Теория Воспитания не сработала, — действительно жаль, ибо тогда и миры АБС оказываются несбыточными.

@темы: впечатления, книги, респект, стругацкие

20:02 

«Путешествие Алисы» и «Тайна третьей планеты»

Смотреть мультик сразу после книги оказалось неудачной идеей. Сам по себе мультфильм очень неплох, но бросаются в глаза сокращения по сравнению с книжной версией — два капитана вместо трёх, совмещение Зелёного и Полоскова в одном персонаже, отсутствие планеты Шешинеру, единственный клюв у говоруна и прочая утрамбовка.

Из отличий удачными показались имена капитанов — Ким и Буран — хотя и пафосно, в стиле годов аж 60-х, но всё лучше, чем «Первый, Второй, рассчитайсь». Другой маленький плюс — расширение роли звездолётчика Бауэра, который в книге упоминался лишь вскользь один раз, притом что на самом деле он связующий персонаж с другими книгами Булычёва.

Сам мультик я когда-то раньше уже видел, но явно неполностью и очень-очень давно. По крайней мере образы Весельчака У и Верховцева показались очень знакомыми. А вот индикатора я себе представлял по-другому — шарик на ножках, а не параллелепипед.

Книгу я тоже раньше читал, первый раз в 9 лет, и запомнилась она гораздо лучше, хотя тоже давным-давно не перечитывалась. Отчётливо помнилась алмазная черепашка, зеркальные цветы, склисс, планета роботов Шелезяка, прыжок Второго капитана, истребление говорунов, ошибка профессора на зверином рынке, где он чуть было не купил продавца. Смутно вспомнился эпизод с птицей Крок, шапка-невидимка, пропажа головастов, хищные кустики. Совсем забылась вводная история про золотые слитки, миражи второй планеты, «Синяя чайка», жена Первого капитана, охотившаяся на живую туманность.

Сейчас, при перечитывании, книга сохранила долю прежнего обаяния. Сюжет показался простеньким, наивным, но увлекательным, по крайней мере понукать себя, преодолевая зевоту пополам с антипатией, как при чтении «Убежища», мне не приходилось. Биологические рассуждения профессора Селезнёва, которые я в детстве принимал за чистую монету, сейчас показались явственным стёбом Булычёва над коллегами-учёными.

Тем не менее, по оставшимся с детства воспоминаниям, книга была гораздо ярче. То был настоящий детектив, страшный, загадочный и драматический. Кто и зачем погубил говорунов? Кто наслал эпидемию на планету роботов? Что случилось со Вторым капитаном? Удастся ли его найти, выручить? В детстве все эти вопросы волновали всерьёз, загадки были пищей для ума (в ту пору явно скудного), совпадения казались великой удачей героев, а не типичными роялями в кустах. Ныне же все тайны оказались, увы, предсказуемы, да и волноваться всерьёз за персонажей детской книжки уже не получается.

Любопытно, что знаменитая фраза — «птица говорун отличается умом и сообразительностью» — в книге ни разу не упоминается, источником её оказался мультфильм (в тексте же, напротив, Селезнёв подчёркивает, что говорун не очень умная птица, впрочем сам текст свидетельствует, что не очень умён скорее сам Селезнёв). Также мне ни разу не встретилось — ни в тексте, ни в мультике — определение «лже-Верховцев», почему-то прочно засевшее в голове.

Алиса в мультфильме показана скорее простушкой наивно-восторженного склада. В книге её образ сложнее: там Алиса — ребёнок с характером, девочка самостоятельная, отличающаяся смекалкой, кроме того настоящий друг и инстинктивный гений коммуникации.

Кстати, книга эта в своё время повлияла на наши с братом детские игры. Звучное словцо «паук-ткач-троглодит» мы использовали в качестве шутливой обзывалки-дразнилки. А планета Шелезяка с поголовно проржавевшим населением и единственным еле живым роботом, до последнего стоящим на посту, настолько меня впечатлила, что в честь этой планеты я назвал свою любимую вымышленную страну (в детстве мне нравилось играть в воображаемые страны). Название я, правда, откорректировал — частью для звучности, частью для конспирации — поэтому страна именовалась странным словом «Жэл». Потом появился воображаемый город Жэлсбург, позже переименованный в Жэлоград. Затем придумалось действующее в этой стране летоисчисление — вместо 1991-го года нашей эры там шёл год 2876-й. В общем, игра затянулась надолго, и даже, помню, в школе на уроках я дату в тетрадке писал по своему, двадцать девятым веком, вызывая недоумение учителей.

А недавно для одного из соавторских текстов мне придумался персонаж Синяя Чайка — хоть вроде и независимо от Булычёва, но, вполне возможно, что это подсознание подбросило удачное имя из глубин памяти.

...По поводу книги остаётся добавить ещё, что автор, похоже, сам запутался в личинах доктора Верховцева: в финале, когда уже все маски сорваны, осталось разночтение, кого же всё-таки видели Алиса и её спутники на планете имени Трёх Капитанов — настоящего Верховцева или его двойника.

В целом, мультфильм показался гуманнее книги. В нём нет издевательств над Третьим Капитаном, и намёк на возможную гибель Весельчака У не столь однозначный.

