Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:58 

Прощание с киосками

Сегодня ночью по всей Москве бульдозеры сносят торговые павильоны. В том числе под раздачу попали и магазинчики у метро Сокол, куда я регулярно заглядывал по пути с работы или на работу. Несколько дней назад бульдозером раздавили небольшой магазинчик «24 часа» недалеко от моего дома, где я уже много лет покупал продукты. С января по приказу районной управы закрыт и ждёт сноса рынок на улице Обручева, переживший Лужкова и пять лет Собянинской борьбы с киосками.

Не помогла петиция против сноса, которую кроме меня подписали ещё сто тысяч человек.

Огорчает не только творимое мэрией варварство, но и лживые, лицемерные объяснения этому безобразию, звучащие из уст Собянинских чиновников: якобы торговые ряды у станций метро угрожают безопасности горожан. Вот двадцать пять лет не угрожали, а тут вдруг угроза обнаружилась внезапно.

Жаль и того, что город превращается в зачищенную унылую пустынную зону, как при «совке», когда ни черта было не купить по-нормальному. А ещё сильнее жаль, что по большому счёту всем пофиг. Изворовавшийся Собянин может творить всё что ему заблагорассудится — класть плитку, менять бордюры, стричь камыши, пять раз за лето перекладывать асфальт, рушить киоски, на каждых выходных закрывать вестибюли метро. Теперь, по слухам, на очереди вырубка в Москве всех тополей. Но горожане в массе своей довольны. «Благоустройство» пришлось людям по душе, а на оборотную его сторону принято закрывать глаза.

Не знаю... Раньше я к Собянину относился хоть и негативно, но сдержанно. Теперь же он для меня стал, пожалуй, самым ненавистным представителем российской правящей верхушки — после Путина, разумеется. Думаю, тот день, когда Собянин расстанется наконец с мэрским креслом, будет для меня большим праздником)

@темы: цинизм, политика, личное, дегенерация

12:03 

06.02.2016 в 10:11
Пишет Волчица Юлия:

Переворачиватели пингвинов, выталкиватели свиней со льда...
04.02.2016 в 19:12
Пишет FiveFish:

Свинья, уходи!


URL записи

URL записи

21:11 

19:02 

«Зов кукушки», Роберт Гэлбрейт

Действительно, «Зов кукушки» понравился мне больше, чем «Шелкопряд».

Осторожно, спойлеры!

@темы: впечатления, гарри поттер, книги

13:43 

Фильм «Буря столетия» и отвлечённые размышления

К Стивену Кингу у меня отношение специфическое, но в этом фильме мрак выдержан в рамках, без зашкаливающих перегибов.

Сюжет немного напомнил «Страну Остановленного времени» Дмитрия Суслина: там могущественный Повелитель, зловещий колдун, чей возраст исчисляется веками, предчувствует скорую смерть и желает заполучить человеческого мальчика, чтобы воспитать из него преемника. Впрочем, иных параллелей нет, и даже истинные мотивы Повелителя отличаются от намерений антагониста «Бури столетия».

Вообще в сюжетах о мрачных злодеях, наделённых сверхъестественной силой, да ещё с библейским подтекстом — меня всегда занимал вопрос о границах их могущества. Помню, ещё в «Мастере и Маргарите» я никак не мог уяснить, зачем Воланд играет в кошки-мышки со всеми этими советскими гэбэшниками, писателями и прочими представителями «победившего социализма», фактически поддаваясь зачастую их требованиям, в то время как мог бы одним движением пальца сокрушить их в ничто. Или не мог бы? Но тогда какой же из него дьявол?

Другое занимавшее меня свойство «дьявольских персонажей» — всегдашние их игры с человеческой свободой. В том же сюжете о Фаусте: нельзя заполучить душу без добровольного согласия владельца, без некой сделки.

