22:20 

Судьба Шотландии

По поводу референдума о независимости Шотландии... Решать, конечно, шотландцам, а мои симпатии всё-таки на стороне единства Великобритании.

Ибо, во-первых, назвать шотландцев угнетённой нацией никак нельзя.

Во-вторых, нет у меня оснований желать Великобритании распада, поскольку это давно уже не империя, тянущая щупальца по всей планете, а вполне образцовая современная республика (несмотря на формально сохраняющийся королевский двор).

А в-третьих (и в главных) — мне кажется важным, чтобы в мире сохранялись успешные примеры союзных государств, объединяющих разные народы на равноправной основе.

Если такая форма государственного устройства докажет свою эффективность и жизнеспособность, то повысятся шансы на воссоздание в каком-нибудь варианте Союза и вокруг России. Лично мне бы этого очень хотелось.

Пока же динамика скорее разочаровывающая: СССР развалился, Югославия распалась (причём отнюдь не мирно), Чехословакия цивилизованно «развелась», в Бельгии сильны центробежные тенденции, и даже в Европейском Союзе объединительный порыв прежних десятилетий почти иссяк.

@темы: политика, размышление

00:23 

14.09.2014 в 15:07
Пишет Волчица Юлия:

Выборы, выборы, кандидаты - .... (с) День выборов. Дубль два.
Сходили сегодня с утречка на участок, в родную школу. Повидала классную руководительницу, посмотрела в каких истинно гигантских масштабах идет фальсификация. Дело в том, что к нашему участку привязана военная часть. Но мы почему то думали, что они голосуют в обще-государственных масштабах. Типа за президента, Думу и т.д. А оказывается, и за Мосгордуму этих солдатиков, которым каждые три-четыре месяца указываешь как пройти от метро к военной части, гоняют голосовать.
Причем интересно голосуют: солдатик со своим паспортом подходит к тетечке, бюллетень на руки ему НЕ выдают. Офицер или ефрейтор этого солдата фиксирует и (папа слышал как сказал: Ну ты проголосовал, иди гуляй).
Вот такие у нас честные, открытые, фальсифицированные на глазах у изумленной публики, выборы :)))

Кто будет мне тут о честности распинаться?

Кстати про наших кандидатов: вчера с домов и деревьев всех поснимали, кроме того кандидата, который самовыдвиженец, но все знают, что единорос. Его повесили на доску объявлений (которая муниципальная и закрывается на ключ) и так на всех подъездах он и висит. Нарушение на лицо, но кого это колышет?
У нас ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ выборы. Америке и не снилось :)

ЗЫ: Люди подкованные, а скажите, нормально на экзит пулах, когда человек сказал за кого голосовал, требовать от него телефон, якобы для подтверждения, что экзит-пульщик это мнение не с потолка взял? Все время как меня опрашивали - ни разу телефон не брали. :fire:

"Культурная столица" в день выборов превратилась в какой-то "Бандитский Петербург". Ай-яй-яй.
www.newsru.com/russia/14sep2014/pitervote.html

URL записи

14:38 

Альтернативная социология московской мэрии

Зашёл я в преддверии выборов на портал «Активный гражданин», посмотреть, что там за голосовалки такие.

Портал этот, как подсказал интернет, разработан по поручению московского мэра Сергея Собянина. Суть портала проста (цитирую по сайту Инфоцентра Правительства Москвы):

«"Активный Гражданин" позволит проголосовать за тот или иной вариант развития столицы или решения какой-либо проблемы. Результаты электронных референдумов будут воплощаться в жизнь. На голосование еженедельно будут выноситься вопросы по актуальным городским темам, от транспорта и благоустройства территорий до здравоохранения и образования.»
www.icmos.ru/news/17292

Итак, захожу в один из опросов, посвящённый летним кафешкам. Что-то о том, что мэрия разработала единые стандарты открытых вернад. Читаю вопрос: «А как вы оцениваете изменение облика летних веранд?»

Смотрю варианты ответов для голосования:
1) Положительно, стало лучше
2) Положительно, но нужно сохранить возможность обустройства сезонного кафе по индивидуальным проектам
3) Не заметил(а) изменений
4) Затрудняюсь ответить

Так вот, мне очень интересно: а где вариант «Отрицательно»?
Если мне не нравятся эти бесконечные единые стандарты, которые мэрия внедряет где ни попадя? Если я против сплошной бюрократизации, при которой тонны бумажек и предписаний по любому поводу нарастают в геометрической прогрессии? Если я НЕ хочу, чтобы мэрия совала свой нос в те сферы жизни, которые её не касаются?

Мне, значит, надо выбирать между «просто положительно» и «очень положительно»? Или делать вид, что я затрудняюсь с ответом? Так я вовсе не затрудняюсь))

Но при такой «социологии» уже даже не удивляет красующаяся справа на том же портале колонка новостей с заголовком: «99% жителей Москвы проголосовали за единые требования для ограждений стройплощадок».

