• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:06 

Форум, посвящённый Незнайке и творчеству Николая Носова



Приглашаем всех, кому интересен «Незнайка» или другие книги Николая Носова, на форум «Солнечный город».

Форум открылся совсем недавно, и мы будем рады новым участникам.

@темы: незнайка

16:54 

По настроению чем-то напомнило миры Александра Грина и ещё немного Чеховские рассказы...

20.10.2015 в 18:10
Пишет Emily Sm-t:


22:44 

14.10.2015 в 14:29
Пишет Асса Радонич:

Помощь, или невольный каминг-аут
РЕПОСТ ПРИВЕТСТВУЕТСЯ.
Внезапно влетела на 3000 гривень... или влечу, если не продам до истечения срока годности.

Продам остатки антидепрессантов в связи с заменой врачом препаратов. Днепропетровск, Украина, 10-12 НОЯБРЯ МОЖНО ПЕРЕДАТЬ В МОСКВЕ.

2 упаковки таблеток Сероквель XR 300 по 60 таблеток. Действующее вещество: кветиапин/quetiapine 300 мг. Производитель AstraZeneca (Великобритания).
Невскрытая упаковка 60 таблеток и начатая 44/60 таблеток.
Срок годности: апрель 2016.
Целая упаковка 1500 грн. Начатая упаковка 1100 грн., по кол-ву таблеток.

Неполная упаковка таблеток Золофт 50 мг, 24/28 таблеток. Действующее вещество: сертралин/sertraline 50 мг. Производитель Haupt Pharma Latina (Италия).
Срок годности: май 2016. 288 грн., по кол-ву таблеток.

Условия хранения соблюдались (хранение в холодильнике при +4 градусах).

Связь: u-mail, через него сообщаю телефон.

При покупке по Днепропетровску: оплата наличными, передача при личной встрече в районе ж/д вокзала, площади Островского, Европейской площади.
В крайнем случае рассмотрю вариант пересылки по Украине: Нова Пошта с полной предоплатой на карту Привата или наложенным платежом с предоплатой на карту Привата в размере стоимости пересылки в оба конца с вычетом этих денег из общей суммы (на тот случай, если покупатель откажется забирать).
10-12 ноября есть возможность отдать в Москве в районе ВВЦ, оплата рублями по текущему курсу НБУ.

Подробности (имя врача, медицинские выписки и т.д.), гарантии и прочее при личном разговоре. Т.к. лекарства специфические, просьба при покупке показывать хотя бы рецепт, желательны и выписки от вашего врача.

Почему такая низкая цена? Потому что до конца срока годности полгода и потому что брала у врача без аптечной наценки.
Почему не могу продать обратно через врача? Уже спрашивала, у нее на данный момент нет тех, кто принимает эти препараты.

Фото

URL записи

20:28 

08.10.2015 в 14:21
Пишет каздалевский:

Простые вещи, они легче всего усваиваются. Самые примитивные вещи. Есть такая книга — «Совесть нацистов» — там рассказывается, как постепенно, в течение 10 лет, в Германию вползал фашизм. Ведь немцы не были антисемитской нацией. Сначала, когда им говорили — не ходите к таким-то дантистам, к таким-то портным, — они шли именно к ним. А через 10 лет вокруг уже лагеря смерти. Как это произошло? Надо было нажимать на самые простые, самые примитивные кнопки. Опыт тех книг, которые я написала, опыт моих разговоров с людьми показывает, что слой культуры — очень тонкий, он очень быстро слетает. И если бы это встречалось только на войне, в лагере. Для этого не обязательна экстремальная ситуация, даже в мирной жизни, раз — и происходит некое расчеловечивание.
vozduh.afisha.ru/books/my-pereputali-dobro-so-z...

Интервью теперь уже нобелевконосной Алексиевич.

В общем, о том, как люди как будто бы во имя добра начинают творить зло.

URL записи

14:26 

Нобелевская премия 2015

Ого, Светлане Алексиевич дали нобелевку по литературе)
Редкий случай, когда я за)

@темы: книги, прогресс

12:53 

07.10.2015 в 11:26
Пишет каздалевский:

06.10.2015 в 23:52
Пишет Константин Редигер:

Неизменно изумительно: мало про что можно так сказать, но про лекции Зализняка о берестяных грамотах - можно. Думаю, Зализняк в моих представлениях не нуждается, так что просто почитайте, это первоклассный научный детектив.