Казалось бы, христианская религия утверждает, что свобода — дар человеку от Бога. Но при этом сплошь и рядом человек сталкивается с тем, что его собственные желания и устремления разбиваются о некий непостижимый Божий промысел, действующий как угодно Всевышнему безо всякой оглядки на человеческую свободу. А реально учитывать свободу человека и проистекающие из неё права — берётся именно дьявол (или синонимичные ему персонажи). Впрочем, затем лишь, чтобы подкинуть в финале подлянку. Мнимая добровольность всегда оборачивается обманом и трагедией.

В общем-то, разница между Богом и дьяволом оказывается невелика: и тот, и другой могут отнять у тебя самое дорогое, но Бог сделает это молча и не оглядываясь, а дьявол выставит тебя самого виновным в случившемся и посмеётся над твоей бедой.

Отсюда, кстати, можно вывести две смысловые взаимосвязи, характерные, как мне кажется, для религиозного мировоззрения:
смех — признак дьявола;
тишина — признак Бога.

По идее, где-то между ними должно пролегать промежуточное, живое начало, то, которое, Слово, Логос и т.п. Либо же следует Слово соотнести не с божественным началом, а с человеком, находящимся на распутье между дьяволом и Богом.

Понятно, разумеется, что к настоящим Богу и дьяволу, существуют они или нет, — всё это не имеет особого отношения, а отражает лишь укоренившиеся в культуре представления самого человека. Почему-то вот Бога принято представлять таким, а дьявола этаким.

@темы: впечатления, кино, книги, размышление, философия

11:24 

«Путешествие Незнайки в Каменный город», Игорь Носов

Как ни странно, вторая книга Игносова оказалась значительно лучше первой. Хотя, конечно, до сказок настоящего Носова не дотягивает.

Прежде всего, в «Путешествии» есть связный сюжет. Имеется и некое морально-социальное звучание — борьба против экологического вырождения: тема хоть и не самая интересная, и далеко не новая, но по крайней мере достойная уважения.

Завязка повести маловразумительна, и десять лет назад я сквозь неё не продрался, отложив книгу где-то на стадии занудного плавания коротышек на плотах. Оказалось, зря. Едва герои добрались до затерянного в пустыне Каменного города, очага техногенной цивилизации, — сюжет сделался намного увлекательней.

Автор вводит много новых персонажей — жителей Каменного города. Типажи их в целом удачны, имена подобраны красочно: художники Грифель и Ластик, архитектор Шпиндель, экскурсоводы Архивчик со Скороговорочкой, академики Твердолобик и Шишка, модельер Кармашкин, фотограф Объективчик и т.д.

Заметен пародийный смысловой пласт, высмеивающий современное общество потребления. Сеть ресторанчиков «Жуй-Жуй-Глотай» напоминает Макдональдс, KFC или прочие сети фастфуда. «Железобетонный музей современного искусства», выставляющий бессмысленные нумерованные кубы, шары и пирамиды и столь же геометрическую «живопись», — тоже акцентирует нехватку естественности, безжизненность искусства, некую бездушность, свойственную идеологии Каменного города. При этом сами горожане вовсе не бездушны, им лишь нужно осознать необходимость живительных перемен.

Из неологизмов Игносова мне приглянулось стёбное словечко «сюсюр» (главенствующий стиль искусства в Каменном городе), но не понравились «коротышкоиды», «сиропоплан» и «Офонаревшая набережная» — не звучат они, увы.

Образ Незнайки не так примитивен, как в предыдущей книге, но, честно говоря, самого Незнайки в сюжете мало. Среди мощного «десанта», прибывшего из Цветочного города, Незнайка как-то теряется. А роль главного спасителя вымирающей «Каменной» цивилизации вообще достаётся Пачкуле Пёстренькому. Пачкуля зато вполне аутентичен. Возможно, Игносову лучше было бы писать сказки именно о нём, а не о Незнайке.

Чего мне не хватило в «Путешествии» — это переплетения судеб «наших» коротышек с «аборигенами». У Носова такое переплетение всегда занимало опорную позицию в сюжете. В первой сказке Незнайка сдружился с Синеглазкой. Во второй сошёлся, хоть и не так тесно, с Клёпкой и Кубиком, спасаясь в то же время от милиционера Свистулькина и верша судьбы сначала бедного Листика, а затем ослов-ветрогонов. В «Лунной» книге — Незнайка с Козликом становятся неразлучными товарищами по несчастью.