Рискну предположить, что 99% жителей Москвы вообще не слышали про этот портал, не то что там за что-то голосовать. Но даже если считать только голосовавших, то, при таком раскладе возможных ответов, цифра в 99% кажется даже скромной. Почему сразу не 146%?))

И последнее, что меня насторожило на этом портале: ни до ответа на опрос, ни после — нигде не высвечивается расклад голосов. В большинстве ты или в меньшинстве — об этом видимо можно будет узнать, только если результаты опроса попадут потом в колонку новостей, ту самую где 99%. Но, сдаётся мне, попадает туда далеко не каждый опрос.
А соответственно — пространство для махинаций безгранично.

UPD: Пришёл ответ по обратной связи на мою претензию:
«Добрый день!

В ближайшее время мы добавим функцию - "Добавить свой ответ" и "Отказаться от прохождения опроса". Спасибо Вам за активной участие в жизни города. Это частый вопрос от пользователей приложения, поэтому в скором времени эти варианты ответа будут добавлены.

С уважением,
Команда проекта Активный Гражданин
»

Вежливый тон, конечно, располагает) но, замечу, добавлять вариант именно отрицательной оценки — они по-прежнему не обещают))

@темы: политика, дегенерация, впечатления

14:01 

Ребрендинг сэра Джуффина Халли

Читаю свежего Фрая из новой серии «Сновидения Ехо». И там сэр Макс обращается к Джуффину на «ты»... *тройной фейспалм*

Нет, когда Макс так по-свойски общается со всевозможными леди, это очень даже миленько смотрится, тут я только за. Но с Джуффином... От этого же сразу рушится образ непостижимого всемогущего шефа. А на этом образе держалась вся серия «Лабиринтов», по крайней мере ничуть не в меньшей степени, чем на обаянии везунчика-недотёпы сэра Макса.

@темы: книги, впечатления, продолжательство

12:27 

Охота за голосами

Сейчас по городскому телефону позвонили какие-то странные люди...) Обратились по имени-отчеству. Я вначале подумал — может какие знакомые? Однако представились социологической службой, спросили известно ли мне о выборах 14-го числа [говорю, да] и знаю ли я адрес своего избирательного участка [говорю, нет].

Но тут, вместо того, чтобы, например, сообщить мне этот адрес или напомнить про «гражданский долг», — спрашивают (с живым интересом): «Так вы не собираетесь голосовать?»
Я говорю: в воскресенье решим.

На этом «социологическая служба» вежливо попрощалась.

Ощущение от этого «соцопроса» осталось однозначное: кто-то там явно присматривается, чтобы украсть голоса тех, кто не придёт на выборы.
Да и какая, в самом деле, соцслужба будет обращаться по имени-отчеству к случайному, казалось бы, абоненту?

Интернет подсказал, что телефонный номер, с которого был звонок, принадлежит Отделу благоустройства ОАО «ДЕЗ Обручевского района», и связан этот ДЕЗ с управой моего района.

@темы: впечатления, констатация фактов, политика

20:17 

09.09.2014 в 20:14
Пишет Волчица Юлия:

Так вот чего Кейт так торопилась со вторым! :)))
09.09.2014 в 20:01
Пишет Crisl:

URL записи

Шотландия: Я ухожу.
Великобритания: Нет, ты не можешь!
Шотландия: Я ухожу, все кончено.
Великобритания: ... Я беременна!

:vo:



URL записи

18:52 

01.09.2014 в 15:49
Пишет Волчица Юлия:

Про пробелы в образовании и кругозоре.
МИММЕЛЬШТОЙ И ЦЫЦКАРИДЖА

Я работаю с подростками на краткосрочных десятидневных курсах. Мои ученики - это учащиеся старших классов питерских школ (иногда попадаются школьники из других городов - из Москвы, например - их специально привозят к нам на занятия). Социальный срез - средний класс, дети законопослушных граждан, твердо стоящих на ногах (обучение - 10 занятий - у нас стоит как средняя зарплата по Питеру). В конце каждого курса, на 10-м занятии, мы проводим письменный опрос учащихся, где они отвечают на самые элементарные вопросы: как звали последнего русского царя, назови столицу Беларуси или Эстонии, кто написал "Песнь о вещем Олеге",с кем была ВО война и когда, назови три музыкальные группы и т.д. При этом учащимся говорится, что это небольшой тест на кругозор (в смысле на интеллект, -приходится уточнять, так как далеко не все знают, что такое "кругозор"). Да что там - какой-то "кругозор" -подавляющее большинство старшеклассников обнаруживают обескураживающую непросвещенность не только в реалиях окружающего мира, но не понимают смысла самых, казалось бы, обычных и простых слов..