URL записи

Довольно долго это слово жило именно с таким ударением: в рукописях, где ударения проставлены, чаще встречается, конечно, варѧ́гъ, но все же несколько случаев удалось отловить более старых, где ударение ва́рѧгъ. И есть одно самое убедительное свидетельство того, что старое ударение, конечно, ва́рѧгъ — это то, что в одном слове (не знаю, сможете ли вы сразу его с ним ассоциировать или нет) это старое ударение прекрасно сохранилось…

— Варежка?

— Варежка, конечно! Варежка — это варяжская рукавица, «варяжское что-то» называется варежкой, так же, как какой-нибудь электрический поезд — электричка и так далее.


URL записи

12:55 

Елена Ильина

Оказывается, Елена Ильина, автор книги «Четвёртая высота» про героическую пионерку Гулю Королёву, — сестра Самуила Маршака.

@темы: книги, хроники жирафа

03:53 

Хмельная_сирень_@_Юрий_Антонов

18:33 

95-летие со дня рождения Л. В. Владимирского

Сегодня исполнилось бы 95 лет Леониду Викторовичу Владимирскому.
Он немного не дожил до этой даты.

Рисунки Владимирского создали тот образ Волшебной страны, без которого моё детство было бы наверно иным. Для меня очень много значили сказки Волкова, а Владимирский дал им живое, зримое воплощение. Настолько яркое и родное, что по-другому я уже Волшебную страну не воспринимаю. Иллюстрации всех остальных художников, несмотря на все их достоинства, для меня стали чем-то вроде арт-фанфиков, если понимать под фанфиком — фантазию на тему, игру в настоящее.

Мне довелось дважды видеть Владимирского вживую — в 2005-м и 2006-м годах. Среди моих друзей есть люди, которые общались с ним довольно близко на протяжении многих лет. Пожалуй, я бы тоже хотел что-то значить в его жизни и хоть как-то отблагодарить его за волшебные сказки моего детства. Но скованный характер не давал мне проявить инициативу в этом направлении, а навязываться не хотелось. Хотя сам Леонид Викторович был человеком очень открытым.

В каком-то смысле я воспринимал Владимирского не только как живую легенду, но и, если можно так выразиться, как источник подлинности нашего изумрудного фандома. Пока был жив Владимирский — оставалась ниточка, связующая нас с Волковым, он был живым участником и свидетелем того, как создавались Волковские сказки. Можно было задать ему вопрос, уточнить какую-то деталь, узнать предысторию того или иного рисунка, персонажа, сюжетного поворота...

А теперь нить оборвалась. И меня не покидает ощущение, что фандом остался неприкаянным, потерял идентичность и плывёт незнамо куда по воле волн. Кто мы и где мы теперь без Владимирского — не очень понятно. Да, по-прежнему есть Тотошка, есть Стас, есть энциклопедист Дмитрий, остаются Сухинов, Кузнецов и Попов. Но фигура, державшая нас всех вместе — исчезла.

Опустел форум, виртуальный фандом разошёлся по личным дневникам. В сообщества на дайри всё чаще приходят люди, которые в сказках Волкова видят что-то иное, не то, что закладывал туда автор. Для них тексты Волкова преходящи, а сюжеты его — лишь материал для рейтинговых фантазий и вычурных пейрингов. К счастью, не все читатели таковы, но общая тенденция удручает.

Мне жаль, что мы не успели записать для Владимирского аудиокнигу по «Урфину Джюсу» и по «Буратино в Изумрудном городе». Жаль, что я так и не прочёл его сказку «Буратино ищет клад» — возможно, Леонид Викторович был бы рад услышать отзыв.
Теперь этого, к сожалению, уже не исправить.

@темы: воспоминания, впечатления, изумрудное, книги, размышление

22:34 

Дилогия Лайлы

Хорошая новость) У Лайлы (Из Дикого Леса Дикая Тварь) в издательстве Бёркхаус вышла дилогия.

Первая книга — завораживающая антиутопия «Идол» о жизни поэта в тёмные времена.