@темы: алиса, булычёв, воспоминания, впечатления, книги, мультфильмы, респект

10:51 

«День рождения Алисы» — книга и мультфильм

Эту книгу я прочёл с ощущением «надо же! незнакомый ранний Булычёв, да ещё про Алису! как же мне эта вещь раньше не попалась?»

И только в самом конце возникло смутное чувство узнавания: «а я ведь помню сцену опрыскивания космонавтов на космодроме, и добрую старушку припоминаю, и букет цветов от Громозеки в начале повести». Значит всё-таки повесть эту я когда-то читал... но ухитрился забыть почти полностью.

Вещица действительно приятная, всё же ранний Булычёв от позднего отличается кардинально.

После книги я посмотрел мультфильм, и на сей раз, в отличие от «Тайны третьей планеты», разочарования при просмотре не возникло. В самом деле, сокращений в мультике почти не оказалось, наоборот добавились новые эпизоды, которых в книге не было, и — редкий случай — добавления эти оказались удачны, ощущения инородности их в сюжете не возникло.

Некоторые моменты правда, хоть и не подверглись сокращению, но были изменены по сравнению с книгой. Удачной мне показалась находка с белыми бабочками, и с тем, что современная археологическая экспедиция тоже оказалась под угрозой чумы. В целом же мультфильм следовал книжному сюжету довольно точно.

Капитанша индейского вида мне не приглянулась. Но у неё был тот бонус, что её озвучила сама Наталья Гусева — главная «Алиса» советского экрана. Хотя для визуального образа капитанши я бы выбрал другой типаж — девушку светловолосую и не такую стервозную.

Начало мультфильма мне тоже сперва не понравилось: вульгарные школьники, злыдня-учительница, безликая рисовка персонажей в современном мультяшном стиле, оранжево-кислотные пейзажи. Сразу чувствовалось, что снят мультик уже в новое время (2009 год).

Если в «Тайне третьей планеты» сценаристы стремились изобразить людей идеального будущего — прекраснодушных до наивности, беззлобных, дружелюбных, — то в «Дне рождения» взяла верх другая концепция: пусть герои выглядят по-современному, став таким образом понятнее нынешним детям. Пусть сегодняшние школьники узнАют в них себя. Отсюда в образах появился цинизм, грубоватые шутки, чёрный юмор.

Казалось, каждому персонажу сценаристы постарались добавить хоть какой-нибудь изъян: профессор Селезнёв одержим своими зверями едва ли не до безумия, Алиса — трудный подросток, училка — злобная мымра, археолог Рррр — агрессивный сноб, капитанша — самодурка и стерва, а доктор — скрытый садист.

Впрочем, Алисе, как ни странно, новый образ подошёл даже лучше того, что был в «Третьей планете». В «Дне» Алиса — девочка сдержанная, немного одинокая, чувствуется, что ни одноклассники, ни родители до конца её не понимают, и ей от этого тяжело. Обаянию Алисы поспособствовала и прекрасная озвучка в исполнении Яси Николаевой.

Внешность Алисы, благодаря короткой стрижке, вообще оказалась каноничнее, чем во всех предыдущих воплощениях. Такая стрижка у неё в текстах самого Булычёва, но на классических рисунках Евгения Мигунова этого не видно, равно как и в «Гостье», «Третьей планете» и особенно в «Ржавом генерале».

Раздражение же, вызванное поначалу образами остальных персонажей, довольно быстро рассеялось.

Хорошо получился Громозека. Он сильнее всех прочих «преемственных» героев похож на самого себя из «Третьей планеты». И озвучка местами трудноотличима от ливановской из того же мультфильма.

Интересным показан мир Колеиды столетней давности: как пишут в отзывах, явный гротеск на Советский Союз то ли 1930-х, то ли 1960-х годов. Правда, здесь сценаристы перестарались с негативом — большинство колеидцев, встреченных Алисой и её спутником, оказались людьми неприятными (демонический пастух, живодёры-охотники на кошек, охранники, полицейские, кондукторы...). Невольно напрашивался вопрос: если вся планета такая гадкая, надо ли её спасать?

Зато большое удовольствие мне доставил шрифт Колеидского языка, так что я поминутно останавливал мультик, чтобы расшифровать ту или иную надпись, вывеску или газетную передовицу. Заметно однако было, что единство шрифта выдержано не везде, на некоторых надписях алфавитный принцип был упрощён.

В общем же, я считаю, и книга, и мультфильм — вполне достойные произведения «Алисианы».

@темы: булычёв, респект, мультфильмы, книги, впечатления, алиса

23:18 

Народный сход на Манежной

Были мы сегодня с Из Дикого Леса Дикая Тварь на митинге в поддержку братьев Навальных, он же народный сход, он же несанкционированная акция в поддержку всего хорошего против всего плохого.

Основные мои впечатления такие:

1. Народу было мало. Думаю, в общей сложности не больше 2–3 тысяч человек.

2. По сравнению с прошлым митингом, в котором я участвовал (а было это сразу после выборов мэра Москвы в сентябре 2013 года), народ сделался злее, целеустремлённее. Меньше стало веселья, шуток, всеобщего добродушия.