А вот в Игносовском «Путешествии» подобного нет. Полемизируют Цветочные и Каменные художники, знатоки, мастера, однако Незнайка остаётся лишь наблюдателем. Он комментирует увиденное, но не вмешивается в ход событий, не становится инициатором приключений. Поэтому и драматизма в повести Игносова не хватает. Как в «Острове Незнайки» — интрига слаба, масштаб мелковат, эмоциональное насыщение текста поверхностное, до глубины души не пронимает.

Сам настрой книги — скорее водевильный, чем драматический. Такова же кстати тональность кульминационной сцены в финале — диверсии Шпинделя, задумавшего силой сохранить в Каменном городе старые порядки. Замысел Шпинделя — явная калька со сцены из «Незнайки на Луне», где злодеи Спрутс и Жулио решили взорвать ракету земных коротышек. Но в вылазке Спрутса чувствовалось подлинное отчаяние, настоящая злоба, и последствия едва не обернулись непоправимой трагедией. А эпизод со Шпинделем автор обратил в забавную юмористическую сценку.

Тем не менее, несмотря на все огрехи, «Путешествие в Каменный город» книга вполне читабельная (за вычетом первых глав). У меня даже порою возникало ощущение, что писал её Игносов не в одиночку.

Напоследок отмечу прекрасное оформление книги художником Ольгой Зобниной (издательство Махаон, 2005 год). Возможно, без рисунков Зобниной моё отношение к повести было бы более придирчивым.

@темы: продолжательство, незнайка, книги, впечатления, размышление

19:12 

«Остров Незнайки», Игорь Носов

Я долго медлил с отзывом, но нельзя откладывать до бесконечности.

«Остров Незнайки» — сборник рассказов, мозаика, не имеющая центрального стержневого сюжета. Насколько понимаю, эта книга стала пробой пера для Игоря Носова, внука знаменитого автора «Незнайки» Николая Носова.

Чтобы не было путаницы, фамилией «Носов» я буду далее называть только Носова-старшего, а для обозначения его внука введу сокращение «Иг-носов» (по аналогии с Нобелевской и Игнобелевской премиями).

В целом, «Остров Незнайки» мне не понравился. Возможно, как рассказы для детей, сами по себе Иг-носовские истории и неплохи. Но я могу их оценивать прежде всего в сравнении с классическим каноном «Незнайки», и сравнение тут, увы, не в пользу молодого автора.

Во-первых, Иг-носову плохо удаются концовки рассказов. Зачастую они лишены внятности и остроты, присущей концовкам у Носова. В каких-то случаях остаётся ощущение недовершённости, будто рассказ оборван на полуслове: для взрослой литературы это было бы преимуществом, но для детской мне кажется недостатком. Либо же в финале рассказа Иг-носов выдаёт какую-нибудь шутку, в которой, на мой взгляд, ребёнок просто не увидит юмора (а я хоть этот юмор и вижу, но как-то он меня тоже не смешит).

Во-вторых, сам мир «Острова Незнайки» незаметно, но существенно отличается от мира классической трилогии. Коротышечий мир Носова-деда динамичен, устремлён к развитию. Это касается и технического прогресса, и обычных человеческих отношений. Начиная с самой первой книги коротышки-путешественники Носова преобразуют Цветочный город, обустраивают его для лучшей жизни, налаживают «межкультурные связи» с другими городами, а затем и с Луной, расширяют границы познанного, активно заимствуют чужой прогрессивный опыт и делятся собственным опытом с отстающими.