Вторая книга — «Чернее, чем тени» — о революционерах, магическом кусочке мела и о странной девушке, умевшей незримо скользить между явью и сном.

Действие обоих романов разворачивается в вымышленном мире, в котором впрочем угадываются узнаваемые очертания СССР и России.


@темы: респект, прогресс, книги

07:11 

04:18 

08:28 

Три толстяка, пост № 8

Несколько месяцев назад я узнал, что к сказке «Три Толстяка» один современный автор написал продолжение.

Продолжением оказалась повесть «Четыре друга народа» некого Тимофея Алёшкина, изданная в 2010 году в толстом сборнике «Герои. Новая реальность». Впрочем, текст доступен и в интернете.

Я разыскал эту книгу, начал читать... и с отвращением бросил на первых же страницах.

К сожалению, сиквел Алёшкина оказался написан в крайне нелюбимом мною «жанре отрицания» — когда весь нравственный лейтмотив первоисточника переворачивается с ног на голову, а мир, заявленный автором канона как чистый и светлый, — старательно оплёвывается, окунается в грязь.

Здесь я стараюсь не смешивать два похожих, но всё-таки разных случая: одно дело, когда фанфишер приходит с желанием поиграть, пошутить, творчески поэкспериментировать, и ради этого в своём фанфике заменяет какие-то реалии канона на противоположные. Например, изображает колдунью Гингему в фанфике по Волкову не злобной выжившей из ума ведьмой, а вполне здравомыслящей старой леди, пусть и нелюдимого нрава. Или когда Страшила с Дровосеком у фанфишера оказываются недовольны своими искусственными телами и хотят снова стать как все люди (что напрочь противоречит канону).

Совсем другое дело, когда фанфишер подходит к канону с высокомерным апломбом и предвзятым желанием опоганить всё, что там есть хорошего. Мол, автор канона был наивным дурачком, а уж я-то сейчас покажу, как всё было на самом деле, разнесу в пух и прах его беспомощный жалкий мирок, рвану недрогнувшей рукой его весёленькие декорации, и все увидят, что за ними — труха и гниль.

По этому принципу построено большинство продолжений к книгам Стругацких, изданных в серии «Время учеников». Сходные мотивы проскальзывают в «Звёздной» дилогии Лукьяненко, в сиквелах Незнайки от Бориса Карлова и Л.Осеевой—П.Солодкого, в продолжении к «Вам и не снилось», написанном дочерью Г.Щербаковой. Не удержался от такого подхода и Сергей Сухинов по отношению к Александру Волкову.

И вот теперь Тимофей Алёшкин – решил преподать урок Олеше.

Что ж, преподал. Вот, например, портрет Тибула:

«На трибуне стоял Тибул.

Мы должны предупредить читателя, что это был вовсе не тот ловкий акробат с копной густых черных волос, любимец цирковой публики в зеленом плаще и трико из чёрных и жёлтых треугольников, с которым читатель, конечно, знаком по замечательной книге про Трёх Толстяков. Шесть лет прошло с тех пор, шесть лет тяжёлой борьбы за дело революции, за укрепление власти народа и против его тайных и явных врагов – толстяков, богачей, иностранных королей, генералов и шпионов. Конечно, Тибул, первый из друзей народа, не щадил себя в этой борьбе. И она изменила его.

Этот новый Тибул, Тибул – Неподкупный, Тибул – председатель всемогущего Бюро, был бледный высокий человек в строгом синем сюртуке и черных брюках. Он гладко зачёсывал назад свои длинные чёрные волосы и собирал их за спиной в аккуратную косичку синей лентой. Складки перечеркнули его лоб. От его голоса, резкого, как удар сабли, враги народа цепенели. Он носил круглые очки.
»

Облик, прозвище, характер этого «Тибула» — Алёшкин, не мудрствуя лукаво, списал с Робеспьера.

А вот о чём беседует народ в ожидании выступления «Тибула»:

«— Говорят, даже казнь врагов народа сегодня отменили, чтобы никто не пошёл к Табакерке на площадь Справедливости и не пропустил речь, – говорил седой ремесленник в серой суконной куртке с зелеными обшлагами торговке.