3. Но, учитывая уменьшение числа протестующих, нынешнее озлобление можно квалифицировать как маргинализацию протеста.

4. Вместе с тем, даже маргинализованный протест всё ещё не настолько радикален, чтобы кого-то свергать или даже всерьёз помыслить об этом.

5. Помимо привычных уже кричалок ничего примечательного на сегодняшнем митинге не было. Разве что только привнесли некоторую движуху ряженые «казаки», сновавшие «паровозиком» сквозь толпу с явным желанием спровоцировать драку.

6. Если в начале массовых митингов в декабре 2011 года казалось, что народ наконец прозрел, осознал, что за шушера сидит в Кремле, и готов положить этому конец, то теперь ощущение противоположное: тех, кто понимает, что творится в стране, и кому это небезразлично, — осталось очень-очень мало. Основная же масса народонаселения погрязла в каком-то нескончаемом крымнаше, предновогоднем оливье и прочем бытовом анабиозе, свидетельствующем то ли о затмении мозга, то ли о полном его отсутствии.

7. Так что мысли мои на сей счёт невесёлые и примерно соответствуют известному стихотворению классика:
Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.


8. Зато к Навальному я проникся уважением после его отчаянного и смелого поступка. Когда человек в безнадёжной ситуации, рискуя загреметь в тюрьму на долгие годы, тем не менее выходит на площадь, потому что там собрались люди, пришедшие поддержать его самого и его брата, и он просто не может позволить себе отсиживаться в тепле и уюте — в этом есть что-то одновременно и несгибаемо-патетическое, и очень человечное.

Пожалуй, это и есть самая наглядная противоположность той бессердечной слякоти, которую являет собой Путин и весь его чекистско-воровской режим.

@темы: впечатления, дегенерация, жутко-паффосный-пост, неполиткорректное, политика, размышление, реал, респект, стихи

03:11 

Три толстяка, пост № 1

Эту книгу я в детстве тоже очень любил, хотя, помню, попала она мне в руки довольно поздно — лет в 8 или 9. На тот момент я уже по многу раз успел перечитать сказки Волкова, Носова, Лагина, Трэверс, Лингдрен, Родари и т.д. и т.п. А «Трёх толстяков» мне всё никак читать не хотелось, потому что название совершенно меня не прельщало.

Мама, вручая мне эту книжку, предсказала: «Тебе понравится». Я с неохотой взялся, подумав про себя: «Что ж хорошего ждать от книги с таким дурацким заглавием?»

Но мама оказалась права. «Три толстяка» вошли в число моих любимых сказок. А немного позже, но тоже ещё в начальной школе, меня совершенно очаровал фильм по этой книге. Первый раз я увидел его на большом экране, в ДК подмосковного города Ногинска, мы смотрели его всей семьёй, даже с дедушкой и бабушкой (что само по себе было редкостью), и после фильма у меня осталось ощущение чуть ли не восторженное.

Но пик симпатий к сказке Олеши был ещё впереди. По-настоящему меня на ней «заклинило» лет в 15–16, притом что к другим сказкам я в тот период стал уже понемногу охладевать: они, конечно, ещё радовали, но в основном по старой памяти, без прежнего увлечения. А вот сказка про Суок, Тибула, Просперо и доктора Гаспара — с годами словно набирала силу и обаяние.

Ну а потом случился долгий перерыв. Помню, я хотел перечитать «Трёх толстяков» осенью 1998 года, когда в стране бушевал политический и экономический кризис... но что-то мне помешало. И затем многие годы я всё откладывал возвращение к этой книге, надеясь дождаться того состояния души, которое, как в 15 лет, было бы созвучно её тональности.

Однако осознав наконец, что так можно всю жизнь прождать понапрасну, я взялся перечитывать «Толстяков» в нынешнем августе. Правда, было у меня опасение, что сказка «рассыпется» — покажется с нынешних моих взрослых позиций пустой и нудной, а былое очарование растает без следа. Такое у меня не раз случалось с другими детскими книгами, взять хоть ту же Токмакову или рассказы про Зоков и Баду.

Однако ж нет! Хотя отдельные эпизоды и показались мне теперь непривычно краткими, всё-таки сказка Олеши осталась неподвластна времени. Она по-прежнему та самая, настоящая)

А для меня один из признаков настоящей книги — когда, закрыв последнюю страницу, ещё долго думаешь только об этой книге, о её героях, и на многие дни пропадает желание читать что-то иное... И ещё, несмотря даже на счастливый финал, всё равно на душе грустно, потому что хочется в этот мир, хочется продолжения, а его нет и быть не может...

Заодно я понял, почему «Три толстяка» сильнее всего понравились мне не в детстве, а в тинэйджерском возрасте. Всё очень просто. В детстве меня привлекали миры благополучные, устойчивые, яркие и позитивные — Волшебная страна Волкова, Носовский «Незнайка», «Карлсон», «Винни-Пух», «Мэри Поппинс»...