В старшей группе из 15 человек ( возраст 14 - 16 лет) только двое знали значение слова "иждивенец", остальные отвечали на вопрос, кто это такой, так:" воин"," непослушный"," тот, кто живет один", "человек, который иждевал"," кто не подчиняется законам", "кто сбежал из тюрьмы", "кто нанялся к бандитам", "кто рано встает", "брет - именно так - брет сумашчечего" или просто "не знаю" - ставить прочерки вместо ответов им было запрещено. Я уже писала, что почти никто из школьников не понимают слова "навзничь" (на просьбу придумать словосочетание с этим словом пишут "дождь пошел навзничь", "пришел навзничь" и тд),практически никто не знает слов "кумачовый", "пунцовый"," бирюзовый","толченый", а вчера выяснилось, что так же точно практически никто в старшей группе , прошу заметить, не знает, что означает слово "попадья". На прямой вопрос "кто или что это такое" в ответ было напряженное молчание - пришлось предложить варианты ответов. Одна выбрала ответ "жена попа", остальные отвечали так:" это прорубь на реке", "яма на стройке", "след от пули". Причем второй вариант про яму выбрали сразу шесть человек. читать дальше
(с) www.facebook.com/redheadlg/posts/72897716050743...

URL записи

15:59 

28.08.2014 в 12:19
Пишет Emily Sm-t:

27.08.2014 в 07:26
Пишет киса в свитере:

мотиватор
26.08.2014 в 19:48
Пишет Tagarela:

Это я должна сейчас делать... Садись и пиши, пиши, ленивое жЫвотное!


URL записи

URL записи

URL записи

03:51 

27.08.2014 в 04:53
Пишет silent-gluk:

Прекрасный и яростный мир Арканара
Сегодняшняя статья утащена отсюда: www.ng.ru/ng_exlibris/2014-07-24/5_gopman.html?...

Прекрасный и яростный мир Арканара

Самой знаменитой книге братьев Стругацких – 50 лет


Владимир Гопман



В Арканаре пока все спокойно. Иллюстрация из книги

Передо мной первое издание повести Аркадия и Бориса Стругацких «Трудно быть богом» (в книгу вошла также повесть «Далекая Радуга»). В выходных данных значится: дата подписания в печать – 21 мая 1964 года. Значит, в книготорговлю тираж поступил на переломе лета и осени. Я купил книгу в конце августа, в книжном магазине около метро «Добрынинская» (сейчас на его месте находится «Макдоналдс»). Напротив магазина, через площадь, стояло здание, на торце которого тогда красовалось внушительное панно: две фигуры, мужская (кажется, с отбойным молотком на плече) и женская, осененные надписью «Мы строим коммунизм!». (Этот образец наглядной агитации, исполненный воистину «шкодливой рукой Остапа», был удален в 1990-х.)

читать дальше


URL записи

00:52 

27.08.2014 в 23:35
Пишет Alshio:

Я просто не могу не
Именно так я и продаю книги в магазине, именно так! :D


URL записи

17:35 

Коммунизм, часть 10

Проблема 11: догматизм

Особенность любой прогностической теории социального, экономического или политического свойства состоит в том, что в любой момент эта теория может разойтись с реальностью. Даже идеально работающая сегодня теория — завтра может дать сбой. И даже гениальный прогнозист способен ошибаться.

Жизнь не стоит на месте, постоянно появляется что-то новое, и в этих изменяющихся условиях зачастую выявляется неточность, неполнота или даже абсолютная несостоятельность тех теорий, которые ещё вчера казались непреложной истиной.

Марксизм не исключение. К примеру, Маркс предсказывал нарастание классовой борьбы между угнетателями (капиталистами) и угнетёнными (пролетариатом). В обществе должна была усугубляться поляризация: пролетариев должно было становиться всё больше и больше, пока наконец не накопится критическая масса для социально-политического взрыва. Этим взрывом должна была стать коммунистическая революция в крупных промышленных странах — Англии, Франции, Германии. А в силу прочнейших экономических и политических связей этих стран со всеми остальными — революция должна была вскоре перейти национальные границы и стать всемирной.

Предполагалось, что установленный после революции новый уклад, основанный на обобществлении хозяйствования и упразднении частной собственности, окажется эффективнее свободной конкуренции, бытовавшей в эпоху капитализма. Справедливое общество сформирует нового человека.

Но ничего этого не сбылось. Условия жизни пролетариата постепенно улучшились без всяких революций. Поляризация общества ослабла. Коммунистические революции происходили спорадически (Парижская коммуна во Франции, Октябрь 1917 года в России, восстание спартакистов в Германии), но они не были подкреплены достаточной массой пролетариата и потому в большинстве случаев окончились провалом. Там же, где коммунистический режим уцелел, пожар мировой революции всё равно не разгорелся, — взаимосвязь между странами оказалась недостаточно крепкой. Обобществление собственности не привело к изобилию. Социализм не только проиграл капитализму в экономике, но ещё и оказался чрезвычайно нестойкой формацией: вместо того, чтобы с годами наращивать мощь, он прогнил изнутри и развалился.

Здравомыслящий человек в такой ситуации задался бы вопросом: почему теория не подтвердилась практикой? В чём была ошибка теоретиков? Насколько эта ошибка фундаментальна? Т.е. можно ли её исправить, улучшив тем самым теорию, или вся теория в целом никуда не годится?