— А я слышала, это из-за палачей, они попросили выходной, тоже не хотят пропустить речь Тибула, – отвечала та.
»

Ну а вот, пожалуйста, добрый доктор Гаспар:

«Дело в том, что седой старик в карете был сам Верховный Народный обвинитель Республики, гражданин Гаспар Арнери.

Да, читатель, и доктор Гаспар тоже сильно изменился за эти пять лет. Теперь его имя произносили шёпотом, оглядываясь по сторонам, а от его кареты прятались. Он арестовал, добился осуждения Народным Трибуналом и отправил на смертную казнь, или, как в Столице говорили, посадил в Табакерку, множество граждан и иностранцев. Конечно, честным людям, беднякам и худым, нечего было бояться гражданина Арнери, он арестовывал и обвинял только врагов народа. Ведь доктора и выбрали Верховным обвинителем потому, что он был самым справедливым человеком во всей Республике.
»

Дальнейшие откровения Алёшкина читать я не стал. Поэтому не могу сказать, интересный ли там сюжет, драматичная ли развязка, победит ли в итоге добро, и чем такое добро лучше зла.

Боюсь, это тот самый случай, когда «осудить Пастернака» позволительно не читая. Точнее – прочитав только первые страницы. Чтобы понять, что в кастрюле помои, не обязательно хлебать содержимое до конца. И даже если среди помоев затерялся какой-нибудь деликатес — что ж, пусть повар съест его сам.

Тем не менее, надо отдать Алёшкину дань справедливости. Он довольно точно уловил атмосферу первоисточника, сопоставив события «Трёх Толстяков» с эпохой Великой французской революции. Недаром сам Олеша одним из источников вдохновения для своей сказки называл «Девяносто третий год» Виктора Гюго.

Образный стиль Олеши – кое-как Алёшкин пытается соблюсти, но тонет в многословии. И всё же основная проблема сиквела в другом.

В каноне, характеризуя учителя танцев Раздватриса, для которого богатство было мерилом таланта и который не мог понять, зачем Суок танцует для бедняков, – Олеша замечает: «Как видите, Раздватрис был не глуп по-своему, но по-нашему – глуп».

Нечто похожее, на мой взгляд, можно сказать и о Тимофее Алёшкине: по-своему он в чём-то прав, но в самом главном, глубинном смысле – сей автор слеп и глух, как Раздватрис.

Да, действительно, если рассматривать «Трёх Толстяков» в реалистичном ключе, как летопись не сказочной, а реальной революции, – тогда придётся признать, что безоблачных побед не бывает. Увы, но вместо светлого будущего зачастую и вправду наступает охота на ведьм, вместо молочных рек с кисельными берегами – текут реки крови, а народные кумиры перерождаются в безжалостных палачей.

«Друг народа» Марат с упоением составлял списки обречённых на казнь «врагов». «Дедушка Ленин» с ласковым прищуром добрых глаз – санкционировал массовые расстрелы. А если кто-то из революционеров оставался верен светлым идеалам и не хотел превращаться в дракона – тогда вступал в силу другой закон истории: «революция пожирает своих детей».

Но какое отношение всё это имеет к сказке Олеши, к его героям?

Мог ли добрейший доктор Гаспар заняться вынесением смертных приговоров (да ещё с таким размахом)? Мог ли Тибул переродиться в Робеспьера – в скованный бледный манекен, шипящую, всегда готовую ужалить, змею? Это Тибул-то, с его жизнелюбием и открытым сердцем!

...Сейчас, дописывая пост, я всё же пролистал опус Алёшкина до конца. Ну что можно добавить?.. Мораль там всё-таки есть, и не самая гнусная, как можно было бы ожидать. Но стоило ли ради этой морали выворачивать наизнанку одну из лучших сказок мировой литературы? Вещь, которую Мандельштам назвал «хрустально-прозрачной прозой, насквозь пронизанной огнём революции» и «книгой европейского масштаба»?

Я допускаю, что Алёшкин мог из лучших побуждений написать книгу-предостережение. Притчу о том, что будет, если очередные сторонники всеобщего счастья чересчур заиграются в сказку о свержении Толстяков.

Но если в основу притчи Алёшкина положено кардинальное искажение любимых с детства образов, то есть, попросту, грубая ложь, – тогда чего стОит вся конструкция, возведённая на таком шатком фундаменте?