Сказки «тёмные» нравились мне меньше — «Нильс» Сельмы Лагерлёф, «Питер Пэн» Барри, «Алиса» Кэррола, лучшие вещи Андерсена... В них чувствовалась незащищённость героя, одиночество, затерянность в огромном, опасном и не слишком-то дружелюбном мире... Эти книги я так и не смог по-настоящему полюбить.

Но в обоих этих литературных пластах — сказочный мир крепок и фундаментален. Только в первом пласте — мир словно бы выступает на стороне героя, а во втором — мир безразличен к герою или враждебен ему.

А в «Трёх толстяках» — всё по-другому. Сам мир там зыбкий, шаткий, непрочный. Он балансирует на тонкой грани между светлым и тёмным, и одновременно — как та взорванная башня, с которой упал доктор Гаспар — на последней черте перед крахом, катастрофой. И кого постигнет эта катастрофа — до самого финала не ясно, чаши весов склоняются то в одну, то в другую сторону. Может быть, рухнет старый мир Толстяков, а может, восставший народ со всеми своими героями отправится прямо на плаху.

И настроение в книге столь же контрастное, нестабильное — через весь сюжет сквозит какая-то весёлая отчаянность. А потому и герои живут как будто взахлёб, на полную катушку, ежечасно рискуют, мчатся словно наперегонки со смертью, но не перестают при этом оставаться людьми. Тибул, едва спасшись от гибели на Площади Звезды, весело смеётся над изумлением тётушки Ганимед. Суок, попав во Дворец Толстяков с тайным поручением, обращает внимание не только на грозящую отовсюду опасность, но и на пирожные наследника Тутти. Доктор Гаспар, потерявший вверенную ему куклу, чуть не сходит с ума от отчаяния, ибо пропажа сулит ему верную гибель, но следом, преисполнившись мрачной торжественности, принимается искать трактир, чтобы хорошенько поужинать.

А сами Толстяки, чья власть висит на волоске, — куда сильней, чем народного мятежа, боятся гнева наследника Тутти, чью куклу изувечили гвардейцы. Казалось бы, в такой обстановке жестокие правители могли бы плюнуть на слёзы ребёнка с его смешным детским «горем», — но нет! Вся государственная машина приводится в движение, и вот уже скачут чиновники с военными на поиски всезнающего доктора Гаспара, чтобы он исправил повреждённую куклу.

А чего стОит сцена с оружейником Просперо, когда богачи, желая поглумиться над узником, обречённым на смерть, затребовали его пред свои ясны очи, — и Просперо, один против всей этой массы, вогнал их в панику несколькими фразами — так, словно не они ему, а он им выносит приговор.

Или снова тот же Тибул — решивший пройти по проволоке над Площадью Звезды — наперекор пулям гвардейцев!

Вот эта отчаянность как раз и была мне близка в 15 лет.

Именно такой мир, и именно такие герои — которые на пределе сил, которые вопреки всему, — и именно такое время, когда в воздухе витает привкус безысходности, ощущение последних дней, времени, утекающего сквозь пальцы стремительно, и вместе с тем безудержного веселья, праздника, карнавала.

Есть в этом ощущении что-то от пира во время чумы, только вместо бесцельности и глупого пафоса — устремлённость к мечте, к прекрасной сияющей цели, ради которой не жалко пожертвовать всем.

В реальности, сам я, конечно, ни на что подобное никогда способен не был, но может быть именно поэтому такая атмосфера всегда влекла меня в книгах и фильмах.

@темы: воспоминания, впечатления, книги, мелочи из сказок, респект, три толстяка

16:27 

Три толстяка, пост № 2

В общем, перечитав после огромного перерыва «Трёх толстяков», я вновь пришёл к тому же выводу, что и раньше: для меня во всей детской литературе эта книга уступает только сказкам Волкова.

Если же Волковский мир как величину незыблемую вынести за скобки, тогда сказка Олеши оказывается вне всякой конкуренции. По своему драматизму, атмосфере, характерам, тонкой лирике, эмоциональному отклику — это абсолютное попадание «в яблочко».

Тем удивительнее мне показался отзыв Лидии Чуковской:
«...есть в этой книге один недостаток, чрезвычайно существенный. <...> "Три толстяка" – холодная книжка. Она занимает, но не трогает. Читатель не заплачет над ней, как плачет над "Принцем и нищим", и не засмеется, как смеется над "Приключениями Тома Сойера". Суок – героиня книги – сероглазая, лукавая и мужественная Суок, все-таки кукла, а не живая девочка. Читатель жадно следит за всеми перипетиями сюжета, но сердце у него не сжимается даже тогда, когда Суок отправляют на казнь.

В чем же литературная природа этого странного холода, исходящего от книги?

В том, по-видимому, что, мир, создаваемый Олешей в "Трех толстяках" ... – это мир вещей, а не мир человеческих чувств. <...> "Три толстяка" будто нарочно для того и написаны, чтобы все вещи, всех животных, всех людей сравнивать с животными и с вещами. <...> "Целые кучи людей падали по дороге. Казалось, что на зелень сыплются разноцветные лоскутки" (стр. 7); "Теперь высоко под стеклянным куполом, маленький, тоненький и полосатый, он был похож на осу, ползающую по белой стене дома" (стр. 15).