Однако наследникам Маркса крайне редко хватало смелости признать ошибку в расчётах. Учение Маркса-Энгельса, а затем и Ленинские цитаты стали восприниматься чуть ли не как Священное писание, сомневаться в котором недопустимо, а подчас и опасно.

Тем самым, теория превратилась в догму. Ленин ещё мог исправить какие-то несоответствия — например, убедившись, что «военный коммунизм» не работает, Ленин объявил переход к нэпу, но и то предполагалось, что это лишь временная уступка. Последователи же Ленина всё чаще старались подогнать реальность под негодную теорию, вместо того, чтобы теорию развивать на основе фактов.

Возникавшие при этом расхождения между теорией и практикой принципиально игнорировались, либо, когда разрыв становился уж слишком заметным, вопиющим, — этому подыскивались объяснения ложные, фальшивые, лишь бы только не ставить под сомнение привычные догмы («В стране голод? Виноваты кулаки и вредители, а не коллективизация»; «Рабочие на Западе уже обзаводятся автомобилями? Такого не может быть, это буржуазная пропаганда, на самом деле западные рабочие изнемогают от непосильного труда и скоро уже совершат революцию».)

Казалось бы, в такой принципиальной слепоте есть свои достоинства: люди упорно защищают теорию от нападок, хранят верность своим убеждениям. Догматизация бережёт теорию от разложения и распада, продляет ей жизнь на века.

Однако на самом деле всё наоборот. Теория при таком отношении погибает. Ибо, как известно, догма есть истина убитая и мумифицированная. А живая истина возможна только в развитии, в движении.

В догматизированной теории отрыв от реальности рано или поздно становится настолько кардинальным, что эту теорию перестают воспринимать всерьёз.

Применение же такой теории напоминает попытку открыть замОк не тем ключом. Человек настойчиво втискивает непригодный ключ в замочную скважину, пока в конце концов не сломается либо замОк, либо ключ.

Отсюда вывод: чтобы вернуть коммунистической теории жизнеспособность, нужно исправить ошибки, допущенные Марксом. И впредь избегать любой догматизации.

Гипотезы о том, как можно было бы осовременить учение Маркса, я изложу в следующих записях.

@темы: размышление, политика, ленин, коммунизм, идеи, философия

17:45 

Коммунизм, часть 9

Проблема 10: отсутствие правильных коммунистов

Эта проблема вплотную примыкает к предыдущей. Суть её в том, что даже среди людей, считающих себя коммунистами или позитивно относящихся к коммунистической идее, — большинство на самом деле смутно представляют себе, что такое коммунизм, и в глубине души являются сторонниками совсем иных идеологий.

Возьмёшь одного такого «коммуниста», присмотришься, — а оказывается, он имперец. Живой пример — писатель и журналист Александр Проханов. Ему важнее великая империя, православная святая Русь, и он рассматривает Советский Союз лишь как одну из форм реализации великой Руси.

Возьмёшь другого — он просто ностальгирует по временам своей молодости, когда деревья были выше, трава зеленее, а девушки благосклоннее.

Третий — скучает по стабильной зарплате и колбасе по 2.20.

Четвёртый — романтик революционной борьбы. Если революция вдруг победит, он сам не будет знать, что делать дальше.

Пятый — вообще расист. Помню, в 90-е годы мне встретилась листовка на столбе с лозунгом: «Наше дело правое, наша кожа белая, наше знамя красное!» Какое, спрашивается, отношение имеет цвет кожи к красному знамени?

И так далее. Найти человека, который верил бы именно в коммунистические идеалы, не перемешивал бы их ни с чем лишним, и притом сохранял бы приверженность здравому смыслу, гуманности и объективности, без которых, на мой взгляд, никакой коммунизм просто не существует (а точнее очень быстро вырождается в бредовое умопомешательство, садизм или враньё), — такого человека найти крайне сложно, почти нереально.

Но даже среди тех, кто разделяет все основные принципы коммунизма, — тоже царит полнейшая разноголосица. Каждый второй — мнит себя самым точным интерпретатором коммунистической идеи. Со стороны же такие претензии на идейное лидерство чаще всего смотрятся смешно и глупо, и уж точно не смогут объединить разрозненное коммунистическое движение в сколь-нибудь значимую политическую либо идейную силу. Такова, кстати, участь и моих нынешних набросков (хотя на полноценное воссоздание теоретической базы коммунизма они заведомо не претендуют, ибо слишком примитивны и ненаучны).

@темы: философия, размышление, политика, коммунизм, идеи

16:57 

22.08.2014 в 12:27
Пишет Долли Обломская:

Понравилось выражение из интервью (про типичный развод с миллионером):

"- Сказать, что судьи меня не слышат, наши доказательства не принимают, не хотят видеть подоплеку того, что происходит, значит не сказать ничего.
- Как вы думаете, в чем причина?
- Возможно, действует магия имени, влияния или даже магия цифр."