И последнее упущение Алёшкина. Создавая свой опус, он препарирует «Трёх Толстяков» в слишком узком, однобоком ракурсе. Заочно полемизируя с Олешей, он воспринимает его сказку сугубо как книгу о революции. Но ведь в том и прелесть настоящей литературы, что она всегда многомерна, её не втиснешь в кандалы узких толкований.

Сказка Олеши — она ведь ещё и о любви — не явленной открыто, но согревающей изнутри, струящейся между строчек. Это книга о верной дружбе и самопожертвовании, о геройстве и обывательстве, о родственных душах, о разлуке и обретении друг друга. Сказка Олеши – это мистика, и феерия, история полная тайн и загадок. И карнавал, и готический роман, и тонкая лирика – всё уместилось на её страницах.

Алёшкин же прочёл «Трёх Толстяков» лишь как книгу о ненависти.

@темы: стругацкие, продолжательство, политика, незнайка, мелочи из сказок, ленин, книги, историческое, изумрудное, дегенерация, впечатления, три толстяка, антиреклама

03:31 

22:28 

Сентябрь

В сентябре мир сворачивается в точку.
Всё, что было живым, вдохновляющим в прежние месяцы, — коснувшись сентября, замирает и тает, оставляя после себя хмурое облако пустоты.

Пустота напоминает туман: кажется, что там, среди неясных теней, кто-то есть, и достаточно сделать шаг, протянуть руку — и дотронешься кончиками пальцев до живой души. Но это обман, мираж. В туманной дымке таится лишь эхо твоего одиночества.

Когда-нибудь сентябрь пройдёт, и из точки снова расцветёт отогревшийся мир.
Только это будет нескоро.

@темы: нытьё, интроспекция

21:24 

Фильм «Превосходство» («Transcendence»)

Несмотря на некоторую унылость сюжета, фильм мне понравился. Точнее, понравилась развязка, близкая по смыслу к моему собственному мировоззрению. Ибо действительно уже надоела извечная тема о том, что развитие искусственного интеллекта неминуемо выйдет из-под контроля человечества и загубит весь мир, направив всю силу технологий во вред людям.

Только я не совсем понял, какие перспективы для главных героев подразумевает википедия. Мне их история показалась, увы, законченной.

И немного об актёрах. Джонни Депп смотрится очень молодо. Ребекка Холл — одна из моих любимых актрис, правда в этом фильме она скуповата на эмоции. Киллиан Мёрфи, к сожалению, не зажёг.

@темы: респект, прогресс, кино, впечатления

02:22 

Полнота сочинений

Заинтересовал меня один вопрос, касаемо Полных Собраний Сочинений того или иного автора. Скорее всего, это общеизвестно, но я вот раньше не задумывался.

Взять, к примеру, Пушкина. Он же наверно не сразу начал писать как Пушкин. В том смысле, что у него могли быть ранние стихи, созданные, скажем, лет в 12, или в 10, или проба пера лет в 5. И такие детские сочинения, наверняка, далеки от гениальности.

Логика подсказывает мне, что подобный пласт творчества даже признанно-великих авторов в ПСС не идёт. Но где-то же он должен храниться, кем-то изучаться, и кроме того, кто-то ведь должен провести грань при составлении ПСС: это берём, а вот то не берём.

Как-то любопытна мне стала технология отбора, и насколько при этом условной оказывается заявленная полнота.

@темы: книги, размышление

15:06 

Три толстяка, пост № 7

Вопрос о революции, который ставит сказка «Три Толстяка», не имеет однозначного решения. В сказочном мире – да, всё очевидно и естественно: с одной стороны угнетатели, с другой угнетённые; терпеть несправедливость больше невозможно, поэтому восстание оправданно, и остаётся только радоваться, что злодеи в итоге повержены, а народ победил.

В реальном же мире, революции зачастую оказывались настолько кровавы и ужасны, а последствия их настолько губительны для целых народов, не говоря уже об отдельных человеческих судьбах, – что трудно не согласиться с Достоевским, заклеймившим самих революционеров и движущие ими мотивы ёмким эпитетом «Бесы».