Социум коротышек, хоть и остаётся детским по сути, всё же претерпевает развитие. В первой книге общество изживает гендерную дискриминацию. Во второй и третьей — исчезает изоляция Цветочного города, обособленность его от прочих очагов науки и культуры: исключительное по меркам 2-й книги путешествие из Цветочного в Солнечный город и обратно — в 3-й книге уже становится общедоступным, рядовым событием, коротышки запросто мотаются туда-сюда, затевают совместные прожекты. В финале 3-й книги земные коротышки инициируют революцию на Луне, помогая тамошним жителям избавиться от угнетателей.

Масштабы хоть в технике, хоть в географическом охвате, хоть в социальной проблематике — от книги к книге неуклонно нарастают.

А в «Острове Незнайки» — мир статичный. Нет ни движения, ни устремлённости, ни размаха. Сценки сменяются одна другой, и кажется, так может продолжаться до бесконечности. Жизнь коротышек — спокойная, местечковая, приземлённая: просто забавные бытовые зарисовки, без цели и без особого смысла. Вечные каникулы, давно утратившие прелесть новизны.

Исчезают герои в высоком значении этого слова: нет больше ни отважных воздухоплавателей, ни смелых автомобилистов, ни покорителей космоса. Все жители довольны, сыты и словно бы ленивы душой. Как будто, все мечты их давно сбылись, и больше мечтать не о чем. Казалось бы, воплотившаяся Утопия? Но нет, воплотившуюся Утопию мы видели у Носова в Солнечном городе, и там она производила впечатление куда более задорное и энергичное.

Утопия Носова была на переднем крае между настоящим и будущим, манила прелестью неизведанного. А в «Острове Незнайки» перед нами не столько Утопия, сколько откат в пастораль, назад, в безвременье донаучной истории человечества, когда века и тысячелетия текли неспеша, сменялись целые поколения, а жизнь оставалась всё той же.

Так что, пожалуй, правильнее будет иная формулировка: коротышки в «Острове Незнайки» — не те, у кого сбылись все мечты, а те, кто вообще не способен мечтать. Им и без этого «тепло, светло и мухи не кусают» (c).

Впрочем, нельзя сказать, что такой подход однозначно плох. Просто Носов в своих книгах строил коротышечий мир, а Иг-носов этот мир обживает. Развивает его не ввысь, а вширь, или даже точнее внутрь, населяет персонажами, житейскими заботами, мелкими детальками.

Третье важное отличие касается образа самого Незнайки. Хотя на первый взгляд Иг-носову удалось воспроизвести характер Незнайки довольно точно, однако встроен этот образ в мир по-другому. Незнайка Иг-носова — обычный шалун и фантазёр, нельзя сказать, что он какой-то особый оригинал, скорее он напоминает младшего ребёнка в окружении более сознательных старших. Поэтому в каждом случающемся с ним происшествии — окружающие правы, а он нет. Он глуповат, он не дорос, он чего-то не понимает, — и в этом смысле он персонаж нижестоящий по отношению к обществу. Он — жертва сюжета. Он не движет сюжет своей находчивостью, смекалкой, оригинальным мышлением, а скорее беспомощно барахтается в сюжетных перипетиях.

Носовский же Незнайка, хоть и был часто неправ по «общественным» меркам, тем не менее обладал некой собственной, нетривиальной правотой. К тому же, Носовский Незнайка — гений интуиции. У него есть явные лидерские качества. В негласном диалоге с обществом он держится на равных, а часто и превосходит своих сотоварищей. Носовский Незнайка — ярко выраженный иррационал, он являет собой альтернативу обыденности и скуке мира «порядочных коротышек», он может увлечь, повести за собой.

Носовский Незнайка вызывает сопереживание и симпатию. Когда читаешь о его приключениях, хочется быть с ним рядом, вместе, заодно, — мчаться на чудесном автомобиле, спасаться от милицейской погони, тайком пробираться в ракету накануне старта к Луне. Читая же о Незнайке Иг-носова — словно наблюдаешь за чудачествами несмышлёныша в ожидании, когда ж ему эти чудачества выйдут боком.