Зрительно, внешне, все это, вероятно, так и есть: падающие люди похожи на лоскутки, человек в полосатом костюме похож на осу. Но ведь люди эти падают, пораженные пулями героев, человек, идущий под куполом, совершает геройство – зачем же автор видит их только извне? Исключительно живописная точка зрения тут едва ли уместна. Если раненые люди кажутся автору похожими на разноцветные лоскутки, то, по-видимому, гибель их не особенно задевает его; неудивительно, что и читатель остается равнодушен к их гибели.
»
www.chukfamily.ru/Lidia/Publ/olesha.htm

У меня позиция Лидии Чуковской вызвала явственное недоумение. Мне-то наоборот казалось, что визуально-отстранённый описательный стиль Олеши только усиливает невероятность происходящего, нагнетает жуть. Это примерно как если в комнате из-за каких-нибудь пугающих событий повисает напряжённая тишина, и тогда внимание само собой переключается на всякие мелочи, становится слышно, как жужжит муха у стекла или скребётся жучок в уголке...
Странно, как можно было этого не понять.

Вообще стиль Олеши при нынешнем перечитывании мне особенно бросился в глаза. Пожалуй, такую писательскую манеру можно разложить на следующие компоненты:

1. Предельная лаконичность: короткие рубленые фразы, простые предложения, крайне высокая смысловая насыщенность на единицу текста.

2. Метафоры: яркие, внезапные и притом достоверно-убедительные сравнения, разбросанные по тексту в огромных количествах.

3. Длинные однородные перечисления: «Здесь были бедные жители окраин: ремесленники, мастеровые, продавцы ржаных лепёшек, подёнщицы, грузчики, старухи, нищие, калеки»; «Они собрали целую труппу: фокусников, укротителей, клоунов, чревовещателей, танцоров...»; «все несчастные, обездоленные, голодные, исхудалые, сироты, калеки, нищие, — все идут войной против вас, против жирных, богатых, заменивших сердце камнем...»

Необычность метафор мне помнилась ещё со школьных лет, но то что их столько — я заметил лишь сейчас. Равно как и то, насколько они поразительны и метки.

Правда, в тех же метафорах мне видится и предвестие грядущего заката этой книги. Упомянутые Чуковской вещи (альфа и омега любой метафоры), да и сам сказочный антураж — все эти кучера в котелках и с кнутами, франты, цветочницы, поварята, кареты, зверинцы, берейторы, соломенные башмаки, богачи на золотых носилках, гвардейцы с саблями, валерьяновые капли, суконные куртки — всё это видимо было вполне современно в эпоху Олешиной юности. Достаточно было выйти на улицу, чтоб увидеть всё это воочию.

Но сейчас, по прошествии многих десятилетий, мир изменился. На дворе цифровая постиндустриальная эпоха. Мобильники, компьютеры, mp3-плееры, автомобили, электропровода, айфоны, читалки, супермаркеты, небоскрёбы... Вещей в мире прибавилось, возросло разнообразие, но исчезла наглядность. Слова перестали быть зримыми. Городскому жителю теперь уже может быть невдомёк, как выглядит кочерга или веретено, на что похожи закопчённые ламповые стёкла или как вьётся шерсть у барашка.

А значит, лет через 20–30 сказочный мир «Трёх толстяков» станет совсем не понятен маленькому читателю. Реальность, списанная с натуры, почти что «своя», повседневная — сделается чужой, превратится в причудливый вымысел сказочника, усеянный туманными образами и эпитетами.

@темы: три толстяка, респект, мелочи из сказок, книги, впечатления, воспоминания

01:24 

Три толстяка, пост № 3

Хочу также отметить некоторые отличия от прежних впечатлений.

Во-первых, хоть я и знал давным-давно тайну дощечки Туба, мне только сейчас бросилось в глаза сходство Суок и Тутти, словно подчёркнутое автором при их первой встрече: серые глаза, особый наклон головы, одинаковый рост.

Во-вторых, мне почему-то помнилось, что Суок в роли куклы пробыла во дворце как минимум несколько дней. Поэтому разоблачение мнимой куклы в первую же ночь стало для меня неожиданным. (Впрочем, такова видимо вообще особенность восприятия времени ребёнком; в детстве мне и по фильму «Гостья из будущего» казалось, будто Алиса проучилась в Юлькином классе несколько недель, а то и месяцев.)

Затем, я почему-то был уверен, что наследник Тутти не только поймёт, что Суок живая девочка, но и «перейдёт на сторону народа», в том смысле, что посочувствует рассказам Суок о бедняцкой жизни, несправедливостях, угнетении богачами рабочего люда.

Однако в книге ни того, ни другого не встретилось. Да и в целом роль Тутти в книге показалась мне недовершённой, смазанной. В фильме (который я тоже пересмотрел на днях) действительно Тутти обнаруживает, что Суок не кукла. Однако никаких революционных намерений у наследника не прослеживается ни здесь, ни там, если, конечно, не считать таковыми попытку вступиться за осуждённую «куклу».