Т.е., чтобы в салонном общении не употреблять слово "взятка" и аналоги: "ах, это сработала магия цифр!"

URL записи

19:26 

20.08.2014 в 11:06
Пишет подвальный кот:

Мне только что на полном серьезе выписали доверенность на получение пятнадцати мамонтометров.

Я как увидел, чуть головой не заскорбел. Мгновенно представились репортажи у какого-нибудь ВВС: «В снежной тоталитарной Сибири кровавый режим обязывает каждого мамонта иметь персональный мамонтометр. Активисты «Гринпис» решительно протестуют по всему миру и готовят захват Сибирского Бюро Метрологии мамонтов имени И.В. Сталина. Госдепартамент США, опираясь на неопровержимые доказательства из социальных сетей, готовит новый пакет санкций против России, с целью освобождения мамонтов Сибири».

Представили? Вот и я, обмирая, представил. И указал бухгалтеру, выписавшему доверенность, на ошибку.

Поэтому поеду завтра получать пятнадцать скучных манометров. И никаких мамонтов. Эх. :nope:

URL записи

14:54 

Машина пятого поколения

Помню, Электроник в знаменитом детском фильме, представляясь, называл себя машиной 5-го поколения. В детстве мне эта формула была непонятна. И, поразмыслив, я пришёл тогда к выводу, что речь идёт о человеческих поколениях:

профессор Громов — первое поколение;
Урри и, скажем, родители Сыроежкина — второе;
сам Сыроежкин и его одноклассники — третье.

А Электроник — полумашина-получеловек, одушевлённый робот, из тех, что войдут в обиход у людей пятого поколения, т.е. в эпоху внуков Серёжи Сыроежкина.

@темы: воспоминания, детские заблуждения, кино, прогресс

12:52 

Коммунизм, часть 8

Проблема 9: Сталин и репутация

Это то, что в современной социологии, если не ошибаюсь, называется негативным рейтингом. У коммунизма как идеологии — негативный рейтинг очень высок. «Спасибо» Сталину и прочим «выдающимся деятелям» коммунистического движения.

Негативный рейтинг означает наличие жёстких, непримиримых противников. Тех, кто настроен категорически против данной идеологии.

Для сравнения, среди российской политической элиты индивидуальный негативный рейтинг очень высок у Жириновского, Зюганова, Чубайса, т.е. при соцопросах существенный процент людей заявляет, что за данную личность не проголосовал бы никогда и ни при каких обстоятельствах.

Это же относится и к коммунистической идеологии. Если бы, к примеру, речь шла не о коммунизме, а о каком-нибудь условном «тапулосизме», там негативного рейтинга бы не было. Была бы группа сторонников и существенная масса людей безразличных. Коммунизм же, в отличие от выдуманного мной тапулосизма, очень сильно скомпрометирован, отягощён тяжелейшим балластом совершённых во имя его преступлений.

Сюда же добавляется ощущение «отыгранной карты», появившееся после коллапса СССР в 1991 году. Т.е. люди, не вдаваясь в подробности, заведомо считают эту идеологию устаревшей и провальной.

И таких людей большинство, а особенно велика их доля среди правящей элиты. Для них любой намёк на реальное возрождение коммунизма или восстановление СССР — звучит так же дико, как предложения вернуть в России юлианский календарь, короновать президента, обуться в лапти, отрастить хвост и залезть на дерево, поближе к обезьянам. Коммунизм для этих людей — в лучшем случае прошлый век, к которому нет возврата.

Как ни странно, сторонники Сталина только усугубляют такое отношение. Ибо когда очередной современный сталинист начинает доказывать, что массовых репрессий не было, или их было мало, или они осуществлялись «за дело», или их можно извинить тем, что одновременно шёл экономический подъём, от сохи страна шагнула семимильно к атомной бомбе, и вообще время было такое, — у более гуманно настроенного человека просто вянут уши.

А если современный сталинист начинает ещё и высказываться, что неплохо бы сейчас тех-то расстрелять, этих-то подавить железной рукой, то-то запретить, то-то прекратить — речи эти помимо неприязни к данному сталинисту и Сталину среди среднестатистических современных более-менее образованных людей формируют также ощущение устарелости всего, что связано со Сталиным, с его методами, с коммунизмом, Советским Союзом и т.д.

Сказать, например, нынешнему подростку, что нужно запретить фильмы о Джеймсе Бонде и, скажем, мини-юбки, — так он посмотрит на такого советчика как на динозавра, выползшего незнамо из какого музея (и правильно сделает). Или предложить расстрелять всех либералов, мол, «в Китае же применяются расстрелы, например, к коррупционерам», — что ж, посмотрят как на Брейвика.

Если же речь заходит о том, что «предали великую страну», «продали родину злобным пиндосам», «пятая колонна осуществила жидомасонский заговор, а Горбачёв и Ельцин были агентами ЦРУ», — тут уже небольшое здравое зерно, содержащееся в подобных рассуждениях, полностью тонет в злобной паранойе, и тем самым лишний раз компрометирует коммунистическую идею. Ибо что хорошего в идее, которую защищают злобные параноики?