@темы: продолжательство, незнайка, книги, впечатления, размышление

21:54 

20.01.2016 в 19:23
Пишет Волчица Юлия:

Я просто не могу не делиться постебушками над Кайло Реном.
Пишет Гость:
20.01.2016 в 18:11




URL комментария

:lol::five:

Бедный Вейдер.

URL записи

17:58 

Имя Тилли-Вилли

Возможно, имя Железного Рыцаря Тилли-Вилли тоже восходит к реалиям сказок Баума.

В 4-й сказке Озовского цикла, «Дороти и Волшебник в Стране Оз», есть примечательный пассаж, где Волшебник рассказывает о происхождении девяти крошечных поросят, с помощью которых он показывает свои цирковые фокусы:
«— Почему они такие маленькие? – спросила Дороти. – Я никогда не видела таких маленьких поросят.
— Они с острова Тини-Вини, – пояснил Волшебник, – где всё маленькое, потому что и сам остров невелик. Один моряк привез их в Лос-Анджелес и продал мне за девять билетов в цирк.
»

Естественно, упоминание моряка, острова и склАдного названия «Тини-Вини» сразу наводит на мысль о Волковском острове Куру-Кусу, откуда моряк Чарли привёз фигурку деревянного божка Тилли-Вилли, послужившего затем образцом при создании Железного великана.

Впрочем, гипотеза о заимствовании не столь однозначна. В оригинале фраза Волшебника звучит так: «They are from the Island of Teenty-Weent». То есть, вариант «Тини-Вини» появился с лёгкой руки переводчика уже в 1990-е годы, и Волков, разумеется, этого видеть не мог.

С другой стороны, согласно словарям, конструкция «teenty-weent» близка к целому ряду синонимичных словечек «teensy-weensy», «teentsy weentsy», и в том числе «teeny weeny». Насколько я понял, они представляют собой «детский» разговорный вариант слов «tiny» и «wee», а значение у всех у них одно: маленький, крошечный. И это довольно забавно смотрится на контрасте с гигантским ростом Волковского Великана Тилли-Вилли.

@темы: эсмерология, слова, мелочи из сказок, книги, имена, изумрудное

23:27 

17.01.2016 в 20:44
Пишет Волчица Юлия:

Шо, опять снова-здорово?
«Хроники Нарнии» перезапустят начиная с четвертой книги
Некоторые франшизы не хотят умирать. После трилогии «Хроники Нарнии», начатой в 2005 году фильмом «Лев, колдунья и волшебный шкаф», в 2013-м шли разговоры о запуске четвертой ленты с подзаголовком «Серебряное кресло». В итоге эта книга Клайва Льюиса положит начало новой серии фильмов.

В последний раз о «Хрониках Нарнии» было слышно в июне прошлого года, когда сценарист Дэвид Мэги написал в своем твиттере, что закончил работу над первым драфтом сценария «Серебряного кресла». Мэги трудился над адаптацией больше года, но похоже, что совершенно зря.

Продюсер Марк Гордон на этой неделе сообщил, что надеется в ближайшее время запустить в разработку новый фильм цикла «Хроники Нарнии». Он не будет продолжать уже имеющуюся трилогию, а перезапустит франшизу с новыми персонажами, начиная с экранизации «Серебряного кресла».

«Серебряное кресло» — четвертая книга в серии Льюиса. Действие ее развивается спустя несколько десятилетий после событий, показанных в фильме «Покоритель зари». Никто из семьи Пэвенси в Нарнию не возвращается, поскольку Питер, Сьюзен, Эдмунд и Люси стали слишком взрослыми. Главными героями являются Юстас Вред, появившийся в «Покорителе зари», и его одноклассница Джил Поул.

читать дальше
www.kinopoisk.ru/news/2705143/?utm_source=socia...

URL записи

15:47 

17.01.2016 в 15:20
Пишет Эллаирэ:

изображение
:-D

URL записи

02:51 

«Шелкопряд», Роберт Гэлбрейт

«Шелкопряд» — слабенький, я бы сказал, детективчик. Читается с интересом, но концовка меня разочаровала. Как и всегда у Роулинг, разгадка выстроена на таких мелких деталях и частностях, что кажется натянутой. Да и компания подозреваемых как-то меня не особо затронула — в общем, было почти всё равно, кто из всех этих литераторов окажется преступником.