В книге эта попытка предугадана гипотетически и пресечена заранее, а в фильме, наоборот, обращена в одну из самых прекрасных и ярких сцен: раненный в самое сердце Тутти вместо ужаса или печали приходит в восторг, ибо сердце его оказалось живым, не железным.

Вообще фильм при пересмотре мне показался очень красочным и нетривиально дополняющим книгу, хотя, конечно, так сильно, как в детстве, уже не зацепил.

Но по крайней мере, в фильме исправлена серьёзная моральная нестыковка, на которую указывала ранее Из Дикого Леса Дикая Тварь. Оружейник Просперо, бежавший из Дворца Трёх Толстяков, в книге повёл себя, мягко говоря, не по-джентльменски: в решающий момент он словно забывает о своей спасительнице Суок, залезает в подземный ход первым, а девочку фактически бросает на растерзание врагам.

В фильме эта же сцена подана под другим углом: Суок, сунувшись в подземный ход первой, поддаётся смешной боязни темноты и сама пропускает Просперо вперёд себя, а дальше уже появляются гвардейцы в таком количестве, что решись Просперо вернуться, он уже не спас бы Суок, а просто получил пулю в лоб.

Впрочем, я не думаю, чтобы и в книге поведение Просперо подразумевало негативные толкования, к примеру, что он, мол, трус, или готов предать Суок ради высших революционных целей. Скорее тут имеет место простая авторская небрежность: одна из ступенек логического базиса ускользнула от внимания писателя.

Такое же ускользание встречается в книге и ещё раз — в сцене, где негр-Тибул прогоняет силача Лапитупа. И когда народ, признав Тибула, спрашивает его — «А почему ты чёрный?» — Тибул скромно отвечает: «Спросите доктора Гаспара Арнери».

Понимал ли Тибул, что одна эта фраза может стоить доктору головы? Ведь укрывательство опасного государственного преступника, да ещё и пособничество ему, тем более в такое тревожное время — верный путь на эшафот.

Но сказочная логика живёт по своим законам, и потому «оплошности» Тибула и Просперо вряд ли следует трактовать им в укор.

О фильме могу добавить ещё пару слов. Прежде всего — абсолютно блистательный образ доктора Гаспара в исполнении Валентина Никулина (жаль, что, судя по википедии, сам он эту роль не слишком любил). В облике доктора появляется что-то, прошу прощения, от осла, но ни в коем разе не в оскорбительном смысле, — скорее некая восторженность, и наивность, и безотчётная смелость, и мягкая, тихая доброта. Ещё Никулинский доктор Гаспар немного напомнил мне Паганеля.

Хорошо сыграли Рина Зелёная (тётушка Ганимед) и Алексей Баталов (Тибул). Прекрасен образ Тутти (Петя Артемьев). Суок в эпизоде, где она обзывает дураком генерала, посулившего ей смерть, – вообще бесподобна. Настолько сохранить достоинство в отчаянно-гибельной ситуации – далеко не каждому под силу.

С удивлением я заметил ещё, что патетика классовой борьбы в фильме оказалась сглажена по сравнению с книжным текстом. В книге Просперо перед лицом Толстяков произносит речь, от которой у слушателей кровь стынет в жилах: перед ними рисуется картина повсеместно выходящей из подчинения страны, надвигающейся и неостановимой волны революции. А в фильме оружейник демонстрирует лишь свою физическую силу, презрение к тюремщикам, и пророчит им скорую гибель без всяких растолкований: «Жрите ваш ужин! Завтракать не придётся.»

Это зрелищно, но тут нет столкновения идеологий. В книге же это дуэль двух мировоззрений — толстяковского и народного, дуэль настолько острая, что от скрестившихся идейных «шпаг» летят искры. Две антагонистические картины будущего схватились не на жизнь, а на смерть. Фильм ту сцену упростил.

В другом эпизоде фильма Суок уклоняется от просьбы Тутти рассказать о своей цирковой жизни. Хотя в книге именно здесь Суок живописует наследнику горькую долю и тяготы простонародья.

В итоге у меня возникло невольное ощущение, что сценаристы словно сами застеснялись революционного накала страстей, классовой ненависти, которой проникнута книга Олеши, – и решили сместить акценты в сторону водевиля, дабы не перегружать психику зрителей-детей. А может, – чтобы не сеять в их умах крамольных мыслей: ведь мало ли какие параллели с Толстяками могут возникнуть у добропорядочных советских граждан.

@темы: респект, мелочи из сказок, книги, кино, впечатления, воспоминания, булычёв, алиса, три толстяка

03:28 

Три толстяка, пост № 5

Вообще почитал я тут об истории создания сказки «Три толстяка» и в целом о жизни Олеши.

Про трёх сестёр Суок, про «Дружочка» и «Ключика», про Валечку Грюнзайд, которой было посвящено первое издание сказки и которая не смогла оценить ни авторский гений, ни его любовь.

Грустно всё это. И жаль, что Олеша фактически на самом старте, на взлёте покончил с литературой.

Как сказал о «Трёх Толстяках» Дмитрий Быков: «Это именно сказка начитанного мальчика, революционная по духу, романтическая по антуражу; Олеша написал одну такую вещь, а мог двадцать пять».