Вместе с тем, история знает примеры и гуманных революций (хотя, опять же, многие из них, одержав формальную победу, впоследствии зашли в тупик). Относительно бескровными были – Славная революция в Англии (1688), в какой-то степени Февральская революция в России (1917), революция гвоздик в Португалии (1974), бархатные революции в Восточной Европе (конец 1980-х гг.), революция роз в Грузии (2003), Оранжевая революция на Украине (2004), тюльпановая – в Киргизии (2005)...

В советские времена общество воспитывалось в сознании, что революции – это хорошо и правильно. При этом, правда, те революции, которые не соответствовали советскому представлению о прогрессе, – объявлялись контрреволюциями и жёстко порицались.

Но мне стало интересно: а как относится к революции общество сейчас, в России постсоветской?

Вообще само слово «революция» исторически принято противопоставлять «эволюции»: эволюция = плавное, поступательное развитие, а революция = рывок вперёд «скачком», с разрывом преемственности, выход на новый уровень.

Изначально, однако, смысл был немного другим. Корень «vol» в словах «evolutio» и «revolutio» – означает вращение, т.е. в данном случае как бы движение колеса истории. Приставка «e» – показывает, что вращение (движение) идёт в правильном направлении, т.е. вперёд. А приставка «re» — указывает на обратное направление движения. Таким образом, изначально «революция» означала «откат назад»: колесо истории сбилось с правильного пути и покатилось вспять, в направлении неестественном, противном нормальному ходу вещей.

Из такой трактовки следовали однозначно негативные коннотации термина «революция». Однако идеалы свободомыслия, завладевшие умами европейской интеллектуальной элиты с середины XVIII века, смогли пересилить сложившееся отношение к революции. Народные восстания были романтизированы и героизированы, стремление к свободе и справедливости стало цениться выше, чем верность традиционным устоям.

В периоды реакции в той или иной стране картина менялась. Аналогичный период сейчас претерпевает и Россия. На мнение нашего общества о революциях повлияли несколько факторов:
1) генетическая память о катастрофических последствиях Октябрьской революции 1917 года;
2) нежелание возврата в «лихие девяностые» (наследие де-факто революции августа 1991 года);
3) государственная пропаганда, отражающая желание Кремля навечно законсервировать свою власть и подстёгиваемая страхом перед цветными революциями на постсоветском пространстве;
4) довольство общества нынешней властью, уровнем благосостояния и патриотической риторикой.

Тем не менее, пропаганде так и не удалось до конца окрасить слово «революция» в негативные тона. В последние пару лет в речах охранителей, патриотов и штатных телепропагандистов «революция» вытеснилась более звучным термином «майдан». Бороться с «майданом» оказалось приятнее и понятнее, чем с революцией.

В сферах же неполитических, «революция» по-прежнему сохраняет позитивные смысловые оттенки: «революционный прорыв в медицине», «настоящая революция в авиастроении», «революционные для сложившейся научной парадигмы идеи» — это всё похвалы, а не ругательства.

Занятно, что в самом тексте «Трёх Толстяков», в отличие, например, от «Чиполлино» и сказок Волкова, слово «революция» ни разу не употребляется.

Зато там есть любопытный атрибут, знаменующий создание нового мира, победу, единение добра: это песня победившего народа. Триумфально-сокрушительный эффект песни (хотя ни мелодии, ни слов Олеша не приводит) – сразу вызывает в памяти Марсельезу или Интернационал. Но стоит вспомнить, что некую особую, великую Песню – пел и лев Аслан, при создании Нарнии. Сама песня Аслана создавала новый мир.

Здесь мне видится перифраз библейской формулы «в начале было слово». Возможно, мир, созданный словом, лишённым поэзии и мелодичности, – показался Льюису недостаточно совершенным, и в «Хрониках Нарнии» он пожелал исправить это упущение: началом Нарнии стало не слово, а песня.

Сюда же можно отнести и цитату из Пелевина: «Я никогда не понимал, зачем Богу было являться людям в безобразном человеческом теле. По-моему, гораздо более подходящей формой была бы совершенная мелодия – такая, которую можно было бы слушать и слушать без конца».