Лишний раз также убеждаюсь, что тексты Роулинг неэстетичны))

Главгерои — Корморан Страйк и Робин — впечатление производят приятное, но чего-то в их дуэте не хватает. Не то чтобы даже романтической линии, это как раз было бы банально, а скорее какой-то определённости — ибо герои на протяжении всей книги так и остаются в подвешенном состоянии. Корморан — с незакрытым гештальтом в адрес своей экс-невесты Шарлотты, а Робин — разрывается между призванием сыщицы и враждебностью Мэтью, своего парня-эгоиста, который вроде бы и стервец, но не до конца. Вот так и вся книга — всё в ней как-то не до конца. Словно бы маятник качается, а до крайних позиций ни разу не доходит.

Орландо живо напомнила Луну Лавгуд.

Сам сюжет имеет переклички с давней книгой Кира Булычёва «Таких не убивают».

Вывод: Как создательница ГП — Джоан Роулинг безусловно выдающийся писатель современности, но её альтер-эго Роберт Гэлбрейт — довольно заурядный, проходной автор. Тем не менее, другие книги Гэлбрейта я, пожалуй, прочту.

@темы: книги, гарри поттер, впечатления, булычёв

17:03 

...

Третий день в голове не укладывается, что Алана Рикмана больше нет.
Казалось, он ещё столько успеет сыграть.
И даже, была надежда, что когда-нибудь Роулинг воплотит в жизнь свои туманные намёки насчёт восьмой книги о Гарри Поттере, и там, чем чёрт не шутит, окажется, что Снейп каким-то образом уцелел. А кому тогда его сыграть, как не Рикману?
Но теперь понятно, что этому не бывать.

@темы: книги, кино, гарри поттер

01:50 

16.01.2016 в 01:15
Пишет Волчица Юлия:

Прелесть! Новый кусочек "Головоломки" :)))
15.01.2016 в 19:47
Пишет Taho:

Первое свидание дочери глазами родителей


Добрая короткометражка о том, как быстро вырастают дети.

URL записи

:heart::heart::heart:

URL записи

14:53 

15.01.2016 в 05:07
Пишет Констанция Волынская:



14.01.2016 в 21:03
Пишет the only one in the world:

Представляешь, Лили, меня убили...

Я не люблю поминки, а на тризнах
Меня не ждут по тысяче причин.
Ты умерла, - и мне остался призрак
Патронуса, мерцающий в ночи.

Сияет лань. И нет такого волка,
Который победит ее. Старик
Сказал, что это будет очень долго.
Как в самых сильных
Из бессильных книг.

Но ни они, ни зелья не излечат,
Ни темные искусства, ни года.
Он спросит:
- До сих пор?
И я отвечу...
И я ему отвечу, как всегда.

Меня убил последний из великих,
Чья суть - непобедимая змея.

Мы персонажи идиотской книги:
Твой муж дурак, твой сын дурак. И я.

Но умирая, - почему-то верю,
Захлебываясь в памяти, крови -
Все будет хорошо.
По крайней мере,
Я верю: эта книга - о любви.

Сияет лань. И книга - о любви.

(с)Арчет



URL записи

URL записи

16:54 

14.01.2016 в 15:57
Пишет Волчица Юлия:

Не верю.
В возрасте 69 лет ушел из жизни Алан Рикман.

www.gazeta.ru/culture/news/2016/01/14/n_8119193...