В одном из имеющихся у меня изданий помещён портрет Олеши – уже пожилого, со строгим взором. Не знаю почему, но мне он всегда неуловимо напоминал Булата Окуджаву — и внешностью (хоть визуальное сходство не так уж велико), и, главное, какой-то особой щемяще-лирической тональностью, которая чувствуется и в песнях Окуджавы, и в «Трёх толстяках» (например, в вечерней сцене второй главы, где доктор Гаспар приходит в себя после разгрома восставших).

А может, сходство ещё и в том, что «цитадель» Окуджавы – пешеходный Старый Арбат с его фонарями под старину – словно брат-близнец Дерибасовской улицы в Одессе, городе, где вырос Олеша, и реалии которого угадываются на страницах «Трёх Толстяков».

Хотя, к слову, Окуджаву я недолюбливаю. За малым исключением, его песни слишком пронзительно-трагичны. У Олеши же трагическая тональность уравновешена сценами праздничными, героическими, внезапными поворотами сюжета, драматичной, но счастливой развязкой. А Окуджава словно застыл в своей обречённости, напоминающей прижизненную смерть.

Впрочем, и у Олеши не везде можно встретить «поворот к свету». Помню, ещё в детстве меня совершенно поразил его маленький рассказик «Альдебаран»: про любовь старика, безнадёжную и какую-то смиренную, и про жестокость юности, несправедливость. И тоже, как и в «Толстяках», о противопоставлении старого мира и мира нового революционного. Только в рассказе новый мир — отчётливо фальшив и бездушен. А старый — слишком слаб и эгоистичен, и потому обречён на тоскливое и жалкое умирание.


Юрий Олеша


Булат Окуджава

Об Олеше, «Трёх Толстяках» и прототипах Суок — в интернете множество ссылок. Приведу хотя бы некоторые:
gazeta.aif.ru/_/online/dochki/294/28_01
www.odessitclub.org/publications/almanac/alm_55...
portal-kultura.ru/articles/books/29472-tri-tols...
fai.org.ru/forum/topic/31330-tri-tolstyaka/?pag...
ps.1september.ru/articlef.php?ID=200303619
www.ytime.com.ua/ru/50/3400
www.rg.ru/Anons/arc_2002/1214/3.shtm

@темы: фото, три толстяка, респект, книги, впечатления, воспоминания

21:24 

Фильм «Превосходство» («Transcendence»)

Несмотря на некоторую унылость сюжета, фильм мне понравился. Точнее, понравилась развязка, близкая по смыслу к моему собственному мировоззрению. Ибо действительно уже надоела извечная тема о том, что развитие искусственного интеллекта неминуемо выйдет из-под контроля человечества и загубит весь мир, направив всю силу технологий во вред людям.

Только я не совсем понял, какие перспективы для главных героев подразумевает википедия. Мне их история показалась, увы, законченной.

И немного об актёрах. Джонни Депп смотрится очень молодо. Ребекка Холл — одна из моих любимых актрис, правда в этом фильме она скуповата на эмоции. Киллиан Мёрфи, к сожалению, не зажёг.

@темы: респект, прогресс, кино, впечатления

22:34 

Дилогия Лайлы

Хорошая новость) У Лайлы (Из Дикого Леса Дикая Тварь) в издательстве Бёркхаус вышла дилогия.

Первая книга — завораживающая антиутопия «Идол» о жизни поэта в тёмные времена.

Вторая книга — «Чернее, чем тени» — о революционерах, магическом кусочке мела и о странной девушке, умевшей незримо скользить между явью и сном.

Действие обоих романов разворачивается в вымышленном мире, в котором впрочем угадываются узнаваемые очертания СССР и России.


@темы: респект, прогресс, книги

15:54 

10.02.2016 в 11:09
Пишет Волчица Юлия:

101 год Владимиру Зельдину!
Что тут еще пожелать кроме ЗДОРОВЬЯ? :hlop: :hlop: :hlop:

afisha.mail.ru/theatre/news/46941/?from=mr_news

URL записи

@темы: респект, долгожительство, фото

22:53 

85-летие М.С. Горбачёва



Сегодня исполняется 85 лет Михаилу Сергеевичу Горбачёву. Я всегда относился к нему с симпатией. Он возглавлял страну во времена моего детства — в ту пору, когда я только-только узнал, что живу не просто где-нибудь, а в Советском Союзе.

Таким образом, из всех руководителей страны на моей памяти — Горбачёв был первым. И он же был последним главой государства, который не вызывал у меня отвращения (если не считать трёхдневного «президентства» Геннадия Янаева в период ГКЧП и наивных иллюзий в адрес Дмитрия Медведева, быстро испарившихся в 2008 году).

Сейчас, по прошествии почти 25 лет после провала перестройки и отстранения Горбачёва от власти, я склоняюсь к мысли, что направление реформ он в общем выбрал верное, но слишком поспешно пытался их реализовать. В итоге, «водитель не справился с рулём», процесс вышел из-под контроля, страна развалилась, а её останки попали в руки личностей ничтожных и недостойных.