Объективности ради, отмечу, что среди сталинистов на самом деле немало людей добрых и порядочных, которые никаких преступлений в жизни не совершали и совершать бы не стали. Даже мои дед и бабушка до последних своих дней были сталинистами. Однако современное общество и, особенно, интеллектуальная элита подобную систему взглядов в большинстве своём отвергают категорически.

Решение этой проблемы мне видится в поиске новой терминологии. Скомпрометирована конкретная идея (коммунистическая), конкретные способы её воплощения (советский режим, маоистский, полпотовский), конкретные люди (Сталин, Ленин и т.д.). Но в основе этой идеи лежат принципы и стремления куда более древние, чем коммунистический манифест Маркса середины XIX века, и куда более чистые, чем застенки ГУЛАГа.

В основе лежит тяга людей к справедливости, к всеобщему равенству, к идеально-устроенному государству и обществу. Эти стремления гораздо старше понятия «коммунизм», более того, они присущи человеческой натуре. А значит, спустя какое-то время эти идеалы воскреснут, хотя и, возможно, под другими названиями. Правда, лично мне отказываться от слова «коммунизм» не хотелось бы, но, в конце концов, дело в сути явления, а не в его вывеске.

Мне также думается, что возрождение коммунистической идеи в обществе произойдёт тем скорее, чем быстрее прекратятся споры о Сталине и его роли в истории. Ибо Сталин, как бы к нему ни относиться, всё же элемент прошлого, причём всё более отдалённого, а коммунизм, как хочется надеяться, — идеология будущего. Ну а как говорил Страшила Мудрый, «стоя на месте, вперёд не продвинешься». Иными словами, пока нынешние коммунисты и их оппоненты спорят о Сталине, они так все и остаются в эпохе как минимум 60-летней давности, которая с каждым годом становится всё более замшелой и всё менее актуальной для новых поколений.

@темы: идеи, коммунизм, политика, размышление, философия

13:56 

Коммунизм, часть 7

Проблема 8: радикализм

Если же оставаться в пространстве политических партий и течений, то тут у коммунизма есть ещё одна серьёзная проблема. Дело в том, что по классическому разделению политического спектра на левых, центристов и правых, — коммунистические партии вполне справедливо причисляются к левым радикалам.

Коммунисты левее социалистов, которые в свою очередь левее социал-демократов, которые левее центристов.

Левее коммунистов — только т.н. «леваки», т.е. маргинальные крайне-малочисленные группы буйных революционеров и террористов, типа «Фракции Красной Армии» (РАФ), действовавшей в ФРГ в 1968—1998 годах и занимавшейся терактами и политическими убийствами ради высоких коммунистических идеалов. Де-факто это либо революционеры, опоздавшие со своими идеалами лет на 100 (и потому их деятельность воспринимается уже не как героизм, а как анахронизм и криминал), либо просто одухотворённые бандиты.

Соседство для компартии, откровенно говоря, невыигрышное.

Но проблема, разумеется, не в леваках, а в том, что нормально развивающееся более-менее обеспеченное общество никогда не голосует за радикалов. Общество западного типа, т.е. достаточно сытое и живущее десятилетиями без существенных потрясений, голосует всегда за центристов с тем или иным небольшим уклоном — маятник качается туда-сюда, и левоцентристы сменяются правоцентристами, а потом обратно.

В такой системе у радикалов (в т.ч. у коммунистов) — нет никаких шансов. Шансы появляются лишь на крутых поворотах, в острые кризисные периоды. Тогда да, к власти могут прийти левые радикалы (вариант Чили времён Альенде, правда там у власти оказались не коммунисты, а социалисты, но, говорят, социалисты в силу местной специфики были там даже радикальнее коммунистов), либо правые радикалы (вариант Германии 1933 года).

В остальное, более спокойное время — коммунисты могут прийти к власти лишь силовым путём, после чего им потребуется так или иначе избавиться от честных выборов, чтобы власть не отдавать, и далее см. Проблему № 7.

Впрочем даже честный приход к власти парламентским путём в кризисный период — тоже неминуемо ведёт к Проблеме № 7, поскольку, как только кризис окажется преодолён, радикальная идеология перестанет быть востребована обществом.

Либо же сами коммунисты в такой ситуации подвергнутся перерождению (о чём я подробнее скажу ниже), т.е. сместятся от радикальных позиций к центру и, значит, де-факто перестанут быть коммунистами, сохранив, быть может, только название.

@темы: идеи, коммунизм, политика, размышление, философия

14:30 

16.08.2014 в 13:36
Пишет Боцман с Утонувшего Брига:

16.08.2014 в 11:02
Пишет Askramandora:

Не могу рыжих котят не перепостить
16.08.2014 в 01:31
Пишет profileКиса Ванская :



URL записи

URL записи

URL записи

14:21 

Коммунизм, часть 6

Проблема № 7: несовместимость коммунизма с современной демократией

Современная демократия предполагает, что власть должна обновлять мандат доверия, полученный от народа, каждые несколько лет (где-то 4, где-то 5, 6 или 7). Т.е. происходят выборы, в идеале честные, в результате которых власть может смениться цивилизованным путём.