Так и у Олеши: поющий народ – может, ещё, конечно, и не народ-богоносец, но песня его несомненно обладает высшей, едва ли не сверхъестественной (сакральной) силой, и символизирует высшую правоту:

«Плотная пёстрая волнующая стена обступила Толстяков.

Люди размахивали алыми знамёнами, палками, саблями, потрясали кулаками. И тут началась песня. Тибул в своём зелёном плаще, с головой, перевязанной тряпкой, через которую просачивалась кровь, стоял рядом с Просперо.

– Это сон! – кричал кто-то из Толстяков, закрывая глаза руками.

Тибул и Просперо запели. Тысячи людей подхватили песню. Она летела по всему огромному парку, через каналы и мосты. Народ, наступавший от городских ворот к дворцу, услышал её и тоже начал петь. Песня перекатывалась, как морской вал, по дороге, через ворота, в город, по всем улицам, где наступали рабочие и бедняки. И теперь пел эту песню весь город. Это была песня народа, который победил своих угнетателей.

Не только Три Толстяка со своими министрами, застигнутые во дворце, жались, и ёжились, и сбивались в одно жалкое стадо при звуках этой песни, – все франты в городе, толстые лавочники, обжоры, купцы, знатные дамы, лысые генералы удирали в страхе и смятении, точно это были не слова песни, а выстрелы и огонь.

Они искали места, где бы спрятаться, затыкали уши, зарывались головами в дорогие вышитые подушки.
»

@темы: терминология, слова, размышление, политика, книги, историческое, изумрудное, достоевский, впечатления, чиполлино, три толстяка

22:07 

Три толстяка, пост № 6

Когда мне было 12 лет (а впрочем, ничего не изменилось ни в 15, ни в 18) — я мечтал о том, чтобы в нашей стране произошла революция. Чтобы эта революция (в идеале бескровная) — своим безудержным вихрем смела прочь президента Ельцина и всех его приспешников. Возродился бы из руин Советский Союз, и страна снова зашагала бы к коммунизму.

Книжным эталоном подобной революции для меня была сказка Олеши.

В ту пору у меня ещё сохранялись иллюзии насчёт советской модели коммунизма и хорошей жизни при СССР. Расставание с иллюзиями пришло позже.

Но вот в российской «коммунистической оппозиции» я разочаровался уже тогда, и одной из причин разочарования стал колоссальный контраст между действиями КПРФ под руководством Геннадия Зюганова — и революционной атмосферой «Трёх толстяков».

Мечтая о революции, я представлял во главе её – людей вроде Тибула и Просперо. Рядом с ними – Суок и доктора Гаспара. Такие люди, казалось мне, смогли бы зажечь в народе настоящий энтузиазм, поднять страну на свержение преступной власти.

Но вместо задорного, искреннего, весёлого, чистого душой Тибула, вместо самоотверженного смельчака Просперо — я видел унылые морды бывших партаппаратчиков, бубнивших какую-то тягомотную чушь. Я видел озлобленных обрюзгших бюрократов, потерявших насиженные места. Я видел, что КПРФ сплошь заражена бациллой национализма и притом абсолютно инертна, не готова ни к каким решительным действиям. Формальные наследники революционеров 1917 года — сами боялись революции как огня.

Альтернативные же коммунистические движения, например РКРП или «Трудовая Россия», по духу были революционны, хотя и малочисленны, однако на знамя своё они водрузили Сталина — которого я уже тогда считал отвратительным кровавым палачом.

Помню, в разгар президентских выборов 1996 года — решался вопрос, останется ли у власти «демократ» Ельцин или его одолеет «коммунист» Зюганов. И мне попался в руки Зюгановский буклетик: там краснознамённый кандидат сокрушался о тяжёлом положении народа и предлагал свою программу выхода из кризиса.

Из описанной им картины всеобщего упадка, мне отчётливо запомнилась одна фраза: «Уходят квалифицированные кадры».

По сути всё было сказано верно: предприятия закрывались, люди теряли работу. Но меня поразило косноязычие Зюганова, его безликий, вызывающий оскомину канцелярит.

Я спрашивал себя: разве можно представить, чтобы Тибул, говоря с народом, произнёс такую кондовую фразу: «уходят квалифицированные кадры»? Да мог бы он вообще обозвать людей — «кадрами»? Кто пойдёт за таким вожаком? Кого увлечёт такой призыв? С такими фразами надо не революцию делать, а идти в пономари.