Конечно, Горбачёв в свою бытность генсеком и президентом успел сделать немало ошибок. Это неудивительно, ибо действовать ему порой приходилось практически наугад, интуитивно, соответствующего опыта не было. И доверие населения он утратил довольно быстро. Оказалось, что народ может простить своим вождям очень многое — жестокость, несправедливость, пустые прилавки по всей стране, нищету населения, беспощадный каток репрессий; непростительна только слабость. А Горбачёв часто выглядел слабым. Неумелым, беспомощным, чересчур говорливым.

И другой «страшный грех» Горбачёва: он дал народу заглянуть в зеркало истории, а зеркало показало совсем не то, что приятно было увидеть. Оказалось, что не такие уж мы великие, не такие уж благородные, и много в истории есть моментов, мягко говоря, совсем не славных. И народ отшатнулся от зеркала, а к Горбачёву воспылал неприязнью.

Мне однако же очень жаль, что эксперимент Горбачёва завершился провалом. По сути ведь Горбачёв пытался найти третий путь — для страны и для всего мира. Он стремился избавить советское от совкового, коммунизм — от сталинизма. Я бы с удовольствием посмотрел на открытый миру обновлённый Советский Союз — сильный, справедливый, человечный, не врущий себе и другим.

Но «третий путь» оказался невостребован. Победили два традиционных полюса — капитализм и совок. В 90-е годы всё подмял под себя капитализм, а сейчас в России пышным цветом расцветает совок — в обнимку со старыми добрыми граблями, на которые уже столько раз наступали, но мало чему научились. Огосударствление экономики, отсутствие разделения властей, бесправие человека перед государством, пропаганда из телевизора, нелепые запреты, мантры о величии страны, ксенофобия, милитаризация, участие в зарубежных конфликтах и т.д. и т.п.

В каком-то смысле это закономерно, поскольку никакие проводимые сверху реформы не могут в одночасье изменить менталитет целого народа. А значит, порочный круг будет воспроизводиться вновь и вновь. Сколько потребуется времени, чтобы выбраться из этой трясины? Не ясно. Мировой опыт в этом отношении удручающий. Америке понадобилась сотня лет, чтобы от освобождения негров перейти к реальному равноправию. Во Франции, чтобы окончательно утвердилась республика, потребовалось 80 лет. Так что, если Россия не безнадёжна, быть может, идеалы перестройки восторжествуют к 150-летию Горбачёва. Как говорится, поживём — увидим :))


@темы: респект, размышление, политика, коммунизм

19:59 

Мой шеф)

Не устаю благодарить судьбу за то, что когда-то она свела меня с моим нынешним шефом) Среди множества его замечательных качеств есть чудесная способность ставить на место опрокинутый мир.

Когда на душе кошки скребут, настроение тусклое и кажется, что жизнь не удалась, шеф своим оптимизмом и мягким юмором умеет как-то исподволь разогнать тучи — и понемногу становится легче.

Мне бы в мои 35 лет обладать таким жизнелюбием, как он в свои без малого 88...

@темы: респект, реал, личное

02:37 

Концерт театра «ТеНер»

Были сегодня с фрау Рэтхен на концерте театра «ТеНер» (он же Музыкальный театр-студия Александры Нероновой).

Когда-то я уже писал, что крайне редко с кем-либо совпадаю в музыкальных предпочтениях. Тем удивительнее было встретить целый театральный коллектив, у которого, похоже, вкусы в музыке такие же, как и у меня. В программе концерта каким-то непостижимым образом хорошие песни чередовались с очень хорошими, а очень хорошие — с прекрасными. Плохих не встретилось вообще.

Имелись, правда, некоторые шероховатости у отдельных исполнителей, но общему впечатлению это не повредило.

В цифрах концерт выглядел так: 17 чередующихся солистов (которые во внесольное время превращались в участников хора); 40 песен; 2 отделения (по 20 песен в каждом); общая продолжительность чуть больше 2-х часов, не считая антракта.

Первое отделение было посвящено песням, прямо или косвенно объединённым тематикой революции и Гражданской войны. Второе отделение — песни эпохи Великой Отечественной.

Впрочем, тематика соблюдалась нестрого. Завершался концерт, в частности, песней «Дорогою Добра» из кинофильма про Маленького Мука. Звучали и песни иностранного происхождения, правда, в переводе на русский: «Bella ciao», «Марсельеза», «Аккордеонист» Эдит Пиаф. Было сразу несколько композиций из репертуара Булата Окуджавы.

Многие мелодии оказались мне вообще незнакомы, однако впечатлили настолько, что я теперь попробую найти их в интернете: «Колесо Фортуны», «Я — кочующий школяр», «Стены» и др.

И ещё хочется побольше узнать об этом театральном коллективе. Если репертуар концерта не случайный набор песен, а созвучен их мировоззрению, то это прямо росток надежды в нашем зыбком пассивном мире ))

@темы: статистика, совпадения, респект, реал, неомаксимализм, мелодии, коммунизм, генеральная линия, впечатления, тенер

04:50 

Солдатская_песня_@_Александра_Неронова



Не знаю, какое название правильнее, «Солдатская песня» или «Песня Хромого».

@темы: мелодии, респект, тенер

записки Чугунного Дровосека

главная