Однако не вызывает сомнения, что построить коммунизм ни за 4 года, ни за 7, ни за 14 — практически не реально. Тут речь идёт по самым оптимистическим прогнозам о многих десятилетиях, а по более правдоподобным — о веках, если не тысячелетиях.

При этом коммунизм является целью лишь для одного политического сектора — т.е. для собственно коммунистических партий. У всех остальных партий — социалистических, социал-демократических, либеральных, националистических, консервативных, республиканских, монархических, зелёных, христианских, исламских и т.д. и т.п. — конечные идеалы иные.

Если выборы не профанация, то легко может сложиться ситуация, что даже в том государстве, где власть принадлежит коммунистической партии, эта самая компартия обязана будет уйти в оппозицию, уступив власть другой политической силе.

Но разница в идеологии между коммунизмом и другими политическими течениями настолько фундаментальна, что смена власти потребовала бы слома всех существующих принципов устройства государства и общества.

В этом заключается важное отличие от, скажем, американской политической системы: там демократы преспокойно чередуются у власти с республиканцами, но чередование это не затрагивает основ общественного устройства. Изменения, привносимые победившей на очередных выборах партией, скорее косметические.

Проводя метафору с постройкой дома, можно сказать, что американские демократы дискутируют с республиканцами о том, какого цвета обоями обклеивать стены на 120-м этаже выстроенного небоскрёба, в то время как приход к власти коммунистов означал бы, что весь этот небоскрёб надо снести до основания, чтобы строить на его месте здание совсем иного архитектурного стиля и назначения.

Такие фундаментальные вопросы нельзя решать раз в 4 года. Иначе на месте стройки так и останется котлован. За 4 года возведут несколько этажей, затем власть сменится — и значит снова смена концепции, все этажи под нож, и заново, с чистого листа, по кардинально иному проекту придётся возводить дом, рискуя, что через 4 года он так же пойдёт на слом.

Но и упразднить выборы тоже нельзя, хотя это, возможно, многим кажется самым простым делом: «подумаешь, какие-то выборы, обходились же без них в прежние века, а потом наловчились успешно фальсифицировать».

Сложность в том, что, конечно, можно обойтись без реальных выборов (или ограничиться мухлежом) раз, другой, третий, сохраняя тем самым у власти компартию, но рано или поздно в таком обществе сформируется поколение людей, которое перестанет понимать, по какому праву компартия удерживает власть, на каком основании эта компартия ведёт страну к коммунизму и, самое главное, — чего ради самим людям прикладывать усилия к достижению той цели, которую они себе не выбирали.

Возникнет разрыв между правящей верхушкой и обществом. Верхушка будет высокопарно вещать о коммунизме, а общество будет мысленно слать эту верхушку к чёрту и заниматься вместо строительства коммунизма своими личными делами.

(Тут мне подумалось в шутку, что, возможно, более подходящим историческим периодом для построения коммунизма могла бы быть эпоха абсолютизма, века, например, 17-го, когда народ слепо подчинялся государю, веря, что власть его от Бога, а вера в Бога ещё была незыблема в массовом сознании. Попадись в ту пору коммунистически-настроенный король или царь, возможно в истории появился бы любопытный прецедент. Впрочем, такого царя, вероятнее всего, весьма оперативно удавили бы бояре, боясь лишиться сословных привилегий.)

Реально же, чтобы преодолеть эту проблему, нужно чтобы все партии политического спектра стали в основе своей коммунистическими, аналогично тому, как в США все мало-мальски влиятельные партии являются капиталистическими (хотя, может быть, и сами того не осознают).

Причём приобрести коммунистический характер партии должны не принудительным способом, т.е. не запретом и подавлением альтернативных идеологий, ибо запрет юридический не означает запрета в умах людей. Например, в СССР не было ни одной капиталистической партии, однако это не мешало поколению 70-х годов грезить о шмотках из-за железного занавеса, о джинсах и магнитолах, о музыке Битлз и прочих завлекалках «тлетворного Запада». Наоборот, запрет и труднодоступность придавали всему этому дополнительный шарм.

Фактически требуется, чтобы коммунизм стал чем-то бОльшим, нежели просто политическая платформа. Чем-то более глубинным, и значит не меняющимся при смене политических платформ. Но об этом я уже писал раньше: коммунизм должен стать наукой, доминирующим научным направлением, причём наукой достаточно точной, не гуманитарной, поскольку в гуманитарных науках всегда есть риск, что через 10 или 20 лет придёт новый мыслитель и все имеющиеся факты ещё более успешно опишет какой-нибудь новой теорией или трактовкой, кардинально отметающей наработки прежней теории (и тут произойдёт то же самое, что выборы делают в политике — тот же взрыв недостроенного дома).