Впрочем, время показало, что я ошибался. Зюганов говорил с народом именно так, как того и хотелось народу. Революции российский народ не желал. Появись перед народом настоящий Тибул со своими звучными, зажигательными и прекраснодушными призывами — дело кончилось бы пшиком.

Вероятнее всего, Тибула осмеяли бы, покрутили пальцем у виска да заклеймили «пятой колонной». В лучшем случае, нашлась бы малая горстка таких же сумасшедших, как он. А при малейшей попытке поднять бунт, все они сели бы далеко и надолго — к вящему одобрению патриотов и при полном безразличии всего остального народа.

Это означает, что на данном историческом витке «Три толстяка» устарели не только антуражем. Они устарели идеологически. Ибо в общественном сознании сместились базовые понятия: что хорошо, а что плохо; что правильно, а что вредно, преступно. Народ, вкусив нефтяной «манны» за последние 15 лет, сам начал понемножку «толстеть», и Тибулы нынче сделались не в моде.

@темы: воспоминания, впечатления, дегенерация, книги, коммунизм, политика, три толстяка

03:28 

Три толстяка, пост № 5

Вообще почитал я тут об истории создания сказки «Три толстяка» и в целом о жизни Олеши.

Про трёх сестёр Суок, про «Дружочка» и «Ключика», про Валечку Грюнзайд, которой было посвящено первое издание сказки и которая не смогла оценить ни авторский гений, ни его любовь.

Грустно всё это. И жаль, что Олеша фактически на самом старте, на взлёте покончил с литературой.

Как сказал о «Трёх Толстяках» Дмитрий Быков: «Это именно сказка начитанного мальчика, революционная по духу, романтическая по антуражу; Олеша написал одну такую вещь, а мог двадцать пять».

В одном из имеющихся у меня изданий помещён портрет Олеши – уже пожилого, со строгим взором. Не знаю почему, но мне он всегда неуловимо напоминал Булата Окуджаву — и внешностью (хоть визуальное сходство не так уж велико), и, главное, какой-то особой щемяще-лирической тональностью, которая чувствуется и в песнях Окуджавы, и в «Трёх толстяках» (например, в вечерней сцене второй главы, где доктор Гаспар приходит в себя после разгрома восставших).

А может, сходство ещё и в том, что «цитадель» Окуджавы – пешеходный Старый Арбат с его фонарями под старину – словно брат-близнец Дерибасовской улицы в Одессе, городе, где вырос Олеша, и реалии которого угадываются на страницах «Трёх Толстяков».

Хотя, к слову, Окуджаву я недолюбливаю. За малым исключением, его песни слишком пронзительно-трагичны. У Олеши же трагическая тональность уравновешена сценами праздничными, героическими, внезапными поворотами сюжета, драматичной, но счастливой развязкой. А Окуджава словно застыл в своей обречённости, напоминающей прижизненную смерть.

Впрочем, и у Олеши не везде можно встретить «поворот к свету». Помню, ещё в детстве меня совершенно поразил его маленький рассказик «Альдебаран»: про любовь старика, безнадёжную и какую-то смиренную, и про жестокость юности, несправедливость. И тоже, как и в «Толстяках», о противопоставлении старого мира и мира нового революционного. Только в рассказе новый мир — отчётливо фальшив и бездушен. А старый — слишком слаб и эгоистичен, и потому обречён на тоскливое и жалкое умирание.


Юрий Олеша


Булат Окуджава

Об Олеше, «Трёх Толстяках» и прототипах Суок — в интернете множество ссылок. Приведу хотя бы некоторые:
gazeta.aif.ru/_/online/dochki/294/28_01
www.odessitclub.org/publications/almanac/alm_55...
portal-kultura.ru/articles/books/29472-tri-tols...
fai.org.ru/forum/topic/31330-tri-tolstyaka/?pag...
ps.1september.ru/articlef.php?ID=200303619
www.ytime.com.ua/ru/50/3400
www.rg.ru/Anons/arc_2002/1214/3.shtm

@темы: фото, три толстяка, респект, книги, впечатления, воспоминания

записки Чугунного Дровосека

главная