:candle2: :candle2: :candle2:

<...>

URL записи

18:02 

13.01.2016 в 12:19
Пишет coriandr:



URL записи

11:09 

11.01.2016 в 08:54
Пишет Schlimazl:

Соционика напоминает мне шлюху. Наверное за это я ее так не люблю.
Сейчас объясню. Вот был у меня период сенсорики. Хоть кто-нибудь сказал мне тогда, что я не сенсорик? Нет. Все резко это подхватили, да еще и примеры стали приводить, где моя сенсорность проявляется. Позови официанта, тыжсенсорик, они тебя замечают. Выбери то-то и то-то, тыжсенсорик. И еще это прекрасное "Ну теперь то все стало понятно!"
Зато когда сенсорика спала, или я даже не вникаю, что стало происходить, но короче снова появились мысли, что я интуит ЭТИ ЖЕ САМЫЕ ЛЮДИ говорят мне "Тыжинфатил, откуда тебе знать?" каюсь, данный пример конкретный, но по сути из-за него сей пост
То есть забавно так. Мнение о тебе меняется с твоим социотипом, так, что ли?
У меня есть единственный человек, с которым я могу говорить о соционике и меня не будет начинать бомбить от этого.

URL записи

00:39 

10.01.2016 в 22:53
Пишет Canis Minoris:

10.01.2016 в 22:42
Пишет screaming fish:

Знаете, когда люди говорят, что сценаристы Звездных Войн бережно отнеслись к ОТ, я становлюсь грустной пандой.
Лея Органа была человеком и ебаным танкером, который на ногах переносил то, от чего любой другой словил бы Макконахи и печальку, она прямолинейно встречала опастность в лицо и шла с ней разбираться, она вообще никому не давала спуску и могла перемандеть хоть Хана Соло, хоть самого Дарт Вейдера, она тащилась к своей цели и тащила к ней других, и она пошла на дикую опасную аферу, отвлекшись от дел революции, чтобы спасти Хана.
Люк Скайукер имел иррациональную, достойную самого исуса христа, веру в то, что Дарт Вейдера можно было перевести на светлую сторону. Его не смущало то, что Вейдер - взрослый здоровый мужик, который очевидно сделал свой выбор и вполне в нем уверен, его не смущало то, что батя ему руку отрезал, его не смущало то, что Вейдер был пугалом всея голактеги, творившим жуткую хуету. И то, что он представлял реальную опастность для его друзей и самого Люка, его тоже не смущало.
Но стоило подобную хуету совершить разрываемому противоречиями подростку, на которого влиял какой-то ментальный пидор, как Люк вдруг внезапно забыл, что он священная исусья тряпка, заявил, мол, сами разбирайтесь с моим проебом, попавшим в плохую компанию племянником Беником и ментальным пидором, а я устал и поехал на море.
Да и Лея вдруг забыла, что она сраный прямолинейный и волевой танкер, и вместо того, чтобы пойти и опиздюлять сраному педофилу, который ее сыночке-корзиночке по ночам про этис атис аниматис нашептывает, внезапно превратилась из охуительного женского персонажа в какого-то сраного унылого npc, который только и знает, что людям квесты выдавать да сбагривать на на окружающих свою ответственность.

URL записи

URL записи

@темы: звёздные войны, чужое

16:21 

«Госпожа Бовари»

Всё-таки осилил я опус магнум Флобера)
Как ни странно, примерно с середины книги сюжет мало-помалу сделался интересным, и к концу уже было трудно оторваться. Но всё же, если бы первую половину романа сократить, скажем, вчетверо, это было бы только на пользу))

Финал оказался предсказуемым. Явственная мизантропия автора не оставляла возможности для позитивных вариантов, чувствовалось, что всё заранее предрешено. Правда, накал мизантропии к концу возрос, на мой взгляд, чересчур, повредив достоверности изложения. Местечковое окружение четы Бовари, все эти Гомэ, Лере, Леоны и прочие, на протяжении книги изображавшиеся просто как обыватели-мещане, в финале превратились поистине в циничных мерзавцев самого гнусного пошиба.

Странным мне показалось мнение критики, утверждающей, что в романе нет положительного героя. Как раз Шарль Бовари при всей своей интеллектуальной ограниченности мне показался человеком вполне достойным. Но, не знаю, возможно в эпоху Флобера мягкость и способность к всепрощению считалась постыдным качеством.

@темы: книги, впечатления

записки Чугунного Дровосека

главная