А вот возможно ли вообще превращение коммунизма в полноценную точную науку — вопрос неоднозначный. Есть риск, что это в принципе недостижимо.

@темы: философия, размышление, политика, коммунизм, идеи

17:40 

Коммунизм, часть 5

Проблема № 5: равенство

Один из составляющих компонентов коммунистической идеи — принцип всеобщего равенства. Но, как показывает проблема № 1, — принудительное экономическое равенство препятствует развитию общества.

Более того, даже безотносительно экономики, к принципу равенства есть ряд серьёзных вопросов:

Равны ли в самом деле люди от природы или это только красивый миф, идеализация, утопия?

Равны ли между собой человек среднего ума, гений и клинический дебил?

Равны ли труженик и бездельник?

Равны ли законопослушный гражданин и преступник? Ребёнок и взрослый? Профессор и алкоголик? Старший и младший? Здоровый и больной? Изменник и герой? Начальник и подчинённый?

В чём должно состоять это равенство? В достатке? В правах политических, экономических, социальных? В обязанностях? В уважении?

Можно ли в конце концов считать равными даже мужчину и женщину, если у мужчин не бывает беременности, а женщины по статистике живут дольше на несколько лет?

(Известно, что работодатель, при прочих равных условиях предпочитает взять на работу молодого мужчину, а не женщину, ибо женщина может уйти в декрет, и предприятию от этого будет убыток.)

Эти вопросы не так уж банальны. Но главное в них даже не то, что ответить на них трудно, а то, что никакой ответ не будет обладать всеохватной убедительностью.

Проблема № 6 (примыкающая к предыдущей проблеме): неизбывность ксенофобии

Помнится, «Кортик» А.Рыбакова начинался с того, что мальчику Мише ребята с соседней улицы запрещали на той улице появляться. Было разделение: у каждой группы ребят «своя» улица, заходить на чужую — нельзя, если не хочешь получить камнем по лбу.

Когда Миша совершил подвиг, напав на бандита и пострадав в драке с ним, за такую доблесть ему «чужая» группа ребят предоставила небывалую привилегию: «Ты, Миша, по нашей улице ходи, если хочешь!»

Что ж, допустим, это годы гражданской войны, коммунистические идеи о равенстве ещё не проникли в народное сознание. Но у меня есть ещё два похожих примера, которые дают исчерпывающую картину.

Конец 20-х — начало 30-х годов. Из воспоминаний моего деда. Дед жил в станице Вёшенской, на Дону. А через речку, кажется, располагалась станица Базки. И между мальчишками из Вёшек и мальчишками из Базков — была необъяснимая, но очень лютая ненависть, вплоть до того, что ребята собирались в команды и шли бить команду противника.

И это при том, что у них не было различий ни по национальному, ни по классовому, ни по материальному признаку.

Предположим снова, что в ту пору это мог ещё быть пережиток дореволюционных времён, когда идеи равенства не владели массами.

Но такую же историю я слышал и от своего приятеля Дмитрия с Изумрудного форума: он рассказывал про свои школьные годы, пришедшиеся на середину 80-х. Летом, на даче, в Московской области, он с группой знакомых ребят точно так же ходил «лупить пионеров». При том, что сам он, как и вся его группа, вообще-то тоже были пионерами, да и сам Дмитрий тогда чистосердечно верил в коммунизм.

То есть адекватных причин «бить пионеров» — не было. Но всё равно били. Почему?

Потому, что ксенофобия, т.е. неприязнь к чужим, — есть видимо неотъемлемое свойство человеческой натуры, по крайней мере для большинства людей. Ксенофобия, плюс потребность делить мир на своих и чужих, и объединяться со своими в группу, настроенную против чужой группы. Это свойство может быть сглажено воспитанием, но избавиться от него полностью — невозможно.

А если так, значит коммунизм не решит проблему неравенства. Даже при полном равенстве люди найдут из-за чего враждовать, завидовать, ненавидеть друг друга. Раз есть к тому глубинная потребность, значит повод найдётся.

Социализм старался убрать причины для раздоров, связанных с неравенством: отменил сословные привилегии, свёл к минимуму различия в достатке, признал равноправие мужчин и женщин, пропагандировал интернационализм (равенство народов). И тем не менее, бытовая вражда процветала. Завидовали тому, что у соседей есть роскошный ковёр или дублёнка; завидовали статусным благам, хоть проку от них и было в разы меньше, чем на Западе; делили профессии на престижные (директор института, офицер, лётчик) и презираемые (дворник).

Но даже если бы материальное и социальное неравенство было ликвидировано полностью, всё равно. Всеобщего счастья бы не наступило. Люди враждовали бы из-за различия в талантах, из-за безответной любви, из-за пристрастий к разным футбольным командам или музыкальным группам...

Таким образом, сама цель коммунизма, понимаемая как счастье человечества, оказывается недостижима.

@темы: философия, размышление, политика, коммунизм, идеи

записки Чугунного Дровосека

главная